Марко Шюпбах о работе гоночного инженера…

Гоночный инженер Серхио Переса, швейцарец Марко Шюпбах, рассказал немецким журналистам об особенностях своей работы…

Вопрос: Как давно вы работаете в Sauber? Как развивалась ваша карьера?
Марко Шюпбах: В декабре исполнится десять лет! Я пришел в команду из F3 и сначала работал на испытательных стендах в Хинвиле. В апреле 2004-го я был зачислен инженером в тестовую бригаду, а через два года попал в гоночную команду. Один сезон я работал с Ником Хайдфельдом, потом три с Робертом Кубицей, в прошлом году был инженером Камуи Кобаяши, а в этом – Серхио Переса.

Вопрос: Какое у вас образование?
Марко Шюпбах: Я закончил инженерный институт в Муттенце, где специализировался в области точной механики.

Вопрос: Какие вопросы входят в зону вашей ответственности?

Марко Шюпбах: Моя задача – обеспечить максимальную скорость и надёжность машины Серхио, её баланс должен соответствовать пожеланиям гонщика, ему должно быть комфортно за рулём.

После запрета на тесты мы проверяем новые решения на пятничных свободных заездах, я планирую эту программу и слежу за её реализацией. По ходу уик-энда мы определяемся с конфигурацией машины, её настройками, и я даю соответствующие инструкции механикам. Разумеется, анализируется информация, собранная в прошлые годы – какой была стратегия, как вела себя резина, какое давление в шинах мы использовали, и.т.д.

Вопрос: Опишите вашу команду в трёх словах…
Марко Шюпбах: Все наши сотрудники мотивированы и требовательны к себе, каждый делает всё, чтобы добиться максимума на своём месте. Кроме того, у нас отлично организована командная работа.

Вопрос: Какие уик-энды вам особенно запомнились за эти годы?
Марко Шюпбах: Назову два уик-энда. Самое приятное воспоминание – гонка в Монреале'08, которую выиграл Роберт Кубица. Самое тяжёлое тоже связано с Канадой, с этапом 2007 года, когда Роберт попал в аварию – она серьёзно на меня повлияла, ведь я отвечал за его машину.

Поул Роберта в Бахрейне’08 тоже был очень приятен – здорово, когда вы справляетесь со своей работой лучше всех остальных.

Вопрос: Какую гонку вы считаете лучшей в календаре, и почему?
Марко Шюпбах: У меня нет любимых гонок, но мне нравятся автодромы, расположенные в городах на букву «М». Монреаль и Мельбурн – отличные города и очень интересные трассы, Монца и Монако великолепны. На всех этих автодромах особая атмосфера, туда приезжают многочисленные болельщики, а трассы требовательны к инженерам и гонщикам.

Серхио Перес и Марко Шюпбах

Вопрос: Назовите три предмета, которые вы берёте с собой на все гонки…
Марко Шюпбах: Паспорт, телефон… Честно говоря, больше нет ничего обязательного. У меня нет талисмана или чего-то подобного.

Вопрос: Какой будет Формула 1 через десять лет?

Марко Шюпбах: Прежде всего, я считаю, что через десять лет она будет! Если говорить о технике, вероятно, появятся двигатели с меньшим объёмом и потреблением топлива, возрастёт роль гибридных систем, вернутся бесступенчатые коробки передач.

Сегодня системы KERS серьёзно влияют на баланс машины, что осложняет управление, но технологии постоянно меняются. Я не могу представить, как будут выглядеть машины Формулы 1 через десять лет. Вероятно, могут появиться закрытые кокпиты, чтобы избежать некоторых аварий, вроде той, в которую попал Фелипе Масса. Можно с уверенностью говорить лишь о том, что на машинах останутся четыре колеса!

Вопрос: Что бы вы изменили в Формуле 1, если бы была такая возможность?
Марко Шюпбах: Я бы сделал всё, чтобы сократить дистанцию от болельщиков до гонщиков и машин, а с технической точки зрения разрешил бы тесты и конкуренцию производителей резины. Кроме того, 19 или 20 гонок – это слишком много, я бы вернулся к календарю из 16-ти этапов за сезон.

Вопрос: Кого вы считаете лучшим гонщиком всех времён?
Марко Шюпбах: Айртона Сенну, хотя никогда с ним не работал. Он был первым, кто обращал серьёзное внимание на все составляющие мастерства гонщика, на физическую и техническую подготовку. Он очень серьёзно работал над собой, вероятно, поэтому и был так быстр. Жаль, что Айртон так рано ушел из жизни.

Вопрос: Каким был ваш распорядок дня в прошлое воскресенье, в день гонки?
Марко Шюпбах: Все гоночные воскресенья похожи друг на друга. Я приезжаю на трассу за четыре или пять часов до гонки, анализирую ситуацию с резиной – давление в шинах, кто на каких составах стартует впереди и позади нас. Базируясь на этой информации и возможном числе пит-стопов, я разрабатываю несколько вариантов стратегии.

Потом мы начинаем разогревать шины – необходимо найти оптимальную температуру, взглянуть на прогноз погоды. Всегда нужен запасной план на случай стартового завала – в Европе эти вопросы обсуждаются в техническом моторхоуме, в Турции мы впервые в этом году привезли его на Гран При.

До полудня в воскресенье мы определяемся с передаточными числами коробки передач для следующей гонки, чтобы внести коррективы в её настройки после финиша и до того, как машину упакуют для перевозки.

За полчаса до старта мы занимаемся стартовыми настройками – можно скорректировать давление в шинах, изменить угол атаки переднего антикрыла. Когда Серхио выезжает на трассу, я говорю ему, когда нужно начинать прогревать резину, какие переключатели использовать на рулевом колесе, а в гонке мы обсуждаем баланс и состояние резины.

Вопрос: Что вы делаете сразу после финиша?

Марко Шюпбах: Если гонщик добрался до клетчатого флага, я называю его позицию и напоминаю о необходимости экономить топливо. Моя работа закончена, когда пилот покидает машину, после этого иду к механикам, и мы вместе пьём пиво за боксами. В этот момент можно немного расслабиться.

Через 30 или 40 минут после финиша мы проводим технический брифинг, на этом уик-энд для меня заканчивается. В европейских этапах уже через три часа после финиша мы вылетаем на своём самолёте в Швейцарию, но из Стамбула я вернулся только в понедельник, обычным рейсом – пришлось подождать, пока машину вернут из закрытого парка, и мы сможем её осмотреть.

Вопрос: Вы никогда не участвовали в гонках за рулём?
Марко Шюпбах: Нет, но интересовался моделированием и даже занял седьмое место в Европе, когда мне было двадцать лет. Потом об этом, к сожалению, пришлось забыть.

Сегодня я несколько иначе отношусь к гонкам. Я – инженер, но понимаю, что не всё зависит от техники. Очень многое решает мастерство гонщика, и я делаю всё, чтобы ему было комфортно за рулём.

Текст: . Источник: по материалам Motorsport Total
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости