Европа'02: Рори Бёрн

Победитель Гран При Европы 2002 года Рубенс Баррикелло и серебряный призер гонки Михаэль Шумахер

Европа'02: Рори Бёрн

Гонка #689: 23 июня 2002 года. Гран При Европы. Нюрбургринг (Германия)
Поул

Хуан-Пабло Монтойя (Williams FW24) - 1.29,906 (206,055 км/ч)

Лучший круг Михаэль Шумахер (Ferrari F2002) - 1.32,226 (200,871 км/ч)
Победитель

Рубенс Баррикелло (Ferrari F2002) - 1:35.07,426 (194,741 км/ч)

К 2002 году преимущество Ferrari в Формуле стало подавляющим. Михаэль Шумахер выигрывал гонку за гонкой, очень быстро сняв все вопросы о том, удастся ли ему стать первым после великого Фанхио пилотом, кто завоюет три чемпионских звания подряд. В квалификациях соперникам зачастую удавалось обойти немца – особенно преуспели в этом пилоты альянса Williams-BMW Хуан-Пабло Монтойя и Ральф Шумахер, младший брат чемпиона – но едва начиналась гонка, как все их преимущество словно испарялось.

Соперники были недовольны, что шинная компания Bridgestone делает гоночную резину фактически по лекалам Скудерии, тогда как все остальные выступают на продукции Michelin – но в Маранелло не придавали этим слухам внимания. И даже Гран При Австрии, где Рубенсу Баррикелло приказали на последних метрах отдать победу напарнику, не столько ударил по бюджету команды из-за потери миллиона долларов, сколько привлек к ней дополнительное внимание.

Уже к Гран При Европы, проходившему на немецком Нюрбургринге, интрига сезона оказалась по сути исчерпана – что не помешало местным болельщикам до отказа заполнить трибуны. К их удивлению, первый стартовый ряд целиком заняли гонщики Williams, а пилоты Ferrari расположились лишь во втором.

Но если на входе в перестроенный первый поворот, который превратился из среднескоростной "эски" в медленную шпильку, алые машины занимали лишь четвёртое и пятое места, то всего через круг оказались на первом и третьем. Рубенс Баррикелло мгновенно разобрался с соперниками и помчался вперед, а Михаэлю потребовалось совсем немного времени, чтобы сломить сопротивление Монтойи и собственного брата, отправившись в погоню за напарником.

Вскоре немец нагнал того и принялся атаковать, но Рубиньо не уступал. Более того, незадолго до первого пит-стопа Шумахер ошибся и вылетел с трассы, потеряв около десяти секунд. Это позволило Баррикелло удержаться впереди по ходу первого, а затем и второго пит-стопов. К финишу две Ferrari катили одна за другой – и все задавались вопросом: последует ли на этот раз приказ с командного мостика.

Дэвид Култхард (McLaren) и Хуан-Пабло Монтойя (Williams) за секунду до столкновения

Но в той ситуации менять пилотов Скудерии было не нужно. Наоборот, очки требовались как раз Рубенсу, который после неудачного старта сезона боролся за вице-чемпионское звание, да и командную тактику официально запретили несколькими неделями ранее. Так что Баррикелло получил возможность впервые в сезоне подняться на вершину подиума. Михаэль стал вторым, а ближайший соперник уступил дуэту Ferrari добрых 45 секунд, хотя и совершил на один пит-стоп меньше.

После того, как в споре за позицию столкнулись Хуан-Пабло Монтойя из Williams и Дэвид Култхард из McLaren, возможность отхлебнуть призового шампанского досталась новому партнеру шотландца, молодому финну Кими Райкконену.

Интересно...
Джанкарло Физикелла проводил на Нюрбургринге сотую гонку, но юбилей не задался с самого начала. На входе в первый поворот итальянец, представлявший команду Jordan, после небольшого контакта с кем-то из соперников врезался в машину собственного напарника Такумы Сато. После этого Физико пытался продолжать борьбу, но повреждения оказались столь значительными, что вскоре ему пришлось остановиться в боксах...

Рори Бёрн

Рори Бёрн с супругой, маленьким сыном и призовым кубком

Главным конструктором Ferrari в славную пору начала XXI века был южноафриканец Рори Бёрн. Тихий и не стремящийся к популярности человек, он был адептом точных наук – прежде всего математики, – внес огромный вклад в техническое развитие Формулы 1 и на протяжении трёх десятилетий руководствовался в работе главным принципом: "Только эволюция, никаких революций".

Рори родился в 1944 году в Претории, а автоспортом заинтересовался во время учебы в университете Йоханесбурга. Он работал химиком, а затем вместе с друзьями основал компанию по производству и продаже запчастей. На досуге молодой Бёрн увлекался конструированием планеров, к которым скоро добавились и гоночные машины.

Молодой инженер всерьез подумывал о переезде в Англию и окончательно решился на этот шаг в 1973-м, когда один из бывших компаньонов, зная о необыкновенном даре Рори, пригласил его на Туманный Альбион с целью доработать гоночную машину Формулы Ford 1600. Модернизация оказалась настолько успешной, что южноафриканца пригласили в компанию Royale, выпускавшую технику для автоспорта.

Прошло ещё три года, пока не состоялась встреча, определившая судьбу Бёрна на много десятилетий. Состоятельный поклонник гонок Тед Тоулмен, владеющий собственной командой, заказал в Royale производство нескольких шасси. Сделка оказалась успешной, а Рори настолько понравился заказчику своим мастерством и отношением к делу, что вскоре Тоулмен пригласил молодого конструктора к себе.

Вместе они завоевали чемпионский титул Формулы 2 в 1980-м, вместе решили покорять Формулу 1. В ту же пору, кстати, в Toleman пришел и другой весьма известный сейчас персонаж – Пэт Симондс, начинавший простым инженером. Первые несколько сезонов Toleman в чемпионате мира получились не слишком успешными, в первую очередь из-за слабых и ненадёжных моторов, но затем Бёрн набрался опыта и построил модель TG184.

В человеке без рубашки, облокотившемся на дугу безопасности, непросто узнать Рори Бёрна. Тесты Toleman 1983 года. Фото из частного архива

За её рулем юный Айртон Сенна завоевал в 1984 году два подиума, едва не выиграв в Монако. Рори продолжал работу в эволюционном стиле и после того, как Тоулмен продал команду итальянской семье текстильных магнатов Бенеттон. Новые финансовые возможности позволили расширить конструкторское бюро в Энстоуне, уже в 1986-м Герхард Бергер принёс Benetton первую победу и с тех пор команда уверенно занимала место в первых рядах середняков.

Конец 80-х ознаменовался появлением нового менеджера Флавио Бриаторе, который, конечно же, видел ситуацию по-своему, потому пригласил признанного гения Джона Барнарда. Но оказалось, что британец может предлагать очень толковые идеи, однако недостаточно усидчив, чтобы добиваться от них надёжной работы. Вскоре он ушел, а техническим директором стал молодой, но уже опытный Росс Браун. Вместе с Бёрном они образовали первоклассный тандем, в котором каждый отлично знал свою роль и работал на общее дело.

С 1989 года команда одерживала ежегодно как минимум одну победу, но лишь в 1994-м творение Рори получилось по-настоящему первоклассным. Модель B194 южноафриканец создавал с учетом пилотских предпочтений Михаэля Шумахера, который в итоге и завоевал чемпионскую корону. Соперникам из Williams не помогли даже более мощные моторы. Годом позже Бриаторе смог заполучить такие же, и немецкий пилот досрочно стал первым по итогам сезона.

К тому времени Рори порядком устал. Бессонные ночи перед чертёжной доской и компьютерным монитором накопились за много лет в месяцы недосыпа, а конструктору хотелось уехать в тёплые края, побыть с семьёй и поплавать с аквалангом. Когда Шумахер ушёл в Ferrari, Бёрн счел миссию выполненной и уехал в Таиланд. Но отдых его длился недолго.

Дела у Михаэля в Скудерии не клеились. Машина конструкции Барнарда постоянно ломалась, итальянским механикам недоставало выправки, а руководство компании FIAT требовало от Жана Тодта результатов, недаром же за переход немца были заплачены многочисленные миллионы.

Рори с пилотами Ferrari и Эдди Ирвайном на подиуме Гран При Италии 2002 года

Сначала в Маренелло перебрался Браун. А потом Бёрн, возвращаясь погожим деньком в прекрасном настроении с пляжа, увидел у ворот дома две знакомые фигуры – Михаэль и Росс приехали, чтобы уговорить его вернуться. Рори отказался сразу и наотрез – хотя в глубине души знал, что не сможет устоять перед соблазном надеть алую униформу.

Несколько лет ушло на подготовку к решающим схваткам, а с 1999 года машины конструкции Бёрна стали всё дальше отрываться от соперников. За пять лет Скудерия завоевала 71 победу и десять титулов, переписав все существующие рекорды Формулы 1. Рори по прежнему избегал революций, но на этот раз сразу присмотрел себе преемника - молодого конструктора Альдо Косту, пришедшего из Minardi.

Потому, когда южноафриканец засобирался на покой во второй раз - ему уже было, кому передать дела. Он оставался консультантом Ferrari, но имел больше свободного времени, и мог успешно сочетать работу и простые человеческие интересы. Тихий и не стремящийся к популярности человек, он оказал огромное влияние на техническое развитие Формулы 1, а кроме того, ушел как раз вовремя, чтобы оставить о себе самую добрую и исключительно позитивную память.

Проект F1News.Ru. Текст: Александр Кабановский


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости