Бельгия'75: Ники Лауда - путь к вершине

Борьба Ники Лауды и Карлуса Пасе на старте Гран При Бельгии 1975 года
Гонка #256: 25 мая 1975 года. Гран При Бельгии. Зольдер
Поул Ники Лауда (Ferrari 312Т) - 1.25,43 (179,60 км/ч)
Лучший круг Клей Регаццони (Ferrari 312Т) - 1.26,76 (176,85 км/ч)
Победитель Ники Лауда (Ferrari 312Т) - 1:43.53,98 (172,29 км/ч)

К гонке 1975 года трасса в бельгийском Зольдере была модернизирована. Сразу на нескольких участках повороты сделали более крутыми, чтобы снизить среднюю скорость и повысить безопасность. Формула 1 постепенно отвыкала от регулярных трагедий, и нарушать такую тенденцию никому не хотелось. Попутно на всем кольце заменили асфальт. Новый состав, как выяснилось позже, обеспечивал куда более высокий уровень сцепления.

Однако пилоты узнали об этом не сразу. Почти всю пятницу и большую часть субботы шел дождь: участники чемпионата разгуливали под зонтами по пит-лейн, болтали друг с другом и с членами команд. Прогноз обещал улучшение погоды, и никому не хотелось без нужды мокнуть на трассе. Так что особенности нового асфальта проявили себя уже в гонке. И о том, что резина и тормоза подвержены повышенным нагрузкам, многие узнали уже тогда, когда предпринимать что-либо было поздно. В результате в воскресенье многим пришлось совершать незапланированные пит-стопы, теряя позиции, а отказ тормозной системы стал самой частой причиной сходов.

Ники Лауда, вдохновленный победой в Монако на предыдущем Гран При, в Зольдере стартовал первым, но почти сразу пропустил вперед Карлуса Пасе. Однако главным героем первых кругов стал не австриец из Ferrari и даже не бразилец из Brabham – к немалому удивлению болельщиков, обоих лидеров смог последовательно обогнать Витторио Брамбилла по прозвищу Горилла из Монцы.

Он выступал в Ф1 всего второй сезон, однако уже успел заслужить репутацию быстрого, но излишне рискового пилота, не пользующегося, к тому же, особым расположением Фортуны. Но на этот раз итальянец был действительно хорош – за рулем апельсинового March он чисто и эффектно провел два обгона и вышел в лидеры. Лауда, таким образом, оказался уже третьим.

Разумеется, такая ситуация Ники решительно не устраивала – да и новая машина 312Т, сконструированная Мауро Форгьери, явно была способна на большее. Потому лидер Скудерии быстро разобрался с Карлусом Пасе и бросился в погоню за Брамбиллой. Тот несколько кругов героически оборонялся, но все же Лауда улучил момент и пошел в атаку на стартовой прямой. В другой ситуации, быть может, Витторио бы чуть дернул руль в сторону, чтобы проверить крепость нервов соперника – но на этот раз авария никак не входила в его планы, и итальянец уступил.

После этого лидер гонки не менялся до самого финиша. Победа в Бельгии, помимо прочего, позволила Ники Лауде возглавить и общий зачет чемпионата, опередив действующего обладателя титула Эмерсона Фиттипальди. С приходом амбициозного пилота и появлением на командном мостике Скудерии молодого Луки ди Монтедземоло Ferrari снова стала в Формуле 1 грозной силой.

Ники Лауда, Витторио Брамбилла и Джоди Шектер на трассе Гран При Бельгии 1975 года

А вот недавним соперникам Ники не повезло. Брамбилла еще долго удерживался в первой тройке, но тормоза работали все хуже. Пилот посетил боксы, но исправить что-то было едва ли возможно, потому Горилле из Монцы пришлось прекратить борьбу досрочно. Не повезло и Карлусу Пасе – его Brabham лишился третьей передачи, и гонщик постепенно опускался все ниже, и в итоге ему так и не удалось заработать зачетных очков.

Зато отличился Джоди Шектер из Tyrrell. Стартовав девятым, он довольно быстро пробился на второе место и смог удержать его до самого финиша. Также призовое шампанское досталось представителю Brabham Карлосу Рейтеману.

Интересно...
Для команды Tyrrell бельгийская гонка стала одной из самых успешных в сезоне. Джоди Шектер и Патрик Депайе стартовали 9-м и 12-м, но к финишу занимали вторую и четвертую позицию. Выступить еще лучше им удалось только в Южной Африке, где оба поднялись на подиум. Однако по итогам сезона команда Кена Тиррела оказалась только пятой. Всего за два года британцы утратили позиции безоговорочных фаворитов Ф1 – и так больше никогда и не смогли вернуться на вершину...

Ники Лауда - путь к вершине

Молодой Ники Лауда

Путь, который проделал Ники Лауда, чтобы стать пилотом Ferrari в Формуле 1, заслуживает особого внимания в силу нескольких причин. Прежде всего, продвижение молодого австрийца по карьерной лестнице интересно тем, что он, в отличие от других пилотов той поры, был действительно готов на все, чтобы добиться своей цели – а еще Ники поначалу делал основной упор не на результаты, а на деньги, и совершенно не стеснялся этого.

Путь Лауды нельзя назвать походом против системы, скорее – нахождением в ней слабых мест и использование их. Гонки всегда были занятием состоятельных людей. Еще в 50-е популярной была присказка «если хочешь выйти на старт, купи себе машину». Лишь действительно лучшие могли претендовать на вознаграждение, в большинстве же случаев пилоту приходилось подкреплять контракт звоном монет. Разумеется, полвека назад отношение к этому вопросу было несколько иным, а суммы, которыми сейчас оперируют спонсоры Пастора Мальдонадо или Серхио Переса, позволили бы, пожалуй, купить всю Формулу 1 целиком. Но главные принципы были теми же.

Лауда, родившись в состоятельной венской семье, в юные годы не знал нужды. Его дед сделал состояние на производстве бумаги – семья жила в собственном поместье, Ники получил отличное воспитание и образование. При этом он вовсе не интересовался гонками – не ездил на Гран При и не вешал, как многие мальчишки, портреты кумиров над изголовьем кровати.

А вот автомобили занимали его всегда. Покататься по парковке у дома на отцовском седане – да кто же мог запретить такое 12-летнему мальчишке. А вот спустя семь лет, когда Лауда стартовал на Mini в местных любительских соревнованиях по подъему на холм (и занял второе место, к слову), реакция родителей была решительной – немедленно завязать с этим занятием.

Молодой человек оказался перед непростым выбором – продолжать приобщаться к миру скорости или же бросить увлечение, но не иметь проблем с деньгами. Он предпочел первое – и с тех пор получал раз в неделю очень скромную сумму, а все остальное вынужден был зарабатывать сам. Пока дело касалось доступных Формулы Vee и Формулы 3, Лауда не испытывал особых проблем. С гоночным караваном он разъезжал по всей Европе, от души наслаждаясь происходящим в компании таких же сорвиголов на трассах и за их пределами.

Лауда (№14) в гонке Формулы 2, 1971 год

Но в какой-то момент молодой человек серьезно задумался о том, что же ждет его дальше. И понял, что хочет связать с гонками всю свою дальнейшую жизнь и добиться на этом поприще успеха – чего бы это не стоило. А цена вопроса, меж тем, была довольно высокой. На выступления в Формуле 2 средств у него не было. Но острый ум не раз помогал Ники прежде – выручил он его и теперь. Пусть семья не поддерживает его увлечение, но ведь он представитель состоятельной и уважаемой фамилии. Кто откажет такому в банковском кредите?

Никто не отказал – и Ники собрал вполне солидную сумму. В качестве залога, правда, пришлось отдать едва ли не единственную ценность – собственный полис страхования жизни. «Да, я заложил самого себя», – много позже с улыбкой рассказывал австриец журналистам. Деньги Лауда решил отнести в March. Программа на 1971 год предусматривала старты в европейской Формуле 2 и один этап Ф1 – разумеется, Гран При Австрии.

Результаты первого сезона оказались довольно скромными – несколько финишей в первой шестёрке и десятое место по итогам сезона Ф2 и быстрый сход из-за поломки рулевого управления на Остеррайхринге. А затем – новые хождения по банкам и общая сумма долга, сопоставимая с бюджетом некоторых африканских стран. Но в March согласились продлить контракт, причем на этот раз с полноценными выступлениями в обоих классах.

В 1972-м дела пошли уже лучше – в том плане, что Ники регулярно опережал на трассах Ф1 своего напарника Ронни Петерсона. Но March 721 был просто безнадежен. Как гонщик ни старался, подняться выше седьмого места на финише ему так ни разу и не удалось. Хорошо хоть в Формуле 2 он смог восстановить пошатнувшееся реноме удачными выступлениями и пятым итоговым местом. Параллельно Лауда соглашался выступать в любых соревнованиях, лишь бы ему платили за это.

Дебют Ники Лауды в Формуле 1 на Гран При Австрии 1971 года. Фото из архива Бернара Кея

Но финансовое состояние дел было плачевным. В банках на него уже посматривали косо, представители March и слышать ничего не хотели. Гонщик начал всерьез задумываться о самоубийстве…

Но все же, несгибаемая сила воли помогла и на этот раз. Многодневные обивания порогов, сложные переговоры, уговоры и посулы позволили ему получить еще несколько займов – и договориться с хозяином BRM лордом Стенли. Договор продлевался после каждой гонки по факту оплаты. Это не способствовало спокойной работе, но другого варианта у Лауды не было.

Ему повезло – BRM P160 был хоть и немного устаревшей, но вполне боеспособной машиной. А опытный напарник Клей Регаццони проникся уважением к новичку и старался помогать ему. На пятом Гран При сезона Ники заработал свои первые очки, а на шестом, в Монако, он стартовал шестым и смог пробиться на третье место, когда сломалась коробка передач.

Стенли с каждым разом просил все меньше, а вскоре согласился, чтобы Лауда выступал за него и вовсе бесплатно. А потом – неужели это случилось? – предложил пилоту зарплату. Правда, с одним условием – нужно было подписать трёхлетний контракт. Ники, который за последние несколько месяцев поставил свою подпись под сотнями документов, чиркнул, не глядя в текст. Он знал, что если получит стоящее предложение, его не сможет остановить ни Стенли, ни вообще кто-нибудь.

Лауда продолжал активно проводить гонки, и хотя очков больше не заработал, его заметили многие. В том числе – после подсказки Регаццони – и новый руководитель Ferrari Лука ди Монтедземоло. Именно по его настоянию 26-летнего пилота пригласили на смотрины в Маранелло. Проехав в присутствии самого Коммендаторе несколько кругов на Ferrari 312В, Ники выбрался из кокпита. Энцо поинтересовался его мнением о машине и услышал в ответ откровенное «Кусок ….».

К пилоту тут же подскочил конструктор Мауро Форгьери: «Что вы, что вы, разве можно так говорить господину Феррари?!». В Скудерии и впрямь царили особые порядки, а виновниками неудач, как правило, объявляли пилотов. Однако в этот раз Энцо нашел критику конструктивной. «Ну что же, если машина и впрямь так плоха, сделайте её быстрее. Встретимся здесь же через неделю – время круга должно быть на секунду лучше», – промолвил он.

Энцо Феррари, Ники Лауда и Лука ди Монтедземоло. Конец 1973 года

Лауда и Форгьери засели за работу и смогли выполнить требование Коммендаторе. В скором времени Ники стал пилотом знаменитой команды – и все его неприятности тут же остались в прошлом. Энцо полностью выплатил долговые обязательства австрийца, поскольку знал, что получит взамен. И действительно – дебютную гонку за Ferrari Ники закончил вторым, в четвертой одержал победу, а по итогам второго сезона уверенно завоевал звание чемпиона мира и принес Скудерии Кубок конструкторов. Но это – уже совсем другая история.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости