Риккардо Чикарелли: Нужна не мускулатура, а выносливость

Риккардо Чикарелли

Пилоты Формулы 1 часто говорят с журналистами о диетах и тренировках, но не всем очевидна необходимость поддержания высоких физических кондиций в этом спорте. Риккардо Чикарелли – один из лучших специалистов, отработавший с гонщиками почти 400 Гран При, а в прошедшем сезоне – врач Renault F1, рассказал о том, почему требования столь велики…

Риккардо Чикарелли: «Гонщики должны иметь небольшой вес, чтобы обеспечить большую свободу инженерам при поиске оптимальной развесовки машины и размещении балласта.

При этом нельзя резко худеть – в прошлом году Фернандо Алонсо неважно чувствовал себя после финиша Гран При Малайзии, когда в его машине отказала питьевая система и обезвоживание усилило проблему, вызванную похуданием.

Знаете, прежде люди судили о физической форме гонщиков по объему мускулатуры, словно речь шла об Арнольде Шварценеггере, и это всегда казалось мне смешным – гонщикам нужна не мускулатура, а выносливость, как марафонцам.

Часто люди говорят о перегрузках, но при горизонтальных перегрузках, вызванных разгонами и торможениями, обычно не возникает проблем, гораздо опаснее вертикальные перегрузки, когда возникает вибрация из-за изношенной резины или гонщик регулярно атакует поребрик – это может привести к перемещению органов брюшной полости или сотрясению мозга.

Боковой удар может быть весьма опасен в случае аварии – иногда перегрузки за короткий момент времени достигают 50 g. Мозг весит около трёх килограмм, и при таких перегрузках его масса увеличивается до 150 кг, что может повредить череп. К счастью, система защиты головы и шеи HANS частично сняла эту проблему, но до её появления гонщики часто получали серьёзные травмы.

Ещё одна проблема, связанная с перегрузками в гонках – приливы и отливы крови. Я никогда не сталкивался с этим в Формуле 1, но вспоминаю гонки Indycar – на крутом бэнкинге гонщики иногда теряли сознание, когда кровь на продолжительный отрезок времени отливала от головы.

В 1989-м я начал исследование влияния гонок на работу сердечнососудистой системы, и смог снять кардиограмму с пилота прямо во время гонки. Уже тогда у нас была возможность связать ритм сердца гонщика с параметрами машины, сопоставить, если можно так сказать, два протокола телеметрии – гонщика и машины.

Первое, на что вы обращаете внимание – частое изменение ритма сердца на одном круге, он зависит от того, находится ли гонщик на прямой или в повороте. Это связано с тем, что внутренние органы не имеют жесткой фиксации, они смещаются внутри организма, в том числе и сердце, и мышцы пытаются компенсировать эти изменения. Когда гонщик проходит поворот, электрическая активность его мышц возрастает, что было очевидно по нашим измерениям.

Тогда же мы заметили очень странную особенность. Ритм работы сердца по ходу гонки близок к 180 ударам в минуту, но в медленной шпильке трассы в Маньи-Кур он за пять секунд снижался до 54 ударов, а потом вновь резко возрастал. Это повторялось на каждом круге, но когда я спросил у гонщика, почувствовал ли он какие-то перемены – ответ был отрицательным. Я пытался найти причину, говорил с кардиологами ведущих медицинских университетов.

У человека две нервных системы, совокупность афферентных и эфферентных нервных волокон, и мы думаем, что перегрузка в момент ускорения машины может вызывать столь необычную реакцию. Очень важно, чтобы гонщики знали о возможных проблемах до того, как сядут за руль. Однажды в гонках GT пилот пожаловался мне на головокружение и тошноту, возникшую после того, как он сел за руль, сменив напарника по команде. Я посоветовал ему совершать небольшую пробежку перед сменой, чтобы увеличить сердечный ритм – это сработало.

Ритм сердца меняется и в другие моменты. Когда гонщик понимает, что должен совершить пит-стоп, сердце начинает биться быстрее на 15-20 ударов в минуту, если гонщик слышит от команды приказ прибавить, то каждые три десятых на круге повышают сердечный ритм примерно на 15 ударов. Многим хочется, чтобы гонщик провёл всю гонку на пределе – это за границей возможностей человека, но на тренировках мы стремимся добиться такой цели.

Во время Гран При в кокпите так жарко, что повышается температура тела. В обычной жизни организм реагирует усиленным потоотделением, но гонщик находится в комбинезоне, который препятствует испарению пота. Сосуды расширяются, чтобы компенсировать высокую температуру, а после финиша, когда гонщик снимает комбинезон, давление резко падает. Организм тут же реагирует его повышением, благодаря этому спортсмен не падает в обморок, но у каждого эта реакция индивидуальна – кто-то предпочитает присесть на стул перед церемонией подиума. В этот момент неспециалисты приходят к выводу, что гонщик не в лучшей физической форме, но это не так – он просто реагирует на резкую смену давления.

Медицинские исследования в этой области продолжаются. Чем больше мы узнаём о том, что чувствует гонщик в кокпите, тем большего сможем добиться на тренировках – такова цель в этом спорте».

Текст: . Источник: по материалам F1Racing
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости