Италия'69: Жан-Люк Лагардер

Победитель Гран При Италии 1969 года Джеки Стюарт

Италия'69: Жан-Люк Лагардер

Гонка #181: 7 сентября 1969 года. Гран При Италии. Монца
ПоулЙохен Риндт (Lotus 49B) - 1.25,48 (242,16 км/ч)
Лучший круг Жан-Пьер Бельтуаз (Matra MS80) - 1.25,2 (243,0 км/ч)
Победитель Джеки Стюарт (Matra MS80) - 1:39.11,26 (236,52 км/ч)

Когда в середине 60-х французы решили покорить Формулу 1, то подошли к решению этой задачи весьма серьезно. За дело взялись несколько крупных национальных компаний, в первую очередь - аэрокосмическая фирма Matra и нефтяной концерн Elf. Более миллиона долларов выделило государство. Цели были весьма амбициозны - в 1967 году выиграть Формулу 3, в 1968-м - Формулу 2, а годом позже стать чемпионами в Формуле 1.

Две первые задачи точно в срок выполнил Жан-Пьер Бельтуаз, но вдохновители проекта понимали, что в Пятой республике просто нет команды, способной обслуживать машины в гонках Формулы 1. Создавать новую - значит тратить время и деньги, поэтому французы предложили выступить в роли гоночного директора Кену Тиррелу. Британец уже добился определенных успехов, но лишь на национальном уровне. Поначалу он счел предложение неинтересным и отказался, но после непродолжительных раздумий изменил точку зрения. В свою очередь, Кен уговорил присоединиться к команде своего земляка, пилота Джеки Стюарта, которого сам когда-то отыскал в шотландских клубных гонках.

Так родился один из самых уникальных гоночных проектов - Matra International/Tyrrell Racing. После трех побед в дебютном сезоне 1968 года все были настроены решительно. Новая модель MS80 оказалась очень удачной - она изначально создавалась с прицелом на аэродинамическую эффективность, и когда в начале сезона были запрещены антикрылья на высоких стойках - угнаться за Стюартом соперники просто не могли.

Джеки имел возможность завоевать титул чемпиона мира уже в Монце, за три гонки до конца сезона. В ту пору лишенная "эсок" итальянская трасса диктовала совершенно особенную тактику ведения борьбы. Сравнить её можно, пожалуй, с гонками серии NASCAR. От пилотов требовалось всю дистанцию продержаться в группе лидеров, постоянно меняясь позициями в слип-стриме, а на заключительном круге переиграть конкурентов в "Параболике" и финишном рывке.

Стюарт и Тиррел показали себя первоклассными мастерами ещё до старта. Во-первых, антикрылья решено было развернуть на довольно большой угол атаки, а во-вторых, особым образом были подобраны передаточные отношения в коробке. Джеки легко удерживался впереди: компанию ему составляли и другие пилоты. К финишу претендентов на победу осталось четверо.

Перед финальным виражом вперед проскочил еще один пилот Matra Жан-Пьер Бельтуаз. Но он избрал настройки с малой прижимной силой - потому в решающий момент машину француза чуть занесло. Вперед - колесо в колесо - вышли Стюарт и перешедший из Brabham в Lotus Йохен Риндт. Зрители замерли, затаив дыхание. Счет шел на сантиметры.

Когда впереди замаячила линия финиша, Риндту потребовалось переключиться с четвертой передачи на пятую. Стюарту же хватило четвертой до конца дистанции - и это сэкономленное мгновение позволило шотландцу выиграть гонку, а с ней и титул чемпиона мира. Смелый план Matra воплотился в жизнь.

Риндт в итоге финишировал вторым, уступив лучшему результату 0,08 секунды и столько же выиграв у Бельтуаза.

Интересно...
В Ferrari практически все было готово к дебюту модели 312B с оппозитным мотором, на который возлагали большие надежды. Но накануне этапа в Монце новинка была разбита в аварии на испытательной трассе. Поэтому на домашний Гран При Скудерия выставила всего одну машину прежней версии 312 с V-образным двигателем. Поначалу на ней выступал молодой тест-пилот Тино Брамбилла, и лишь в субботу его сменил мексиканец Педро Родригес, который в итоге финишировал шестым с отставанием в два круга.

Жан-Люк Лагардер

Жан-Люк Лагардер празднует успехи Marta с сотрудниками компании. В первом ряду можно увидеть будущего пилота Ф1 Жана-Пьера Жабуя

По словам современников, Жан-Люк Лагардер мог стать вторым Энцо Феррари. Он испытывал такую же страсть к быстрым автомобилям и был весьма толковым организатором. Разница лишь в том, что француз появился на свет спустя 30 лет после великого Коммендаторе. Его отец занимал высокий пост в Национальной авиационной организации, потому юноша получил хорошее образование и обзавелся полезными знакомствами.

На стыке 50-х и 60-х Лагардер стал исполнительным директором аэрокосмической компании Matra. Работы над реактивными двигателями и тому подобными вещами, казалось, не имели ничего общего с автогонками, но в один прекрасный день Жан-Люк решил помочь своему другу - тот владел небольшой фирмой по изготовлению машин, дела которой были совсем плохи.

Так Matra стала автопроизводителем. Примерно в это же время французские власти всерьез вознамерились потеснить вечных соперников - британцев - на гоночном Олимпе, и главной силой решено было сделать именно компанию Лагардера. Тот страстно загорелся новой идеей и самолично возглавил программу. К делу подошли максимально серьезно: машины и моторы к ним стали разрабатывать своими силами, а главными целями обозначили победы в Формуле 1 и "24 часах Ле-Мана".

Забегая вперед, стоит сказать, что спортивные успехи, которых в итоге удалось достичь, стали даже не самым главным результатом программы. Куда важнее, что молодые французы обратили внимание на гонки - именно в середине 60-х были созданы предпосылки для появления блистательной плеяды пилотов: в конце 70-х - начале 80-х едва ли не треть гонщиков Ф1 представляла Пятую республику, а главным героем стал, конечно, Ален Прост.

Пока же Marta планомерно двигалась к успеху. Жан-Люк начал с малого - национальной Формулы 3. В конце 1965-го на торжественном вечере по поводу завершения сезона известный журналист Жабби Кромбак познакомил Лагардера с долговязым британцем Кеном Тиррелом. Встреча стала знаковой.

Тиррел знал о гонках столько же, сколько глава Matra о бизнесе. Каждый занимался своим делом, и победы приходили одна за одной. Слабым местом французской программы были моторы - тяжелые и не очень надёжные V12. Кен убедил компаньонов, что для начала стоит обратить внимание на Cosworth DFV, чтобы не тратить попусту время.

На дождливом Гран При Голландии 1968 года Джеки Стюарт принёс Matra дебютную победы в Ф1

Так англо-французский союз стал непобедимым - и в 1969 году Джеки Стюарт принес Matra чемпионский титул. Увы, на Лагардера надавили из Парижа - и команде пришлось в следующем сезоне перейти на собственные моторы. Тиррелл предпочел уйти, и хотя пилоты Matra по-прежнему были постоянными гостями на подиуме, о победах им пришлось забыть.

Зато в Ле-Мане дела шли куда успешнее. Трижды подряд - с 1972 по 1974 год - Жан-Люк радовался победам своих пилотов. После этого было решено, что программа достигла цели, её финансирование понемногу стало ослабевать. Команду Формулы 1 ещё в 1973-м передали экс-пилоту Ги Лижье - его имя она носила еще два с лишним десятилетия, показывая неплохие результаты.

Ну а Лагардер переключился на новые виды деятельности. Он стал медиа-магнатом, скупив несколько популярных газет и радиостанций, активно участвовал в создании и работе Европейского аэрокосмического агентства, был одним из руководителей национальной федерации скачек - лошади, как и машины, всегда нравились французу.

Жан-Люк ушел из жизни в 2003 году. Он не стал вторым Энцо Феррари - возможно, именно поэтому вслед за подъемом наступил спад. Сейчас во Франции нет своего Гран При, а в Формуле 1 представителей этой страны не видно уже несколько лет...

Проект F1News.Ru. Текст: Александр Кабановский


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости