Уитмарш: Эта работа не для чувствительных персон…

Мартин Уитмарш

Второе место, занятое Дженсоном Баттоном в Хоккенхайме, в какой-то мере снизило прессинг, который в последнее время испытывает руководитель McLaren Мартин Уитмарш, однако его команда по-прежнему уступает лидерам сезона: на счету Red Bull Racing на 70 очков больше, а Фернандо Алонсо с заметным отрывом опережает гонщиков McLaren в личном зачете.

Однако Уитмарш не сомневается, что его команда в состоянии отыграться…

Вопрос: Уже середина сезона, и понятно, что результаты McLaren не соответствуют высоким стандартам вашей команды. Что делается для исправления положения?
Мартин Уитмарш: Начнем с того, что вы правы. Такая ситуация не может устраивать McLaren. В Хоккенхайм мы привезли значительный комплекс обновлений, и, насколько мы видели, они сработали вполне эффективно, несмотря на то, что на тренировках из-за нестабильной погоды у нас не было возможности поработать с ними так долго, как бы нам хотелось

Но не будем забывать, что этот сезон в определенном смысле складывается очень необычно, и я знаю, о чем говорю: это мой 24-й сезон в Формуле 1. Мы добились определенных успехов, особенно в начале чемпионата, и факт заключается в том, что еще четыре гонки назад мы были очень сильны, но затем, видимо, несколько сдали. Нам не удалось заработать все те очки, которые могли бы заработать, но, безусловно, мы не собираемся сдаваться.

Между командами идет острое соперничество по темпам модернизации, и пока можно сказать, что наибольшего прогресса добилась Ferrari. Эта команда хорошо поработала, а Фернадо Алонсо, по-моему, выступает просто отлично. Прогрессирует и Red Bull, ведь Марк Уэббер уверенно победил в Сильверстоуне.

Если спросите меня, что у нас пошло не так в Сильверстоуне, а этот Гран При стал для McLaren, вероятно, худшим моментом сезона, то я отвечу, что квалификация прошла неудачно, после чего сложно было отыгрываться. Команда отреагировала, подготовив значительный комплекс обновлений, который, надеюсь, поможет нам успешно провести Гран При Венгрии.

Также надо признать, что иногда мы сталкиваемся с серьезными проблемами, связанными с шинами. Я бы не стал говорить, что с шинами что-то не так. Просто они требуют очень точного подхода, и иногда у нас не все получается. Несомненно, резина в этом году очень заметно влияет на результаты гонок – на мой взгляд, слишком заметно. С другой стороны, для болельщиков сезон развивается крайне интригующе. Но нашей команде пришлось пережить крайне сложные моменты, когда мы испытывали и отчаяние, и разочарование.

Но, возможно, это даже неплохо, что сейчас мы переживаем сложный период. Если бы каждая гонка заканчивалась без неожиданностей, вряд ли это было бы хорошо. Два предыдущих чемпионата были великолепными, но всякий раз, когда ты думаешь, что лучше для болельщиков уже и быть не может, ты оказываешься неправ. Кто возьмется предсказывать результаты гонок в 2012-м году?.. Возможно, в этом сезоне приятнее быть болельщиком, чем руководителем команды! (смеется)

Вопрос: Вы занимаете третье место в зачете Кубка конструкторов, лишь на одно очко опережая Lotus. Это объясняется не самыми удачными выступлениями Дженсона Баттона, который смог добиться прогресса только в Хоккенхайме?
Мартин Уитмарш: Я бы не хотел всю ответственность перекладывать на Дженсона. Факт состоит в том, что он набрал меньше очков, чем ожидалось, но мы работаем, как единая команда, и должны предоставить ему машину, которая его устраивает. В Австралии он уверенно выиграл, и это было не так давно, и с тех пор он не растерял свой талант, а его жажда побед не стала меньше. Он страстно желает выигрывать гонки.

Так что от нас зависит, сможем ли мы предложить ему машину, за рулем которой он будет чувствовать себя комфортно и сможет без проблем прогревать шины. Это наша техническая задача. Но, если честно, мы действительно не лучшим образом справились со своей работой.

Вопрос: В чем состоит план, рассчитанный на четыре месяца, выполнение которого должно позволить к концу сезона вернуться на лидирующие позиции?
Мартин Уитмарш: Если мы займем два первых места в личном зачете чемпионата и выиграем Кубок конструкторов, тогда я буду доволен результатами сезона. Но добиться этого трудно. Мне повезло, я был вместе с нашей командой, когда она выиграла восемь чемпионатов.

Я хотел бы улучшить этот показатель, и, надеюсь, достаточно молод, чтобы стать свидетелем еще восьми таких побед! Это что касается McLaren. Если говорить о Формуле 1, то я очень люблю этот спорт, поэтому надеюсь, что судьба титула решится только на последнем этапе, а до этого за каждым кругом каждой гонки мы будем следить, буквально затаив дыхание.

В прежние времена не все сезоны были столь интересными и непредсказуемыми. И мы должны работать для молодежи, у которой сейчас очень большой выбор развлечений, кроме телевизора. Формуле 1 приходится выдерживать серьезную конкуренцию, поэтому гонки должны быть интересными, и, по-моему, мы этого достигли. Формула 1 – всемирный спорт, а к таким видам еще можно отнести только футбол, поэтому то, чего мы добились за последнее 30 лет, поражает воображение. И это развитие должно продолжаться еще лет тридцать. Надеюсь, нам удастся завоевать любовь североамериканской публики. Это огромный рынок, в Америке любят машины, а Ф1 – высшая категория мирового автоспорта. Если мы сможем обеспечить зрелищное шоу, я уверен, у нас это должно получиться.

Вопрос: В McLaren гордятся тем, что Баттон и Хэмилтон – один из самых гармоничных дуэтов в паддоке, но, может быть, хорошие отношения между гонщиками препятствуют внутрикомандной конкуренции?
Мартин Уитмарш: Мне понятна логика подобных рассуждений, но я так не думаю. Предлагаю взглянуть на ситуацию с другой стороны. Если Дженсон покажет высокий результат в квалификации и будет стартовать рядом с Льюисом, уверяю, что вы не увидите и следа от этой «дружественности». (смеется)

В прошлом году между их машинами на трассах не раз происходили контакты, и наиболее явно это было в Канаде. Мне не нравятся такие вещи, но нет никаких сомнений, что оба стремятся опередить друг друга. Если по каким-то причинам на трассе они не рядом, тогда легко быть «гармоничным дуэтом»…

Вопрос: Льюис говорил, что хочет определиться со своими перспективами во время летнего перерыва. Но его будущее по-прежнему связано с McLaren? Или у вас есть какие-то другие варианты?
Мартин Уитмарш: Исходя из того, что мне известно, и того, что я наблюдаю, Льюис хочет остаться в McLaren, а мы очень хотим, чтобы он остался. Если не будет каких-то сюрпризов, мы договоримся. Нет какой-то особой спешки с подписанием контракта, поэтому мы решили заняться этим вопросом во время перерыва.

Кстати, до него остается одна неделя. Подозреваю, что мы в состоянии все решить в августе, чтобы во второй половине сезона уже была какая-то ясность. Если честно, у нас не так-то много других вариантов. И команда, и Льюис могут найти что-то еще, но, по-моему, мы неплохо подходим друг другу. У нас общие устремления, так что я не слишком сильно беспокоюсь, – хотя не знаю, прав я, или нет! (смеется)

Вопрос: Глава менеджмента Формулы 1 готов расширить совет директоров, пригласив в него представителей Ferrari, Red Bull и McLaren. Можете поделиться, вы уже выбрали подходящую кандидатуру?
Мартин Уитмарш: По-моему, не секрет, что девять команд уже подписали этот контракт, и я надеюсь, что Mercedes тоже вскоре его подпишет, и уже тогда мы введем своего представителя в совет директоров.

Мы бы хотели, чтобы сначала все команды подписали этот договор, после чего мы примем решение. Думаю, понятно, что кто бы ни вошел в руководство Формулы 1, этот человек будет отстаивать не интересы своей команды, а попытается внести вклад в развитие Ф1. Это очень интересная возможность. Объединив усилия, мы можем добиться большего, и тогда в будущем наш спорт станет еще лучше.

Вопрос: Ходят слухи, что McLaren будете представлять вы…
Мартин Уитмарш: Я тоже это слышал! (смеется) Это была бы высокая честь, но не факт, что я подойду правлению. Предлагаю подождать и посмотреть, подтвердится ли этот слух.

Вопрос: Недавно цитировались ваши слова, что FIA тоже должна участвовать в Договоре Согласия. Что будет, если это не произойдет?
Мартин Уитмарш: Боюсь, что пока согласие в этом вопросе не достигнуто, что еще больше дестабилизирует ситуацию. В свое время Формула 1 упускала какие-то возможности из-за внутренних раздоров. Мы сами создаем сложности вместо того, чтобы сказать: “Посмотрите, это же великолепный спорт мирового уровня, и мы должны все вместе работать, объединив усилия!”

Когда Берни Экклстоун говорит, что Формула 1 должна добиться успеха в Америке, мы все дружно отвечаем: “Да, давайте же сделаем это!” Но мы слишком много теряем на пути к такому единству.

У меня очень хорошие отношения с Ferrari – я так надеюсь! Мы знаем друг друга уже 30 лет, сражались с этой командой на трассе, на пит-лейн, в паддоке, на совещаниях в FIA, в судах – везде. Я с уважением отношусь к тому факту, что Ferrari – это самый мощный бренд в Формуле 1. Точка. Но следом идет McLaren. Как бренд, мы занимаем второе место. Может быть, через 50 лет мы превзойдем Ferrari, но в настоящий момент я с уважением отношусь к этой команде и всему, чего она добилась. Разумеется, мы стремимся одолеть друг друга, и это никогда не изменится, потому что природа нашего спорта останется прежней. Однако согласие достижимо.

Вопрос: Возвращаясь к FIA: может ли Формула 1 существовать без федерации?
Мартин Уитмарш: Возможно все, и дело тут не в названиях организации. Но я не думаю, что это продуктивный подход. Берни Экклстоун – важнейший элемент всей конструкции. Но и без Ferrari, без McLaren наш спорт был бы намного беднее. Могли бы мы без FIA заниматься вопросами контроля и технической инспекции, взять на себя административные функции, добиваться согласия между Берни и командами? На самом деле, все возможно, но зачем всем этим заниматься?

У федерации неизбежно есть свои интересы, но они есть и у Экклстоуна, и у каждой из команд. И все-таки мы должны прийти к тому, чтобы сказать: Формула 1 важна для всех нас, поэтому в общих вопросах мы должны выступать единым фронтом, и если мы сможем оставить в стороне наши личные разногласия и сосредоточиться на общих задачах, тогда мы все почувствуем преимущества.

Надеюсь, мы подпишем Договор Согласия, который нас всех объединит, потому что в настоящий момент есть только индивидуальные контракты. Если бы нас не устраивал этот контракт, мы бы не стали его подписывать, так что я не жалуюсь, но есть риск, что такого рода индивидуальные контракты не способствуют объединению. А Договор Согласия – это трехстороннее соглашение, связывающее команды, владельца коммерческих прав и FIA. Оно никогда не было идеальным, но прежде чем от него отказаться, мы должны очень хорошо подумать. Зачем что-то изобретать, если все и так работает? И этим надо пользоваться.

Вопрос: Если вернуться к ситуации McLaren: действительно, складывается впечатление, что сейчас вы бы предпочли быть простым болельщиком, а не руководителем McLaren. Как вы думаете, когда вы снова полюбите свою работу?
Мартин Уитмарш: Я и так болельщик. Если спросите, какие две должности в паддоке связаны с самыми серьезными сложностями, я отвечу: быть руководителем Ferrari и McLaren. Если вы не выигрываете, для вас наступают тяжелые времена.

Я всего лишь четвертый руководитель McLaren: до меня были Брюс Макларен, Тедди Майер и Рон Деннис. С 1966-го года мы выиграли четверть всех Гран При; бороться за победы – наша судьба. Но я достаточно давно работаю в спорте, и когда я возглавил команду, это не стало для меня шокирующей ситуацией. Я был к ней готов.

Вы не можете руководить McLaren или Ferrari и при этом жаловаться на прессинг со стороны журналистов – это было бы глупо. Достаточно провести две-три гонки без побед, и газеты начинают печатать ваши некрологи. (смеется) Но такова жизнь: эта работа не для излишне чувствительных персон…

Текст: . Источник: официальный сайт чемпионата
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости