Двадцать лет назад не стало Энцо Феррари…

Марри Уокер

Возможно, одно из последних интервью легендарный Энцо Ансельмо Феррари (20.02.1898 - 14.08.1988) незадолго до смерти дал Марри Уокеру, человеку, которого сегодня считают легендой автогоночной журналистики. Двадцать лет спустя на страницах сентябрьского номера F1 Racing Уокер вспоминает свою встречу с этим великим человеком…

«Мистер Феррари, вы меня не знаете, но вы были знакомы с моим отцом…»

«Да? Как это?» – отреагировал он по-итальянски.

«В 30-е годы вы руководили гоночной мотоциклетной командой Scuderia Ferrari, выступавшей на мотоциклах марки Rudge-Whitworth, вы покупали их у моего отца: он тогда торговал спортивной техникой…»

Так начался мой разговор с самым великим человеком в истории автогонок…

В 1988-м году по заданию BBC я отправился в Маранелло, чтобы взять интервью у человека-легенды, известного всему миру как Коммендаторе Феррари, хотя он не любил, когда его так называли. Он предпочитал «Инженьере».

Я трепетал от нахлынувших чувств, тем более что мне пришлось договариваться об интервью через Франко Гоцци, в прошлом известного гоночного менеджера, который в дверях кабинета Коммендаторе сказал мне: «Только три вопроса на исторические темы. Синьор Феррари любит исторические вопросы».

«Вот еще, – подумал я. – Не для того я сюда ехал, чтобы задать ему три вопроса на исторические темы!»

Маэстро сидел за столом, на котором красовался большой, черный гарцующий жеребец, выполненный из стекла – подарок Пола Ньюмана. На стене напротив стола - живописный портрет его любимого сына Дино, трагически ушедшего из жизни в молодом возрасте.

Феррари смотрел на меня через темные очки в массивной оправе, которые он носил всегда, и ждал, когда я начну. Впрочем, ничего устрашающего в его облике не было. Если честно, это было не лучшее интервью, которое я взял в моей жизни, хотя, разумеется, я дерзнул задать ему не три вопроса, а гораздо больше. Эту встречу с Энцо Феррари я не забуду никогда.

«Тацио Нуволари был самым лучшим, хотя я высоко ценил и Питера Коллинза, и Стирлинга Мосса», – сказал синьор Феррари, за свою долгую жизнь – а он умер в 90-летнем возрасте – имевший дело с очень многими гонщиками. Они работали на Коммендаторе, а он вдохновлял их на спортивные подвиги; они любили его и ненавидели, а многие отдали свои жизни на гоночных трассах, выступая на его машинах. Кстати, все знают, что Стирлинг Мосс в Формуле 1 никогда не ездил на Ferrari, хотя однажды едва не подписал контракт со Скудерией, но это уже совсем другая история…

Но как начиналась легенда Феррари, что за человеком он был? Остается поражаться, чего можно добиться в жизни, если ты в нужное время попадаешь в нужную среду, и при этом у тебя нет недостатка в честолюбии. Его отец был инженером, работавшим в компании, производившем оборудование для итальянских железных дорог. В молодости Энцо собирался стать оперным певцом, или спортивным журналистом, или автогонщиком. Но начиналась Первая Мировая война, и ему пришлось искать какую-то работу, где он сможет избежать призыва в армию.

Так Феррари стал водителем-испытателем в фирме CMN. Но страсть к автоспорту взяла свое, и он перешел в Alfa Romeo, чтобы попытать счастья за рулем гоночного автомобиля. Может, он и не был Михаэлем Шумахером того времени, однако его нельзя назвать неудачником...

Кстати, если кто-то еще не в курсе: право использовать изображение гарцующего жеребца в качестве эмблемы команды он получил от родителей итальянского летчика-аса Франческо Баракка. Они даровали это право в знак восхищения перед молодым Энцо, в 1923-м году выигравшем гонку на трассе в Равенне.

Но подлинная легенда Феррари началась тогда, когда Энцо понял, что руководить другими людьми ему удается лучше, чем самому выступать гонках. И вскоре он стал одним из самых авторитетных менеджеров, работая сначала в Alfa Romeo, а затем основав Scuderia Ferrari.

Если попытаться охарактеризовать неординарную личность этого человека, придется использовать примерно такой набор слов: надменный, властный, коварный, сеявший распри между людьми, любивший ими повелевать и плести интриги. И это еще не все. Однако он был и настоящим лидером, вдохновлявшим своих подчиненных, умевшим общаться с ними с подлинно отеческой теплотой, и автогонки он любил страстно. Его боялись, ему беспрекословно подчинялись, его боготворили.

Сам же Феррари больше любил свои машины, чем своих гонщиков. А милее всего ему были могучие моторы V12. Причины любых неудач он объяснял ошибками пилотов, а не недостатками машин. Однако проще всего сказать, что Энцо Феррари был гением, величие которого начинаешь осознавать, когда видишь, сколько талантливых инженеров и выдающихся гонщиков работали под его началом, и каких высот они достигли.

Ferrari одержали больше побед, чем машины любой другой марки, и речь идет не только о формулах: девять раз они побеждали в Ле-Мане, восемь – в «Милле Милья», семь – в «Тарга Флорио».

Кроме того, среди людей, выступавших за Ferrari мы видим целую галерею суперзвезд, всех просто не перечислить. Вспомним хотя бы Тацио Нуволари, Альберто Аскари, Хуана Мануэля Фанхио, Джона Сертисса, Ники Лауду, Алена Проста и Найджела Мэнселла – он был последним гонщиком, контракт с которым подписал сам синьор Феррари.

Феррари заложил великую традицию; она продолжается и в наши дни: Михаэль Шумахер, Кими Райкконен и Фелипе Масса умножают славу марки. И все же, когда командой руководил Энцо, он поощрял соперничество между гонщиками. Для него было бы неприемлемым дать кому-то привилегии, подобные тем, какими пользовался Шумахер.

В истории нашего спорта не было фигуры, равной ему по величине: достаточно сказать, что даже Папа Римский сам приезжал его навещать, а не наоборот. Через несколько недель после его смерти в 1988 году я был в Монце, комментировал Гран При Италии. И это была одна из самых эмоциональных гонок, которые я когда-либо видел.

Весь сезон доминировали гонщики McLaren Ален Прост и Айртон Сенна, выигрывая все подряд, и в Монце Сенна тоже лидировал, но за пару кругов до финиша столкнулся с Williams Жана-Луи Шлессера. Когда выступавшие за Ferrari Герхард Бергер и Микеле Альборето заняли два первых места, тифози устроили безумную овацию, и я тоже пришел в полный восторг в своей комментаторской кабине. Мне хочется думать, что у Энцо Феррари и сейчас тоже все хорошо – где-то там, на Небесах…

Текст: . Источник: F1 Racing. Марри Уокер
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости