Памяти Айртона Сенны: Побеждать всегда и везде...

Достаточно много людей, знавших Айртона Сенну, в один голос говорят, что за пределами трассы это был тонкий, интеллигентный человек, умный и рассудительный собеседник, но только до тех пор, пока не садился за руль...

Вообще, трудно представить, чтобы в таком жестком мужском деле, как Формула 1, заметных успехов мог добиться человек слабохарактерный и безвольный. Автогонки – спорт одиночек, и подлинных высот в нем добиваются только законченные эгоисты. Это в быту, в «нормальной» жизни подобное качество встречает справедливое осуждение окружающих – в спорте же, тем более в автоспорте, на нем все и держится.

Сенна не просто стремился быть первым всегда и везде – этому было подчинено все, без остатка, все его существование…

Да, он был гениальным гонщиком, достигшим удивительных высот в искусстве владения машиной, а благодаря своей одержимости, пробился сквозь массу здорового середняка, которая составляет три четверти пелетона, как атомный ледокол сквозь паковые льды… Но на пути к вершине еще предстояло одолеть такую глыбу, как «Профессор» Ален Прост, который и сам по себе был весьма незаурядным явлением…

Джо Рамирез

Мексиканец Жо Рамирез, отдавший Формуле 1 сорок лет жизни, во времена дуэлей Сенны и Проста работал в McLaren, и отлично знал обоих: «С первого дня, как Айртон сел за руль McLaren, он был одержим идеей одолеть Алена. Он хотел знать, как у француза отрегулировано заднее крыло, какие на его машине стоят передние пружины, какая резина. Каждый раз, заезжая в боксы, он первым делом интересовался, какое время показал Ален. Его не волновали другие гонщики – Ален был номером один, и победить его было для Айртона настоящим наваждением».

Конечно, Прост тоже был великолепным гонщиком, и за годы непримиримой борьбы с Айртоном на трассах чемпионата мира успел неплохо изучить своего соперника. Пожалуй, только он имел право на такие слова, которые сегодня помогают и нам лучше понять великого бразильца: «Сенна был чрезвычайно религиозным человеком, и поэтому считал, что должен всегда говорить только правду. Но в свое время мне казалось, что вещи, которые он позволял себе на трассе, как-то шли с этим вразрез… Однако теперь я понимаю, он всегда был убежден в собственной правоте. У него были свои правила, и ничто другое его не интересовало. Оглядываясь назад, я действительно думаю, что он всегда искренне верил в свою правоту, и всегда говорил только правду – и точно также вел себя на трассе».

Рон Деннис

Примерно через пять лет после гибели Сенны, Рон Деннис отвечал на вопрос, было ли рискованно приглашать в одну команду двух таких гонщиков как Айртон и Ален?

Рон Деннис: «Вовсе нет. Оба страстно желали победить, оба знали, что команда предоставит гонщикам равную технику и равные условия. Подобная конкуренция принесла команде колоссальную пользу. Конечно, они были разными, и это привело к некоторым трениям. Но если вы спросите меня, что принесло наибольшее удовлетворение за эти годы, я отвечу - три года, проведенные с Айртоном и Аленом, с двумя сильными личностями».

Самой лучшей гонкой Сенны Деннис считает Гран При Бразилии’91, и вот почему: «Honda назначила нового руководителя спортивной программы, которому явно не хватало опыта, что в итоге отразилось и на характеристиках двигателя. Мы начали тот уик-энд, располагая моторами менее мощными, чем в конце предыдущего сезона, но смогли построить отличную машину, и, к счастью, были конкурентоспособны.

Айртон отлично проявил себя в трудной ситуации, но ближе к финишу она осложнилось поломкой коробки - работала лишь одна передача. Фактически, он так и ехал несколько последних кругов, на одной передаче, и все равно смог победить. Начался дождь, и Риккардо Патрезе, догонявший его на Wiliams, сбавил скорость. Он даже не понял, что у нас проблемы».

И хотя в конце 1993 года Сенна подписал контракт с Williams, Рон Деннис - босс команды, с которой бразилец добился успеха, был уверен, рано или поздно Айртон вернется в McLaren.

«И у меня, и у него было такое чувство, что он уходит на время, – вспоминал Деннис. – У нас не было формального соглашения, но он бы вернулся… Я думаю, он еще очень долго выступал бы в Формуле 1, и в итоге ушел бы в отставку именно из McLaren. В этом я абсолютно уверен».


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости
Читайте ещё