Бельгия'94: Simtek

Старт Гран При Бельгии 1994 года
Гонка #559: 28 августа 1994 года. Гран При Бельгии
Поул Рубенс Баррикелло (Jordan 194) - 2.21,163 (178,542 км/ч)
Лучший круг Деймон Хилл (Williams FW16B) - 1.57,117 (215,200 км/ч)
Победитель Деймон Хилл (Williams FW16B) - 1:28.47,170 (208,170 км/ч)

1994 год должен был пройти в Формуле 1 под знаком дуэли Михаэля Шумахера и Айртона Сенны. Кто знает, кому бы досталась в итоге победа, но болельщики наверняка бы получили от соперничества двух классных гонщиков огромное удовольствие. Увы, бразилец разбился уже на третьем этапе, а немца, который был намного быстрее всех остальных, руководители Формулы 1 сдерживали всеми возможными способами, чтобы любой ценой возродить спортивную интригу.

За пустяковый проступок немца из Benetton лишили второго места в Сильверстоуне, позже дисквалифицировали ещё на два этапа. Неудивительно, что на свою любимую трассу в Спа Михаэль приехал не с самыми приятными мыслями. Но стоило ему только сесть за руль – и соперники вновь остались позади. Правда, планы гонщика едва не нарушила погода. В пятницу и субботу лил дождь, и Шумахер, как и большинство остальных пилотов, порой ошибался в быстрых поворотах бельгийской трассы.

Солнце появилось лишь под конец квалификации – и улыбнулось тем, кто рискнул выехать на сликах. Немецкий пилот Benetton тоже поступил так – и его результат оказался лучшим. Однако трасса продолжала подсыхать, и время Михаэля перекрыл Рубенс Баррикелло. Молодой бразилец выступал за команду Эдди Джордана и был невероятно рад своему первому – пусть и локальному – успеху.

Однако в воскресенье от дождя не осталось и следа, потому Рубенс объективно не имел шансов вмешаться в спор за победу, хотя попортить нервы лидерам вполне мог. Он даже выиграл старт, но уже к исходу третьего круга откатился на пятое место. В Jordan избрали для своего пилота тактическую схему с одним пит-стопом, тогда как большинство соперников планировали останавливаться дважды. Это позволило Баррикелло на какое-то время вернуться на второе место, но изношенные шины подвели – и сине-красная машина, пропылив по гравию, уткнулась носовым обтекателем в забор.

Шумахер к тому времени далеко оторвался от преследователей, оба пилота Ferrari сошли из-за поломок моторов, хотя Жан Алези был поначалу вторым, а вот Деймон Хилл – тот самый пилот, кто должен был стать главным соперником Михаэля в чемпионате – внезапно обнаружил, что после первого пит-стопа оказался позади собственного напарника по Williams, дебютанта Дэвида Култхарда.

Победитель Гран При Бельгии 1994 года Деймон Хилл преодолевает "эску" на месте поворота Красная вода

И шотландец, для которого Гран При Бельгии был всего лишь шестой гонкой Ф1 в жизни, вовсе не собирался никого пропускать. Ситуация не изменилась и после второго визита обоих пилотов в боксы. Дэвид оборонялся уверенно – собственная репутация была для него важнее турнирных интересов напарника по команде. Финиш был все ближе, и в команде Williams нарастала нервозность.

В итоге всего за восемь кругов до клетчатого флага Култхарду сообщили по радио, что на его машине ослабло крепление заднего крыла. Гонщик свернул на пит-лейн, механики осмотрели Williams – и без долгой паузы выпустили обратно на трассу. Теперь шотландец занимал лишь шестое место, Хиллу же досталось второе. Правда, догнать лидера Деймону не удавалось при всем желании.

Так гонка и закончилась – Шумахер поднялся на вершину подиума, призовые кубки также достались Хиллу и Мике Хаккинену из McLaren. Однако спустя несколько часов выяснилось, что введенная в том сезоне специальная контрольная доска, которая крепилась под днищем машины во избежание уменьшения дорожного просвета меньше допустимого правилами, на Benetton немца изношена больше, чем на дозволенный регламентом 1 мм.

Аргументы команды о том, что доска была повреждена, когда на 19-м круге Михаэль слишком глубоко заехал на поребрик в повороте Pouhon, из-за чего даже совершил разворот на 360 градусов, приняты не были. Лидера сезона лишили 10 очков, объявив победителем бельгийской гонки Хилла. Интрига в чемпионате ощутимо возросла.

Интересно...
После череды неприятных аварий с тяжёлыми последствиями организаторы чемпионата всеми силами стремились не допустить новых трагедий. Поэтому сразу на нескольких трассах были оперативно проведены работы по "нейтрализации" самых опасных участков. В частности, в Спа изменили конфигурацию знаменитой связки Красная Вода, где соорудили нелепую "эску" из старых шин, лишив пилотов возможности преодолевать её на полном ходу.

Simtek

Дэвид Брэбэм за рулем Simtek на предсезонных тестах 1994 года

Ник Уирт, закончив университет, оставался без работы всего один день – а уже на второй был принят инженером по аэродинамике в команду March. Сложно сказать, что стало главным фактором – несомненное дарование молодого инженера или его дружба с сыном одного из основателей компании Робина Хёрда. Так или иначе, Уирт помогал Эдриану Ньюи создавать модель 881 для Формулы 1, а уже через год его готовы были взять главным конструктором в Ligier.

Но молодой специалист избрал иной путь. Заручившись поддержкой другого совладельца March, Макса Мосли, Ник основал собственную компанию Simtek. Её первым офисом стала одна из комнат в доме Уирта, но уже скоро предприятие заработало на широкую ногу: была построена база в Бэнбери с собственной аэродинамической трубой, а клиентами стали многочисленные команды самых разных гоночных серий. Продувки, компьютерное моделирование и другие дизайнерские вопросы – качественно и за разумные деньги – быстро стали визитной карточкой Simtek.

Именно Ник проектировал машину для заводской команды BMW в 1990 году, пока баварцы не передумали приходить в Ф1, он же выполнял заказы FIA и французского правительства.

В 1992-м Мосли, прежде исправно направлявший компаньону многочисленных клиентов, стал президентом Международной автофедерации и продал Нику свою долю акций Simtek. А еще через год молодой инженер решил, что уже готов спроектировать технику Ф1 не для кого-нибудь, а для себя самого. Так был дан старт новому проекту, призванному покорить вершину Больших Призов.

Отец и сын Брэбэмы с Ником Уиртом на презентации Simtek

Репутация Уирта помогла ему привлечь в соратники трехкратного чемпиона Ф1 Джека Брэбэма, чей сын Дэвид стал первым пилотом команды. На второе место претендовали Жиль де Ферран и Андреа де Чезарис, но в итоге наиболее выгодные условия предложил австриец Роланд Ратценбергер. Титульным партнером стал телеканал MTV, а поставщиком двигателей – Ford Cosworth. Команда была уникальна тем, что босс оказался моложе обоих гонщиков, а её персонал составлял 35 человек – абсолютный минимум по всему паддоку.

Самое же главное – тяжелая машина с устаревшей механической коробкой передач и не самым мощным мотором получилась невероятно медленной. С первых же гонок 1994 года стало ясно, что едва ли не единственным соперником Simtek можно считать других дебютантов Ф1 из команды Pacific. В этом споре детище Уирта уверенно побеждало, но все остальные, даже аутсайдеры из Larrousse и Minardi, были впереди.

В двух первых гонках пилоты по разу финишировали на самой последней позиции, а на субботней квалификации в Имоле на машине Ратценбергера, который разогнался до 306 км/ч, стало рассыпаться переднее крыло. Австриец, не в силах изменить направление движения из-за упавшей прижимной силы, вылетел с трассы, врезался в ограждение и погиб. Заменивший его Андреа Монтермини спустя месяц попал в похожую аварию в Барселоне, сломав ноги...

По ходу дебютного чемпионата команде досаждали поломки, в кокпите меняли друг друга пилоты с бюджетом, но результаты при этом, надо признать, понемногу росли. В Спа Брэбэм завоевал лучшую в сезоне стартовую позицию, показав 21-е время, а во Франции Жан-Марк Гунон финишировал девятым.

Первый сезон показал, что реализовать смелый проект молодому инженеру оказалось куда сложнее, чем продувать модели чужих машин в аэродинамической трубе. Но Уирт и не думал отступать. Место Брэбэма, которому предложили выгодный контракт в британском Туринге, занял молодой и быстрый Йос Ферстаппен. Его напарником стал состоятельный Доменико Скиатарелла, а новое шасси S951 обещало стать шагом вперед во всех отношениях.

Доменико Скиатарелла за рулем Simtek 951

Увы, решающим фактором стали деньги. В MTV, видя полное отсутствие результатов, значительно урезали спонсорскую поддержку Simtek. Тем не менее, команда не сдавалась. Её лучшей гонкой на старте сезона 1995 года стал, без сомнений, Гран При Аргентины. Стартовав с 14-й (!) позиции, Ферстаппен пробился к моменту первого пит-стопа на шестое место. В какой-то момент голландец даже боролся на трассе с Ferrari Герхарда Бергера. И хотя поломка коробки передач не позволила сотворить маленькое чудо, Скиатарелла финишировал в Буэнос-Айресе девятым, подтвердив неплохой потенциал команды.

Однако ворох долгов продолжал расти. Пилот-японец Хидеки Нода готов был заплатить, чтобы занять место в кокпите, но из-за землетрясения в Кобе его спонсоры вынуждены были отказаться от первоначальных планов. Команда приехала в Монако, но у неё просто не хватило запчастей, чтобы отремонтировать обе машины, поврежденные в авариях по ходу тренировок. Ни один из гонщиков не вышел на старт, а оплачивать поездку на следующий этап в Канаду было уже нечем...

Если исходить из той формы, которую Йос Ферстаппен успел продемонстрировать в первых гонках, ему было вполне под силу заработать для Simtek несколько очков в дальнейшем по ходу сезона. Но такой возможности у пилота и команды уже не было. Ник Уирт свернул собственный проект, хотя, как оказалось, вовсе не отказался от планов покорить Формулу 1. Еще одну попытку он предпринял полтора десятилетия спустя. Она называлась Virgin Racing – но это совершенно другая история…


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости