Четверть века без Манфреда Винкельхока

Маркус Винкельхок (1951 - 1985)

12 августа исполнилось 25 лет с того дня, когда врачи клиники в Торонто проиграли борьбу за жизнь Манфреда Винкельхока. Один из самых талантливых немецких пилотов 80-х был очень быстр, но так и не сумел раскрыться в Формуле 1. Предлагаем вам историю о гонщике, который проторил дорогу для Михаэля Шумахера и Себастьяна Феттеля – она была опубликована в декабрьском номере российского издания F1 Racing 2005 года.

«В Германии, как, пожалуй, нигде в Европе популярны кузовные гонки. Что же касается Ф1, то здесь до поры до времени похвастать громкими успехами немцам не удавалось. Одним из тех, кто попытался добиться благосклонности у Королевы автоспорта, был Манфред Винкельхок

Он родился в самой обычной семье в пригороде Штутгарта в 1951 году. У его отца была небольшая автомастерская, где Манфред с юных лет работал механиком. Свой первый старт - это была обычная «фигурка» - он принял за рулем скромного NSU. А в 1976-м попробовал свои силы в «кольце» - и с первого захода выиграл немецкий кубок VW Sсirocco.

Победа в показательной гонке, участие в которой принимали многие знаменитости, укрепила позиции молодого (по тогдашним меркам) спортсмена, и его пригласили на отборочные тесты в школу BMW - ее босс Йохен Нерпаш как раз занимался формированием молодежной команды баварского концерна. Винкельхок стал одним из ее членов - его напарниками были швейцарец Марк Зурер и невероятно быстрый Эдди Чивер из США.

Начинающий журналист по имени Норберт Хауг получил задание продвигать гонщика из Штутгарта, и вскоре они стали хорошими друзьями. «Это было не просто сотрудничество между спортсменом и журналистом, – вспоминает босс Mercedes Motorsport. – Он частенько приходил к нам в офис рано утром, и мы болтали о гонках. А еще вместе носились на кроссовых мотоциклах, катались на лыжах, соревновались в управлении автомобилем на снегу - одним словом, веселились от души! Каждое соревнование Манфред считал важнейшим в своей жизни. Играя с ним в дартс, нечего было и думать, что поединок можно закончить, если он позади. В то же время он был по-настоящему искренним и очень приятным в общении парнем».

Винкельхок очень быстро превратился в сильного гонщика. Ему удавалось на равных бороться не только со своими сверстниками, но и с представителями «старшей» команды BMW, в которую входили Ронни Петерсон и Ханс Штук. Во время лыжной гонки в тренировочном лагере в Сент-Морице Манфреду и Зуреру удалось прийти к финишу впереди титулованного шведа. «Он едва мог дышать, – вспоминает Марк. – Но все же нашел силы повернуться к Ронни и произнести: "Вот так теперь будет всегда!"»

Глава BMW Пауль Роше выделял в юниорской команде именно Винкельхока и в 1978 году сделал его одним из пилотов заводской команды March (которая использовала баварские моторы) в Формуле 2. Никогда прежде Манфред не гонялся на формулах, и это был весьма серьезный шаг. Тем не менее ему удалось финишировать пятым уже в дебютной гонке в Тракстоне, а сезон немец завершил третьим местом в Хоккенхайме.

«По манере он был "кузовным" гонщиком, поэтому атаковал слишком остро, и его шины быстро изнашивались, - говорит Марк Зурер. - Из-за этого Манфреду приходилось непросто. Он ни за что не хотел уступать – и частенько попадал в аварии».

В 1979 году в Ф2 появились машины с граунд-эффектом, которые совершенно не подходили стилю вождения Винкельхока. Тем не менее он был третьим на Нюрбургринге и еще раз поднялся на подиум год спустя в Энна-Пергузе. Сезон-1980 запомнился еще и аварией Манфреда на «Северной петле» - на одном из перегибов трассы машина оторвалась от асфальта подобно тому, как два десятилетия спустя в Ле-Мане «порхали» спортпрототипы Mercedes.

Несмотря на неплохие результаты, немцу приходилось непросто - в March его считали протеже BMW. «Они не доверяли Манфреду, и это отнюдь не улучшало атмосферу», - вспоминает Кристиан Даннер, сменивший в команде Винкельхока.

В сентябре пивоваренная компания Warsteiner пригласила Манфреда выступить на Гран При Италии в составе Arrows вместо получившего травму Йохена Масса. Однако в пятницу на тренировке Винкельхок сам угодил в серьезную аварию и на старт не вышел, так что его первое знакомство с миром Гран При оказалось коротким.

Зато в Ф2 гонщик смог заметно прибавить – когда покинул March. Выступая в частной команде Бертрама Шафера, Манфред лидировал в Хоккенхайме, даже несмотря на поврежденное крепление двигателя, и лишь на последнем круге пропустил Стефана Йоханссона.

К этому моменту он уже был женат на Мартине, дочери гоночного фотографа. У них родилось двое детей, Маркус (ставший в наши дни известным пилотом) и Марина, и ради семьи Манфред был готов забыть даже о гонках. «Он любил повторять: "Игры с сыном — это самое лучшее, что может быть в жизни". Он был настоящим семьянином», вспоминает Зурер.

За четыре сезона, проведенные в Формуле 2, Винкельхоку так и не удалось добиться хотя бы одной победы. В то же время он был очень быстр за рулем «кузовных» BMW, Porsche 935 (а позднее и Ford C100 группы С). И все же гонщика манила Формула 1. В 1982 году ему представился еще один шанс - на этот раз в команде ATS, известной тем, что ее хозяин Гюнтер Шмид, владелец фирмы по производству легкосплавных дисков, предпочитал видеть за рулем своих машин земляков, но с гонщиками особенно не церемонился.

Уже второй Гран При в бразильском Рио Манфред закончил на ATS D5 седьмым, а после дисквалификации Нельсона Пике и Кеке Росберга стал даже пятым! К сожалению, эти два очка оказались для него единственными за все время выступлений в Ф1. Машина, оснащенная безнаддувным мотором Ford Cosworth, не позволяла немцу на что-либо рассчитывать, хотя в Детройте ему и удалось удивить многих, показав в квалификации пятое время.

Следующий сезон обещал перемены к лучшему: команда Шмида получила турбомоторы BMW, подготовленные швейцарским специалистом Хайни Мадером, а новое шасси спроектировал Густав Бруннер. Автомобиль наилучшим образом подходил стилю Манфреда. «Он был очень смел и мог совладать с мощностью, поскольку предпочитал довольно резко управлять машиной», - считает Зурер.

И действительно, результаты Винкельхока стабильно росли - во всяком случае, в квалификациях. В Имоле, Спа и Монреале он стартовал с седьмого места и еще шесть раз оказывался в первой десятке. Но машина постоянно ломалась во время гонок (за сезон Манфред добрался до финиша лишь четыре раза; лучший результат - восьмое место в Брэндс-Хэтче).

Схожая картина повторилась и в сезоне-84. В Зольдере Манфред добился отличного результата — шестой стартовой позиции — и вновь сошел. Во время Гран При Монако '84 немец запомнился красивым поединком со Штефаном Белоффом, но разбил машину, атакуя Кеке Росберга.

ATS немецкого пилота на Гран При Бельгии 1983 года

Постоянные технические отказы ATS выводили Гюнтера Шмида из себя, и главным провинившимся в очередной раз стал гонщик. Винкельхоку указали на дверь, а освободившееся место первого пилота занял молодой австриец по имени Герхард Бергер. Покуда продолжались судебные дрязги – покидать Ф1 просто так Манфред не собирался – он успел провести одну гонку в составе Brabham, но также без особых успехов. Кроме того, гонщик принял участие в первых тестах новой немецкой команды Zakspeed.

В 85-м Винкельхок продолжил выступать в Формуле 1, на этот раз в качестве напарника Филиппа Альо в команде RAM Джона Макдональда. По надежности машина, которую также создал Густав Бруннер, была под стать ATS, а по скорости даже уступала ей, так что порадоваться Винкельхок мог лишь тому, что едет быстрее напарника-француза. Закончить хотя бы одну гонку в первой десятке ему так и не удалось.

Именно в этот период судьба вновь свела Манфреда с его старым приятелем Зурером. Оба переживали непростые времена и поэтому решили сосредоточиться на чемпионате спорткаров. Оба видели в Porsche 962 свой счастливый билет, который позволил бы им вновь побеждать в гонках. Марк вспоминает: «Мы чувствовали, что в этой проклятой Ф1 невозможно получить удовлетворение, не располагая хорошей техникой, поэтому частенько задумывались, а не стоит ли поискать что-то другое».

Объединив средства и усилия, Зурер и Винкельхок заключили договор с командой Kremer. Сотрудничество началось со второго места в Муджелло, за которым последовали победа в «1000 км Монцы» – ту гонку остановили досрочно из-за упавшего на трассу дерева!

Очередной этап в канадском Моспорте был запланирован на август. «Я принимал старт, -рассказывает Зурер. - Во время гонки мы схлестнулись в борьбе с Corvette, дело дошло до контакта, и мне пришлось ехать в боксы для замены пробитой шины. По-моему, механики что-то делали и с кузовными деталями, после чего на трассу выехал Манфред. Я же направился в моторхоум, чтобы передохнуть, а примерно через три минуты рев моторов стих. На трассу выехала машина безопасности.

У меня было дурное предчувствие - я сразу подумал: что-то случилось с Манфредом. Ведь после контакта, пусть и небольшого, у машины могла быть повреждена подвеска. А потом кто-то из механиков произнес: "Манфред разбился". Это произошло в самом быстром повороте трассы в Моспорт-парке. Скоростной левый вираж на спуске, бетонное ограждение совсем близко - не самое лучшее место.

Porsche, на котором мы выступали, строили под Ханса Штука. Поскольку мы оба были гораздо ниже долговязого Ханси, сиденье пришлось передвинуть вперед. Мы сидели очень близко к одной из труб каркаса безопасности, и именно об нее Манфред и ударился своим шлемом».

Вспоминает Вилли Каусен, экс-хозяин команды Ф1: «Винкельхок шел по оптимальной траектории, когда его машина внезапно вильнула в сторону и понеслась прямо в бетонную стену».

У немца была сломана нога, но, что гораздо хуже, он был без сознания. Зурер помчался прямиком в госпиталь Торонто, где ему пришлось в одиночку разбираться с тем, как обстоят дела. Супругу Винкельхока Мартину и Норберта Хауга швейцарец информировал по телефону. Хороших новостей не было. После продолжительной операции доктора сказали Марку, что надо быть готовым к худшему».

По другую сторону Атлантики Хауг срочно организовывал для Мартины и ее отчима вылет в Канаду. В понедельник утром Зурер встретил их в аэропорту Торонто. В тот же день Манфред был отключен от аппарата жизнеобеспечения.

Маркус Винкельхок

«Я потерял своего единственного настоящего друга в мире гонок, - говорит Марк. -Ближайший Гран При проходил в Цельтвеге. Я решил, что если не смогу переключиться и буду постоянно думать о Манфреде, то больше не стану гоняться. Ведь на его месте мог оказаться и я. Но все гонщики одинаковы - стоило только сесть за руль, и я мгновенно забыл про все это».

Зурер приходит в ярость от одного лишь предположения, что его напарник мог допустить ошибку: «Ребята из Kremer так и не рассказали мне, что же произошло с машиной». Пит-стоп получился внеплановым, поэтому, быть может, свою роль сыграли недостаточно прогретые шины.

«А в следующей гонке спорткаров в Спа угодил в аварию Джонатан Палмер. На его машине также стояли шины Goodyear, и на первом же быстром круге из-за недостаточного давления сорвало передок», - говорит гонщик.

Винкельхоку было всего 33 года. «Манфред был заметной фигурой в немецком автоспорте, - говорит Кристиан Даннер. Считал ли я его суперзвездой или нет - это другой вопрос, но он мне всегда казался очень сильным соперником». Норберт Хауг убежден, что Винкельхока ждала долгая карьера в спорткарах и серии DTM. Сам же гонщик стремился к успеху в Ф1. Но жестокий мир Гран При так и не предоставил ему хотя бы одного достойного шанса».

Текст: . Источник: по материалам российского F1 Racing
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости