Бельгия'51: Пьер Левег

Афиша Гран При Бельгии 1951 года (фрагмент)
Гонка #10: 17 июня 1951 года. Гран При Бельгии. Спа-Франкоршам
Поул Хуан Мануэль Фанхио (Alfa Romeo 158) - 4.25 (192 км/ч)
Лучший круг Хуан Мануэль Фанхио (Alfa Romeo 158) - 4.22,1 (193,9 км/ч)
Победитель Джузеппе Фарина (Alfa Romeo 159) - 2:45.46,2 (184,0 км/ч)

После безоговорочного триумфа в дебютном чемпионате мира Формулы 1 команда Alfa Romeo вступила в сезон 1951 года в ранге главного фаворита. Она сохранила своих лидеров (правда, из «трех Фа» осталось два, ветеран Луиджи Фаджиоли завершил карьеру), а конструктор Джоаккино Коломбо доработал заднюю подвеску модели 158, также машина получила более мощный мотор.

Однако на трассах миланцы уже не были однозначно быстрейшими. Голодный до успехов Энцо Феррари делал всё, чтобы опередить недавних лидеров. Компания Коммендаторе, основанная несколькими годами ранее, уже крепко стояла на ногах, но для дальнейшей популяризации своей продукции итальянец отправлял гоночную команду на многочисленные внезачетные Гран При, где пилоты регулярно добивались побед. Правда, Alfa Romeo в таких гонках не выступали.

В 1950-м лучший из гонщиков Ferrari уступил времени поула Гран При Бельгии десять секунд. Годом позже отставание ощутимо сократилось – «альфетты» по-прежнему оставались впереди, но Луиджи Виллорези проиграл результату Фанхио заметно меньше – четыре секунды. Более того, на старте итальянец вырвался вперед и лидировал до середины первого круга.

Но время Скудерии ещё не пришло, потому спор за победу повели гонщики на Alfa Romeo – Джузеппе Фарина лидировал, Хуан-Мануэль Фанхио изо всех сил наседал на напарника. Эта дуэль продолжалась, к радости болельщиков, добрую половину дистанции. Затем пришла пора пит-стопов – и тут аргентинца ждал удар судьбы: от жары и нагрузки заднее левое колесо экспериментальной конструкции никак не удавалось снять со ступицы. Механики пробовали сделать это вдвоём, затем втроем, кто-то принес длинный металлический рычаг…

Хуан-Мануэль Фанхио наблюдает за борьбой механиков с заклинившим колесом на ГП Бельнгии 1951 года

Время шло, Фарина уносился вперед, а Фанхио, покинув на время кокпит, мог лишь наблюдать, как изношенную шину бесконечно долго снимают с обода, который накрепко "прикипел" к ступице, а на её место устанавливают новую. С мечтой о победе в Спа будущему чемпиону мира пришлось расстаться.

Лишившись главного соперника, Фарина легко выиграл гонку, несмотря на внеплановый пит-стоп незадолго до финиша (продолжавшийся, к слову, всего 39 секунд). Но рядом с ним на подиуме стояли два пилота Ferrari – Альберто Аскари и Луиджи Виллорези. Скудерии удалось ещё на шаг приблизиться к Alfa Romeo.

Интересно...
Бельгийский Гран При 1951 года собрал лишь 13 пилотов, что является одним из антирекордов Формулы 1. Кроме того, в этой гонке чемпионата разнообразие техники оказалось минимальным – в заявочном листе значились машины всего трёх марок!

Пьер Левег

Пьер Ойген Альфред Буллен, выступавший в гонках под псевдонимом Пьер Левег

Восьмым гонку в Спа закончил француз Пьер Буллен. Он был замечательным атлетом – отлично катался на коньках, играл в хоккей и теннис, умело управлял гоночными машинами. В соревнованиях Пьер выступал под псевдонимом Левег, имеющим очень интересную историю. Все началось ещё в конце XIX века, когда известный велогонщик Альфред Велге решил попробовать свои силы в мотоциклетных соревнованиях. Для этого он придумал себе псевдоним – переставив буквы фамилии, стал Левегом.

Альфред выступал за рулем мотоциклов и автомобилей несколько лет – но вскоре у него резко ухудшилось здоровье, и в 33-летнем возрасте спортсмен скоропостижно скончался. А через полтора года в семье его сестры появился на свет малыш, который и является героем этого повествования. Так что Левегом Пьер Буллен стал в память о дяде.

В середине 30-х француз пришел в автомобильный спорт и даже успел дважды стартовать в Ле-Мане, но самая известная часть его карьеры пришлась на первую послевоенную декаду. Несмотря на солидный возраст – Пьеру уже перевалило за 40 – он регулярно выходил на старт. Правда, выступал француз почти всегда на технике Talbot, потому в Формуле 1 никак не мог рассчитывать на хорошие результаты. Выше седьмой позиции на финише Левег не поднимался ни разу.

Пьер Левег на внезачётном Гран При По 1950 года

Другое дело – соревнования на выносливость. Там и позиции Talbot были куда сильнее, и возраст имел меньшее значение. В 1951 году француз закончил суточную гонку в Ле-Мане четвёртым – а в 52-м отважился на отчаянный эксперимент. Он решил, что проедет всю гонку в одиночку!

В теории этот вариант позволял сэкономить время, поскольку не требовалось менять гонщиков за рулем. Но на практике он требовал колоссального напряжения сил, поскольку энергетических напитков в то время еще не было. Поначалу казалось, что план может сработать – стрелки часов отмеряли по циферблату круг за кругом, а Левег упрямо гнал Talbot вперед. День сменился ночью, потом взошло солнце, соперники остались далеко позади – упрямый француз продолжал мчаться к финишу.

После 22-х часов непрерывного нахождения за рулем 46-летнему пилоту было всё сложнее сохранять концентрацию. Он «мазал» повороты, на длинных прямых кольца Сартэ машину мотало из стороны в сторону, а голова гонщика всё чаще падала на грудь. Вдобавок, ситуацию усугубляла жара.

Зрители с огромным интересом следили за тем, как смельчак борется со сном. Постоянно возникали споры, сможет ли Пьер сотворить маленькое чудо, в одиночку проехав знаменитый марафон. Увы, правы оказались те, кто говорил, что сон все же сморит пилота. На последнем часу гонки француз по ошибке включил перед поворотом не ту передачу, «перекрутил» мотор и вынужден был прекратить борьбу. После этого случая в Ле-Мане строго запретили подобные «сольные» выступления.

Но поступок Левега не остался незамеченным. В скором времени, когда компания Mercedes всерьез занялась гонками, опытного пилота пригласили войти в состав заводской команды. В 1955-м штутгартцы привезли в Ле-Ман модель 300SLR, построенную, как бы сейчас сказали, на одной платформе с машиной Ф1. С первых же тренировок автомобиль продемонстрировал невероятную скорость – на прямых он разгонялся почти до 300 км/ч.

Кольцо в Ле-Мане адаптировали для гонок ещё в 20-е, когда о таких цифрах никто и подумать не мог. Кроме того, в числе участников марафона были и такие, кто выступал на машинках с 700-кубовыми моторчиками – быстро стало ясно, что 300SLR потенциально является источником повышенной опасности. «Эта машина слишком быстра, нам нужно придумать какую-то систему сигнализации», – говорил напарникам и руководителям команды опытный Левег. Но его не услышали.

Гонка, как всегда, стартовала в четыре пополудни в субботу. Понаблюдать за ней в Ле-Ман съехались 250 тысяч человек – в зрительской зоне, расположенной вдоль стартовой прямой, яблоку было негде упасть. Отсюда было хорошо видно и проносящиеся в нескольких метрах машины, и расположенные с другой стороны дороги боксы – стенки пит-лейна в середине 50-х ещё не возводили.

На третьем часу гонки, заканчивая очередной круг, Майк Хоторн увидел, как механики подают ему знаки о том, что пора заехать на дозаправку. Британец резко нажал на тормоз и направил свой Jaguar к правому краю трассы. Следом на небольшом открытом купе Austin-Healey мчался Лэнс Маклин, для которого такой манёвр стал полной неожиданностью. Маклин, чтобы не врезаться в соперника, тоже сбросил скорость и вывернул руль влево.

Злому року было угодно, чтобы в эту самую секунду мимо на огромной скорости летел серебристый Mercedes Левега. У того уже не было времени среагировать – и «трёхсотый», подскочив на покатом задке Austin-Healey, как на трамплине, подлетел в воздух и рухнул на невысокое ограждение из тюков с соломой. Каким-то чудом машина зацепилась за них и вскоре замерла, объятая огнем.

Авария Пьера Левега в гонке "24 часа Ле-Мана" 1955 года

Скорость машины в момент столкновения оказалась столь велика, что её детали, включая тяжелый мотор и широкий плоский капот, по инерции продолжили движение и влетели прямо в толпу зрителей. Последствия оказались ужасающими. По официальной статистике катастрофа унесла жизни 83 человек, ещё около сотни получили ранения.

Власти Франции, вплоть до особого распоряжения, запретили проведение на территории страны любых автомобильных соревнований – и разрешили их вновь, лишь когда были серьезно пересмотрены нормы безопасности. В соседней Швейцарии гонки и вовсе попали под запрет на добрых полвека. Компания Mercedes сняла с марафона оставшиеся экипажи и на долгий период покинула мировой автоспорт.

Хуан-Мануэль Фанхио, защищавший в том Ле-Мане цвета штутгартцев, до конца своих дней повторял, что тоже мог пополнить трагический список. Когда произошла авария, машина аргентинца как раз приближалась к стартовой прямой. Но Маэстро успел заметить, что 49-летний Пьер Ойген Альфред Буллен, выступавший, как и его дядя, под псевдонимом Левег, уже понимая, что произошло, в последнюю секунду все же вскинул вверх руку. Фанхио нажал на тормоз как раз вовремя, чтобы разминуться с другими автомобилями, а его спаситель спустя считанные секунды погиб от сильнейшего удара о барьер…


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости