Петер Заубер подводит итоги и рассуждает о будущем...

Петер Заубер

После ухода BMW из Формулы 1 команда Sauber пережила два непростых сезона, но второе место Серхио Переса в Малайзии стало одной из главных тем для разговоров во время небольшого перерыва между гонками. В интервью Motorsport-Total руководитель команды Петер Заубер вернулся к обсуждению итогов первых гонок и слухам о переходе мексиканского пилота в одну из топ-команд...

Вопрос: Гонка в Малайзии получилась напряженной, в Ferrari весьма эмоционально поздравили Алонсо с победой, а вы, думаю, проронили скупую слезу на командном мостике. Считаете ли вы этот момент самым волнующим в своей карьере, ведь в 2008-м, когда BMW Sauber завоевала дубль в Канаде, вы не были руководителем команды…
Петер Заубер: Скорее нет, чем да. Да, это был эмоциональный момент, но когда наша команда, в которой работало около сотни сотрудников и выступало девять гонщиков, завоевала дубль в «24-часах Ле-Мана», я испытывал совершенно иные чувства. Впрочем, второе место в Малайзии очень важно с разных точек зрения.

На зимних тестах стало понятно, что у нас быстрая машина, мы предполагали, что окажемся конкурентоспособны, но всегда сложно судить о том, насколько быстры соперники. Если вы уверены в своей машине и видите результат на трассе, то чувствуете большое облегчение.

Вопрос: Машина отлично выглядела в гонке в Мельбурне, но в квалификации была менее эффективна. Результат гонки в Сепанге доказал эффективность С31?
Петер Заубер: Конечно. В Мельбурне скорость С31 была не так очевидна, не все обратили внимание на прорыв Серхио Переса через весь пелотон, когда он финишировал 8-м после старта с 22 места. Это обманчивый результат, ведь трасса в Мельбурне дает условное представление о скорости, поскольку состоит из разгонов и торможений. Сепанг – совсем другое дело.

Вопрос: Сепанг считается показательной трассой, там много скоростных поворотов. Добившись такого результата, вы чувствуете уверенность в успехе?
Петер Заубер: Да, особенно после высказывания Нико Хюлкенберга: если бы это было несерьезно, он не сказал бы ничего в этом роде.

Вопрос: Серхио Перес рано поменял резину и поднялся на третье место. Этот результат вполне устроил бы его, но в итоге оказался одним из самых быстрых в пелотоне. Новая машина Sauber действительно так хороша, или вам помогли обстоятельства?
Петер Заубер: Конечно, нам помогли обстоятельства – именно они заложили основу хорошего результата, но они не связаны со скоростью машины. Меня приятно удивила скорость С31 на всех трех типах резины – она была немного выше, чем у соперников. Это поразило меня больше всего, ведь в прошлом году машина была недостаточно эффективна на дождевой и промежуточной резине. В 2011-м ситуация была совершенно иной, но в Малайзии, в случае с Серхио Пересом, всё изменилось. Он был стабильно быстр на всех отрезках.

Когда вы боретесь за 10 или 12 место в квалификации, всегда есть риск застрять за более медленной машиной. Некоторые команды уступают в квалификации, но очень быстры в гонке. Если вы не можете их опередить, можно забыть о хорошем результате. В этом отношении в Малайзии мы оказались в уникальной ситуации.

Вопрос: В 2011-м в квалификации вам приходилось сложнее, чем в гонке. Перес проехал прошлогодний Гран При Австралии с одним пит-стопом, но в квалификации были проблемы с прогревом резины. Эта тенденция сохранилась?
Петер Заубер: Мне кажется, сейчас наша машина более конкурентоспособна в квалификации. Это видно по хорошему выступлению Камуи в Малайзии. Он был очень быстр в первой части квалификации на шинах Hard. Не всегда бывает так, что гонщики проезжают все три сектора с хорошим временем – это зависит, в том числе, и от машины.

Вопрос: Правильно ли я понимаю, что неудачи в квалификациях могли быть связаны с недостатком опыта обоих пилотов?
Петер Заубер: Не стоит забывать, что у нас действительно молодые гонщики.

Вопрос: В отличие от Серхио, который смог раскрыть свой потенциал в Малайзии, Камуи пока не удалось себя показать...
Петер Заубер: Камуи неплохо выполнил свою работу. В Австралии он стартовал 13-м, а финишировал шестым, не упустив ни единого шанса. Не сомневаюсь, он добьётся высоких результатов, если появится такая возможность.

Кобаяши не повезло в Малайзии: в квалификации у него возникли проблемы с задней подвеской, машине не хватало сцепления, а мы это узнали только в ночь на воскресенье. Кроме того, в гонке у него была ошибочная тактика и проблемы с системой торможения.

Вопрос: В прошлом году недостаточно опытный Камуи был лидером команды. Сейчас Серхио набирается опыта - прежняя иерархия сохранилась?
Петер Заубер: Конечно, наши гонщики всегда были равноправны, у нас никогда не было иерархии.

Вопрос: После Сепанга Серхио Перес востребован на рынке пилотов. Вы опровергали слухи об интересе Ferrari, но отлично знаете, что в Формуле 1 почти всё можно купить, предложив адекватную цену. За какую сумму вы бы согласились отпустить Серхио?
Петер Заубер: Не думаю, что вопрос стоит формулировать именно так. Кроме того, я сомневаюсь, что такое предложение появится.

Вопрос: Благодаря тестам в Муджелло, теоретически, в этом году проще поменять гонщиков в течение сезона...
Петер Заубер: Это чистой воды спекуляция. Нам ясно, что Серхио продолжит сезон в Sauber. Этому есть различные причины.

Вопрос: Говорят, что переход Кими Райкконена в McLaren в конце 2001 года принес вам около $10 млн…
Петер Заубер: Это была уникальная сделка. В McLaren твёрдо считали переход Кими своевременным. Мика Хаккинен решил завершить карьеру, поэтому они оказались в сложной ситуации, и я смог добиться хорошей цены. Однако, пожалуйста, не спрашивайте меня о сумме сделки.

Вопрос: Вы работали с Райкконеном, Массой, Кубицей. Можно ли Серхио Переса отнести к гонщикам того же уровня?
Петер Заубер: Я бы не спешил с подобными оценками. Гран При Малайзии, где все сложилось идеально, стал пока лучшим моментом его карьеры, но подождем еще половину сезона, прежде чем судить о молодом гонщике. Еще слишком рано делать какие-либо выводы. Определенно, у него хорошая база, иначе мы бы не пригласили его в команду, но сейчас абсолютно ясно, что это единичный успех.

Вопрос: Вы не считаете Серхио Переса рента-драйвером, но Telmex сыграл определенную роль в его дебюте в Формуле 1. Насколько я знаю, у него трехлетний контракт. Останется ли он в Sauber в следующем году?
Петер Заубер: Интерес топ-команд к нашему пилоту доказывает, что мы всё сделали правильно. Если гонщик переходит из Sauber в топ-команду, в этом есть два аспекта, но по существу, это подтверждает мою правоту: я сделал правильный выбор, подписывая контракт с тем или иным пилотом, и хорошо его обучил. Собственно, лучшей похвалы не существует. К сожалению, мы не можем говорить о содержании контракта и о сроке его действия.

Вопрос: Но вы можете получить финансовую компенсацию…
Петер Заубер: Случай с Кими – это, скорее, исключение из правил.

Вопрос: Обстановка в Бахрейне вновь накаляется. Считаете ли вы, что Гран При всё же состоится 22 апреля?
Петер Заубер: Должен сказать, что в этом вопросе я полностью полагаюсь на ответственных лиц. С одной стороны, это Берни Экклстоун, который должен найти баланс между доходами и ответственностью, а с другой – FIA. Именно они должны решить, поедем мы в Бахрейн или нет.

Вопрос: После Гран При Китая и Бахрейна начнутся тесты в Муджелло, на которых вы сможете проверить новинки для Гран При Испании. Подготовили ли вы какие-то новые детали для этапа в Шанхае?
Петер Заубер: На машине появятся лишь небольшие обновления, ведь у нас гораздо меньше ресурсов, чем у более крупных команд. Мы планируем подготовить аэродинамические новинки к тестам в Муджелло. Если они окажутся эффективными, мы будем использовать их в Барселоне.

Вопрос: Доработка машины требует денег. Получила ли команда предложения от новых партнеров, завоевав второе место в Сепанге?
Петер Заубер: Нет, но этот результат, несомненно, поможет на переговорах с партнерами.

Вопрос: Начиная с Гран При Австралии, Lotus и Red Bull Racing пытаются опротестовать воздуховод Mercedes. Sauber участвует в этом споре?
Петер Заубер: Нет.

Вопрос: Допустим, этот протест будет отклонен. Станут ли в Sauber копировать эту систему?
Петер Заубер: Наши инженеры работают над тем, что есть сейчас. Идея этого воздуховода не нова, вопрос только в том, как она будет воплощена. Сейчас я считаю разговоры о возможном запрете системы своего рода спекуляцией. Разумеется, в Sauber уделяют этому определённое внимание.

Вопрос: Я задал этот вопрос, поскольку в прошлом году в FIA несколько раз меняли решение относительно «выдувного» диффузора. Опасаетесь ли вы повторения ситуации?
Петер Заубер: Я не думаю, что система Mercedes так же влияет на эффективность машины, как «выдувной» диффузор. Во всяком случае, не думаю, что она играет определяющую роль в скорости, хотя очень важна в квалификации.

Вопрос: В данный момент вы занимаете четвертое место в Кубке конструкторов, опережая Lotus и Mercedes. Вероятно, вам бы хотелось завершить сезон с тем же результатом. Реально ли оставить две эти команды позади? Изменился ли подход к гонкам на базе Sauber в Хинвиле?
Петер Заубер: Этот результат мотивировал сотрудников команды, я верю, что он пойдет нам на пользу. Конечно, мы постараемся как можно дольше сохранить эту позицию, но я не думаю, что мы сможем долго удерживать Mercedes позади, просто потому что у них совершенно другой уровень ресурсов. Мне сложно судить о Lotus. У них очень быстрая машина. Проезжая круги в хорошем темпе, они могут претендовать на места в лидирующей группе.

Вопрос: Давайте сменим тему и поговорим о Договоре Согласия. В Сепанге исполнительный директор Sauber Мониша Кальтенборн заявила, что команда достигла договоренности с Берни Экклстоуном. Если не вдаваться в детали, это письменное или устное соглашение?
Петер Заубер: Я могу только подтвердить её слова: у нас есть договоренность с владельцем коммерческих прав. Я не могу ничего к этому добавить, но был бы рад скорому завершению переговоров со всеми командами.

Вопрос: Sauber практически 20 лет выступает в Формуле 1. Теперь сложнее находить спонсоров, чем прежде, или бюджет команды увеличился?
Петер Заубер: Конечно, бюджет значительно увеличился, но это могут сказать в любой команде. Раньше он составлял примерно пятую часть того, что мы имеем сегодня, но не стоит забывать, что прошло 20 лет. Уже тогда нам было сложно находить спонсоров. Нам повезло подписать контракт с Red Bull и Petronas, а затем с Crеdit Suisse. Находить партнеров такого же уровня стало сложнее из-за экономической ситуации.

Вопрос: Существуют ли меры, которые можно предпринять, чтобы получить достойный бюджет? Например, конвертировать валюту в договоре…
Петер Заубер: Конечно, мы меняем условия контракта там, где это возможно: стараемся работать с швейцарским франком, но, это, конечно, происходит всё реже. Кроме того, выплаты FOM производятся в долларах.

Вопрос: Сейчас снова говорят о сокращении расходов, хотя в 2009 году команды отклонили предложение Макса Мосли...
Петер Заубер: Макс Мосли установил очень низкий предел – это не могло бы сработать, прежде всего, в случае с заводскими командами. Важна возможность сконцентрироваться на тех аспектах, в которых команды особенно сильны. Например, у нас есть очень хорошая аэродинамическая труба, поэтому мы не хотели бы сокращать расходы на исследования в этой области. Мы вложили в нее много денег, но не могли бы её использовать.

Бюджет некоторых команд вдвое или втрое превышает наш, но у них недостаточно эффективная аэродинамическая труба, а нас обязывают сократить работу в аэродинамической трубе. Это плохо. Разумнее всего было бы обозначить максимальную цифру расходов – в этом случае, каждый мог бы использовать деньги для того, что считает нужным.

Вопрос: Какой должна быть эта сумма, если исходить из того, что бюджет команд варьируется от 30 до 300 миллионов долларов? Надо найти баланс между двумя совершенно разными мирами...
Петер Заубер: Вы правы, это непростая задача. Честно говоря, у меня тоже нет конкретного представления о том, как это сделать. Всё зависит ещё и от того, что входит в эти ограничения, а что нет.

Вопрос: В то время одним из аргументов было то, что особенно у заводских команд есть, вероятно, возможность прятать ресурсы в основных компаниях. Считаете ли вы, что возможно уравнять команды?
Петер Заубер: Говорят, что это возможно.

Вопрос: Как это должно произойти? Должен быть внешний контроль со стороны FIA?
Петер Заубер: По крайней мере, в Швейцарии существует официальный контрольный комитет, необходимый для аудита каждого акционерного общества.

Текст: . Источник: Motorsport-Total
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости
Читайте ещё