Бельгия'79: Вилли Каузен

Победитель Гран При Бельгии 1979 года Джоди Шектер

Бельгия'79: Вилли Каузен

Гонка #319: 13 мая 1979 года. Гран При Бельгии. Зольдер
Поул

Жак Лаффит (Ligier JS11) - 1.21,13 (189,12 км/ч)

Лучший круг Жиль Вильнёв (Ferrari 312T4) - 1.23,09 (184,66 км/ч)
Победитель Джоди Шектер (Ferrari 312T4) - 1:39.59,53 (179,02 км/ч)

Выиграв в 1978 году оба титула, благодаря использованию граунд-эффекта, уже в следующем сезоне команда Lotus откатилась в число середняков. "Погоню за воздухом" начали все конструкторы Формулы 1 - у кого-то получалось лучше, у кого-то хуже, и расстановка сил серьёзно измененилась.

Лучше всех показали себя опытный Мауро Форгьери из Ferrari и представители нового поколения - Жерар Дюкаруж из Ligier и Патрик Хед из Williams. Именно пилоты этих команд в итоге и поделили между собой все победы 1979-го, кроме одной. Оставшаяся досталась Жану-Пьеру Жабую из Renault - большего французам добиться не удалось из-за постоянных поломок турбомоторов, хотя поулов они завоевали немало.

В бельгийском Зольдере, впрочем, первая стартовая линия осталась за Ligier. Небольшая команда, ещё недавно привозившая на Гран При всего одну машину, сделала большой шаг вперед. И хотя порой подопечным Ги Лижье недоставало опыта, а штат механиков и инженеров был гораздо более скромным, чем у грандов, гонщики Жак Лаффит и Патрик Депайе были готовы побороться за победу.

Однако главными факторами на этот раз стали не скорость и стартовая позиция, а надежность техники, удача и шины. Поначалу первую позицию оспаривали Лаффит, Депайе и Алан Джонс из Williams. Они не раз обгоняли друг друга во главе гонки, но в итоге сильнейшим стал вовсе не пилот из этой тройки.

Джонс сошел из-за поломки в электросистеме, Депайе поскользнулся на масле от взорвавшегося мотора одного из соперников, а Лаффит на последних кругах ничего не смог противопоставить Ferrari Джоди Шектера. Машина южноафриканца была обута в резину Michelin, которая под конец дистанции выглядела куда лучше, чем Goodyear на Ligier француза. Жак-Анри упирался изо всех сил, но в итоге финишировал только вторым. Третья позиция досталась Дидье Пирони из Tyrrell.

Интересно...
Вообще говоря, на нижнюю ступень подиума в Зольдере должен был подняться Жиль Вильнев. Новый кумир болельщиков Ferrari ещё в дебюте гонки не поделил дорогу с Williams Клея Регаццони и вынужден был отправиться в боксы за новым передним обтекателем. После этого канадец атаковал изо всех сил и незадолго до финиша пробился на третье место. Но когда до финиша оставалось всего несколько километров, бак алой машины предательски опустел...

Вилли Каузен

Вилли Каузен инструктирует пилота Джанфранко Бранкателли

Самым медленным в квалификации Гран При Бельгии стал итальянец Джанфранко Бранкателли. Он выступал за команду немца Вилли Каузена на машине Kauhsen WK и проиграл результату поула 13 секунд, а ближайшему сопернику - шесть с лишним.

В начале 70-х Вилиберт Каузен из Аахена считался одним из лидеров европейского автоспорта. В его активе были титулы чемпиона континентального Туринга, второе место в Ле-Мане и победа в уникальной 84-часовой гонке на Нюрбургринге. Немец владел собственной командой, за которую в соревнованиях на выносливость не отказывались выступать именитые гонщики вроде Икса, Пескароло или Лаффита.

В 1976 году Каузен решил расширить сферу своих интересов и на формульные серии. Он приобрел пару шасси Renault для чемпионата Ф2. В первой же гонке Мишель Леклер завоевал поул. Однако затем инженеры Kauhsen взялись совершенствовать машины, после чего, по меткому выражению одного журналиста, "с каждым разом они ехали всё медленнее и медленнее". Тем не менее, за Вилли выступали Витторио Брамбилла, Рене Арну и даже Ален Прост.

Аппетит приходит во время еды - немец решил, что будет выступать в Формуле 1. Верный своим принципам, он купил у японцев старое шасси Kojima. Осмотрев приобретение, Каузен решил, что проще построить собственную машину. В качестве прообраза был взят "автомобиль-крыло" Lotus 78/79.

Конструктор Клаус Капица при содействии трёх профессоров аахенского университета и трёх механиков создал нечто, очень похожее на детище Колина Чепмена внешне. Пробный образец вышел на трассу в 1978 году. Единственным заметным отличием от прообраза стали меньшая колесная база и сильно смещенное вперед заднее антикрыло. "Начинка" же машины была стандартной по тем временам - мотор Cosworth DFV, коробка передач Hewland и тому подобное.

Тесты первого прототипа Kauhsen

Затем был построен второй прототип, на тесты которого приезжали разные гонщики. Но почему-то каждый, проехав десяток-другой кругов, предпочитал поспешно удалиться. Австриец Харальд Эртль перед этим умудрился ещё и расколотить шасси в аварии. Заручившись в начале 1979-го спонсорской поддержкой в размере 1,5 миллиона немецких марок и услугами малоизвестного Джанфранко Бранкателли, Вилли привёз свою команду на дебютный Гран При Испании в Хараму.

Машина уже не слишком смахивала на Lotus внешне, да и по скорости отставала от "оригинала" на целую пропасть. Более того, Kauhsen пришлось решать бытовые проблемы. Организаторы просто не предусмотрели для новичков места в боксах! Лишь при посредничестве Берни Экклстоуна Каузен смог арендовать у Чепмена небольшую часть гаража. Не лучше было и с шинами - контракт с Goodyear был заключен так поздно, что Бранкателли мог рассчитывать лишь на те колеса, которые по-каким-то причинам не понравились другим командам.

В такой ситуации девять секунд отставания от поула не выглядели сюрпризом. Через две недели в Бельгии ситуация выглядела ничуть не лучше. Вдобавок, на машине развалилось сцепление, и чтобы его починить, одному из механиков пришлось на ночь арендовать гараж в доме неполалёку от трассы. На старт пилот Kauhsen вновь не пробился.

Вилли, понимая, что дела плохи, решился на отчаянный шаг - отправился прямиком к Колину Чепмену и заявил, что хочет приобрести пару Lotus 79. Но, как оказалось, эта идея уже пришла далеко не ему одному, и за машинами уже выстроилась приличная очередь.

Назвав свой короткий роман с Формулой 1 "худшим, что случалось в моей жизни", Вилиберт Каузен покинул паддок Больших Призов, продав машины и весь нехитрый скарб такому же романтику Артуро Мерцарио. Немец ещё долго занимался гоночным бизнесом, но в Ф1 о нём уже три десятилетия ничего не слышно.

Проект F1News.Ru. Текст: Александр Кабановский


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости