Мексика'66: Автодром имени братьев Родригес

Победитель Гран При Мексики 1966 года Джон Сёртиз опережает на трассе Джека Брэбэма и Дэнни Хьюма
Гонка #150: 23 октября 1966 года. Гран При Мексики. Мехико
Поул Джон Сёртиз (Cooper T81) - 1.53,18 (159,04 км/ч)
Лучший круг Ричи Гинтер (Honda RA273) - 1.53,75 (158,24 км/ч)
Победитель Джон Сёртиз (Cooper T81) - 2:06.35,34 (154,04 км/ч)

Полуторалитровые моторы мощностью немногим больше 200 сил с каждым годом выглядели на машинах Формулы 1 всё более странно. Обычные серийные автомобили – пусть и в «топовых» комплектациях – уже имели сравнимую мощность, потому Большим Призам явно нужна была смена регламента. В итоге решено было с 1966 года разом повысить рабочий объем двигателей вдвое – по доброй традиции, подготовиться к этому шагу вовремя не удалось почти никому, потому на трассах царило удивительное равенство – отличиться мог почти каждый, а ключевым фактором стала надёжность.

Чемпионат завершался в Мексике. Переполненные трибуны автодрома в Мехико отчаянно поддерживали своего земляка Педро Родригеса, для которого команда Lotus специально выставила третью машину. Гонщик стартовал восьмым, но уже к середине дистанции уверенно обосновался на третьей позиции. Увы, поломка трансмиссии оставила пилота за бортом гонки.

Лидировал к тому моменту Джон Сёртиз. Несколько месяцев назад он покинул Ferrari, устав от интриг внутри команды. Чемпиона мира 1964 года без промедления пригласил в свою команду Джон Купер, и не прогадал – британец поднимался на подиум всякий раз, когда доезжал до финиша. Правда, общая статистика выглядела неважно – одно второе место, одно третье и четыре схода.

Первый Круг Гран При Мексики 1966 года. Лидирует Ричи Гинтер, будущий победитель Сёртиз пока только пятый

В Мексике Джон завоевал поул, но стартовал неудачно. Вперед вырвался Ричи Гинтер на Honda, затем его опередил уже завоевавший титул Джек Брэбэм. Однако к шестому кругу Сёртиз восстановил статус-кво и обосновался на первой позиции. «Черный Джек» неотступно следовал за ним по пятам, но обогнать не мог – мотору Repco недоставало «лошадей». В таком порядке эта пара и добралась до финиша, опередив всех остальных на целый круг.

Ричи Гинтер, победивший в Мехико годом ранее, и в этот раз рассчитывал попробовать призового шампанского – но за два круга до финиша пропустил на третье место Brabham новозеландца Дэнни Хьюма.

Интересно...
Сезон 1966 года интересен тем, что по ходу девяти этапов побед смогли добиться пять разных пилотов, выступавших на машинах пяти марок и использовавшие моторы четырех производителей. При этом на счету двигателей BRM было две выигранных гонки, но Джеки Стюарт первенствовал в Монако на машине с 1,9-литровым V-образным мотором, тогда как Джим Кларк отличился в США используя невероятный H-образный 16-цилиндровый агрегат объёмом 3 литра.

Автодром имени братьев Родригес

Автодром имени братьев Родригес в Мехико

История гонок Формулы 1 в Мексике началась в начале 60-х. Как и положено по законам жанра, возведению гоночной трассы в парке Магдалена Мисхука на северо-восточной окраине столицы предшествовал громкий успех местного пилота. Годом ранее Рикардо Родригес, которому не было ещё и двадцати, за рулем Ferrari дебютировал в Формуле 1. Несмотря на юный возраст, мексиканец быстро добился успеха, финишировав четвёртым в Гран При Бельгии и выиграв популярную дорожную гонку Тарга Флорио.

Работа закипела – и уже к осени 1962 года в Мехико был построен автодром. Конфигурация 5-километрового кольца напоминала Монцу, разве что один из участков был сделан извилистым. Зато финальный поворот – профилированный 180-градусный вираж под названием Перальтада – очень походил на Параболику.

Участников Ф1, приехавших на октябрьский Гран При США, пригласили через несколько недель принять участие во внезачетной гонке в Мексике. Команды ответили согласием, так что многочисленные болельщики, заполнившие трибуны, смогли увидеть всех грандов Больших Призов – за исключением лишь Ferrari, которая находилась в сложной ситуации и пропускала выездные этапы. Впрочем, Рикардо Родригес, зная об этом, заранее договорился с Робом Уокером и был готов принять старт за рулем Lotus.

Увы, еще в квалификации мексиканец не справился с управлением малознакомой машиной, вылетел в Перальтаде и погиб при ударе об ограждение. На этом история взаимоотношений Формулы 1 с Мексикой могла бы и закончиться, но даже горечь утраты не помешала местным поклонникам спорта с интересом посмотреть гонку, в которой Джим Кларк, дисквалифицированный за постороннюю помощь на старте, прыгнул в машину своего напарника Тревора Тейлора и финишировал первым. Кроме того, у Родригеса остался старший брат Педро – который тоже занимался гонками.

Братья Рикардо и Педро Родригесы

Так что с 1963 года мексиканский этап получил прописку в календаре и традиционно завершал сезон. Таким образом, болельщики видели или развязку схватки за титул, или гонку, в которой ни у кого уже не было турнирных задач – такие, как известно, всегда получаются интересными.

В дебюте вновь отличился Джим Кларк, а в 1964-м гонка в Мехико стала триллером, сравнимым разве что с Гран При Бразилии 2007 и 2008 годов. Три пилота оспаривали титул, первенство не раз переходило из рук в руки, и в итоге, когда всем казалось, что Кларк второй раз подряд станет сильнейшим, на его машине в последний момент закончилось топливо. Победа досталась Дэну Герни, титул – Джону Сёртизу.

Еще год – и Мехико стал ареной дебютной победы марки Honda и шин Goodyear, первым финишировал Ричи Гинтер. Надо сказать, что гонка на автодроме имени Рикардо Родригеса (это имя было присвоено вскоре после гибели пилота) всякий раз собирала невероятную зрительскую аудиторию – по самым скромным подсчетам, за событиями на трассе следили до 200 тысяч человек. Разумеется, каждый год они рассчитывали увидеть успех своего земляка – особенно после того, как в 1967-м Педро Родригес открыл счет своим победам в Формуле 1.

Но в Мехико дела у него не клеились, лучшим результатом стало четвёртое место в 1968 году. Кстати, летом автодром, как и весь парк Магдалена Мисхука, принимал у себя летние Олимпийские игры. С момента его открытия минуло почти десять лет, и те проблемы, на которые прежде можно было закрыть глаза, все явственней напоминали о себе.

Первой из них стало неважное качество асфальта. Местные организаторы оправдывались тем, что город расположен на среднегорье, в зоне высокой сейсмической активности, потому, дескать, не стоит перекладывать покрытие - кочки появятся вновь. Вторым негативным моментом все называли безопасность. Полиция не слишком препятствовала зрителям, и те занимали места, совсем для того не предназначенные. Да и бродячие собаки на трассе появлялись с пугающей регулярностью. Одна из них, вдобавок, очень неудачно выскочила прямо под колеса Джеки Стюарту, известному борцу за безопасность гонок.

Так что после 1970-го FIA отказалась продлевать контракт с мексиканцами. А еще через два года в гонке спортивных машин разбился Педро Родригес, и автодром в его родном городе получил имя обоих братьев.

В начале 80-х в Мехико пару раз приезжали участники серии CART, и лишь в середине десятилетия нашлись люди, для которых возвращение Формулы 1 стало не просто мечтой, но целью. Еще в юном возрасте Хосе и Хулиан Абед приходили на трибуны Гран При, чтобы посмотреть на Кларка, Хилла, Хьюма и Икса. Повзрослев и став состоятельными бизнесменами, они решили дать Гран При Мексики новую жизнь.

Пилоты Williams Найджел Мэнселл и Риккардо Патрезе лидируют на старте Гран При Мексики 1992 года

Конфигурацию старой трассы почти не меняли, лишь сократив общую протяженность до 4,2 км, но комплекс боксов решено было построить заново. Формула 1 должна была вернуться в Мехико в октябре 1986-го. Как это часто бывает, работы несколько затянулись, и завершать их пришлось ударными темпами. Но Абеды успели – помимо прочего, важное внимание было уделено вопросам безопасности. Сдерживать особо горячих болельщиков должны были не только новые высокие сетки, но и полицейские с собаками.

Дебютная гонка закончилась неожиданной победой Герхарда Бергера – австриец и его команда Benetton перехитрили соперников, отказавшись от пит-стопов. Два следующих Гран При запомнились авариями на выходе из Перальтады – с хитрым поворотом не справились сначала Дерек Уорик, а затем Филипп Алльо. С 1989 года Гран При проходил весной, в паре с американским этапом в Финиксе и канадским – в Монреале.

Первым победителем «по новому стилю» стал Айртон Сенна на McLaren, вторым – Ален Прост на Ferrari. Также на стыке 80-х и 90-х в Мехико приезжали участники чемпионата мира спорткаров – и именно автодром имени Братьев Родригес принес первый успех на таком уровне юному Михаэлю Шумахеру.

С течением времени старые проблемы проявились вновь. Пресловутые кочки всё чаще подвергались критике со стороны пилотов. Именно неровностью асфальта Айртон Сенна объяснял свою квалификационную аварию в Гран При 1991 года, когда машина бразильца вылетела с трассы в Перальтаде и перевернулась. Вдобавок, огромный и задымлённый мегаполис почти полностью растерял былой шарм в глазах иностранцев. Потому, покинув Мехико после гонки 1992 года, выигранной Найджелом Мэнселлом, Формула 1 так пока и не вернулась.

Демонстрационные заезды Роберта Кубицы на BMW Sauber. Мехико, декабрь 2008 года

Трасса с тех пор принимала этапы серий CART и A1GP, не так давно соревнования первенства NASCAR здесь выиграл Хуан-Пабло Монтойя, не раз и не два возникали разговоры о том, что Гран При Мексики вновь вернется в парк Магдалена Мисхука – в 2006-м об этом заявил даже сам Берни Экклстоун. Но лишь сейчас, когда за дело взялся богатейший человек мира Карлос Слим, чей протеже Серхио Перес уже провел в Ф1 дебютный сезон, можно говорить, что дело точно сдвинулось с мёртвой точки.

Так что, не исключено, уже в ближайшие годы автодром, носящий имя двух знаменитых пилотов 60-х, примет у себя тех, кто полвека спустя посвятил жизнь служению скорости.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости