Путь на вершину: Палмер, Верляйн, Харьянто

На Гран При Австралии в Формуле 1 дебютируют сразу три гонщика – Джолион Палмер, Паскаль Верляйн и Рио Харьянто. Мы решили рассказать о пути каждого из них на вершину автоспорта.

Джолион Палмер, Renault, №30

Джолион Палмер за рулём Renault

Объявление о контракте Палмера с Lotus 24 октября 2015 года не стало сюрпризом, но волнения продолжателя гоночной династии на этом не закончились – существование команды Lotus в тот момент находилось под большим вопросом. И даже после того, как в декабре в Renault объявили о покупке Lotus F1, он не мог расслабиться – глава концерна Карлос Гон заявил, что состав будет подтверждён только в январе. И лишь после официальной презентации команды Палмер смог вздохнуть с облегчением – в Мельбурне его ждёт дебют в чемпионате мира.

Путь Палмера в Формулу 1 оказался не совсем обычным. Он никогда не выступал в классических для молодых пилотов сериях – Формуле BMW, Формуле 3, Формуле Renault…

В его послужном списке до GP2 значатся лишь две ныне не существующие серии – Формула Audi, где в 2008-м он стал третьим, и Формула 2, в которой в 2010-м он заработал вице-чемпионский титул. И причина такого нетипичного выбора проста – этими сериями управлял его отец, бывший гонщик Формулы 1 Джонатан Палмер.

Джолион Палмер: «Я пришёл в GP2 с относительно небольшим опытом выступлений. В сжатые сроки мне пришлось многому научиться, но мне не на что жаловаться. Всё получилось неплохо, и это был более дешёвый путь, в сравнении с Формулой 3 и Мировой серией Renault».

На то, чтобы освоиться в GP2, у Палмера ушло какое-то время. Он дебютировал в 2011-м, и в первом сезоне не заработал ни одного очка. Но постепенно дела пошли на лад, Джолион побеждал всё чаще, а в 2014-м стал чемпионом GP2.

Путь в младших сериях был пройден, пора двигаться дальше, но куда? Найти место в Manor было бы несложно, но отец Палмера всегда был человеком предусмотрительным. Не случайно Джолион, попутно со своей гоночной карьерой, получил ещё и полноценное образование, закончив Ноттингемский университет по кафедре управления бизнесом.

После Manor было бы сложно рассчитывать на прогресс в карьере, и Палмеры пошли другим путём. Джолион заключил контракт резервного пилота Lotus, но в договоре сразу была включена оговорка – если его спонсоры смогут привлечь определённую сумму, около 5-6 миллионов фунтов, то Джолион сможет стать действующим пилотом в 2016 году.

Как мы знаем сейчас, в итоге у британца всё получилось. И хотя тесты для Джолиона прошли крайне неудачно, опыт участия в 13 пятничных сессиях в 2015 году, несомненно, ему поможет. «Хорошо, что в прошлом году я много работал на тренировках – в современной Формуле 1 это очень важно, - сказал после окончания тестов Палмер. – Именно поэтому я не думаю, что так уж далеко позади. Я достаточно уверен, что когда приеду в Мельбурн, всё будет в порядке».

Паскаль Верляйн, Manor, №94

Паскаль Верляйн за рулём Manor

Однажды вечером, в начале февраля, телефон Верляйна зазвонил. «Поздравляю, Паскаль, ты гонщик Формулы 1», услышал немец. Звонившим был руководитель Mercedes Motorsport Тото Вольфф. Вместе с другими боссами Mercedes он только что согласовал контракт с Manor, в соответствии с которым выступления Верляйна стали одним из условий скидки (порядка 5-6 млн евро) на предоставление немецких моторов по ходу сезона.

«Мне позвонил Тото, – рассказывал позже Паскаль. – Было уже довольно поздно, но это нормально – мы всё время были в контакте. Сначала мне говорили "возможно", затем пару недель я слышал "всё идёт неплохо". Каждый день я ждал звонка, и он прозвучал».

Ждать Паскалю пришлось куда больше, чем две недели. Его путь в Формулу 1 тоже был необычным и непростым. Верляйн ярко проявил себя в самом начале карьеры, в 16 лет выиграв Формулу Masters. Но так как больших денег у его семьи не было, дальнейшая карьера зависела от поддержки со стороны. На следующий год, в 2012-м, когда юный немец выступал в Формуле 3, его взяли под своё крыло в Mercedes, и через год Паскаль дебютировал в немецком кузовном чемпионате DTM.

В DTM используется весьма своеобразная техника, и мало кому из пилотов, привыкших к машинам с открытыми колёсами, удавалось добиться там успеха. Ни Мике Хаккинену, ни Жану Алези, ни Хайнц-Харальду Френтцену, ни Дэвиду Култхарду, ни Ральфу Шумахеру сделать этого не удалось. Паскаля это не остановило. «Это было правильное решение, – сказал позже он. – Пересесть с формулы в кузовную машину, а затем снова вернуться в формулу – не самый простой путь, но было полезно оказаться в столь профессиональной среде. В команде Формулы 3 с вами работают от силы 20 человек, а в DTM их больше 200».

Но риск более чем оправдался – в прошлом году, в 21 год, Верляйн стал самым молодым чемпионом DTM за историю чемпионата. «Я знал, чтобы получить шанс перейти в Формулу 1, я должен быстро добиться успеха, - сказал он. – Если бы я выиграл чемпионат через шесть или семь лет, это мало кого впечатлило бы, было бы уже слишком поздно. Это создавало дополнительное давление, но я привык к этому».

Задача оказалась перевыполнена, пора было двигаться дальше. В основной команде Mercedes места для юного немца пока нет, но чтобы не терять год, в Mercedes решили устроить его в одну из клиентских команд. Так как в Force India и Williams все места к тому моменту были заняты, выбор пал на Manor.

Чтобы подготовить своего пилота к возвращению в формулы, в Mercedes предоставили ему максимум времени за рулём как виртуальной, так и реальной машины – в конце 2015-го и начале 2016-го на тестах за Mercedes, Force India и Manor немец проехал более 4000 километров. «Перед этими тестами я не садился в машину с открытыми колёсами почти два года, и должен был доказать, что могу изменить свой стиль пилотирования, – признался позже Верляйн. – Но для меня это не проблема, так что всё прошло прекрасно».

Конечно, в команде из Диннингтона проявить себя будет не так просто. В последние годы пилоты Manor проигрывали лидерам от 4 до 6 секунд на круге. Чтобы получить хоть какой-то шанс продемонстрировать свои возможности, команда должна заметно прибавить, а затем уже Верляйну придётся делать всё, что в его силах, чтобы обратить на себя внимание. Нелёгкая задача, но сколько уже таких задач решил за свою короткую карьеру Паскаль?

Рио Харьянто, Manor, №88

Рио Харьянто за рулём Manor

Из трёх дебютантов 2016 года карьера Рио Харьянто была наиболее «классической» – он выступал в Формуле BMW, в Формуле 3, и даже провёл пару гонок в Формуле Renault 2.0. Затем последовательно прошёл GP3 и GP2, пока, наконец, не очутился в Формуле 1. Тем не менее, назвать его путь на вершину мирового автоспорта «обычным» вряд ли возможно. Ведь 23-летний индонезиец станет первым представителем своей страны в чемпионате.

Это событие было встречено в Индонезии с огромным энтузиазмом. Несколько дней Рио не сходил с первых полос ведущих изданий, о нём рассказывали все местные телеканалы. Пресс-конференция, посвящённая подписанию контракта с Manor, продолжалась пять часов! Харьянто пришлось ответить на вопросы двухсот журналистов, и даже местный парламент не обошёл эту тему.

«Ощущения по-прежнему немного нереальные, - сказал Харьянто спустя неделю после этого события. - Мечта стала явью. Я должен поблагодарить всю Индонезию, всех, кто меня поддержал. Они долго ждали появления гонщика Формулы 1, так что поддержка у меня огромна». Поддержка, о которой говорил Рио, была не только моральной. Конечно, подписание контракта было бы невозможным без весомого вклада, который внесла государственная индонезийская нефтяная компания Pertamina – около 8 миллионов фунтов. Именно они позволили Харьянто опередить в споре за последнюю свободную вакансию в Формуле 1 Уилла Стивенса и Александера Росси.

На счету Харьянто нет столь ярких достижений, как у Палмера и Верляйна – он не выигрывал чемпионатов уровня GP2 или DTM. Его последний титул – победа в тихоокеанской Формуле BMW в далёком 2009-м. Тем не менее, Рио далеко не аутсайдер. Он смог победить на одном из этапов в своём первом же сезоне в GP3 (причём, за Manor), затем одержал ещё ряд побед в этой серии, и параллельно добивался успехов в Auto GP.

В GP2 поначалу дела шли не так хорошо – отчасти из-за того, что индонезиец выступал за не самые сильные команды. Тем не менее, в прошлом году Харьянто выиграл три гонки, заняв четвёртое место в чемпионате. Это лучше, чем, скажем Маркус Эриксон или Гидо ван дер Гарде перед переходом в Формулу 1. При этом, Рио относится к себе весьма критично, и намерен добиться прогресса.

«Мои выступления в квалификациях были не блестящими – признался он. – Есть области, в которых мне нужно прибавить, но я всё ещё учусь, пытаясь добиться максимума. Первые пару лет в GP2 мне пришлось непросто, но как только я лучше узнал команду, машину, резину, ситуация улучшилась, и в прошлом году удалось всё собрать воедино. Я не слишком агрессивен в использовании шин, это одна из моих сильных сторон. Я всегда умел оставаться на трассе на одном комплекте достаточно долго».

Текст: . Источник: собственная информация
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости