Русинов: Это был самый сложный Ле-Ман в моей карьере

Роман Русинов в Ле-Мане-2013

Экипаж российской команды G-Drive Racing в минувший уик-энд занял третье место в легендарном марафоне "24 часа Ле-Мана" - впервые в истории знаменитой гонки на подиуме был поднят российский флаг. В интервью F1News.Ru Роман Русинов рассказал о своих впечатлениях...

Вопрос: Роман, поздравляем с блестящим результатом в Ле-Мане. Вы довольны итогами гонки?
Роман Русинов: Конечно, я очень доволен. Впервые в истории российский пилот и российская команда поднялись на подиум Ле-Мана. И произошло это в год 90-летия этой знаменитой гонки. Я рад за G-Drive Racing, за «Газпромнефть», которая нас поддерживает. Мы долго к этому шли, "24 часа Ле-Мана" - очень сложная гонка, и добраться до финиша, а уж тем более до подиума - это очень хороший результат.

Конечно, не секрет, что мы надеялись на большее, но это Ле-Ман, и третье место - большое достижение. Причём, я только сегодня начал осознавать, что мы финишировали третьими. Но вчера, когда я поднялся на подиум, увидел внизу 300 тысяч зрителей - это было невероятно. И ты понимаешь, что эти 24 часа позади... Причём, гонка была очень сложной - то дождь, то солнце, часть трассы мокрая, часть сухая... Думаю, это был самый сложный Ле-Ман за всю мою карьеру.

Вопрос: Что помешало побороться за более высокие места?
Роман Русинов: У нас была скорость, но в начале гонки произошёл небольшой прокол, и ещё на первом часу, во время нахождения на трассе автомобиля безопасности, нам пришлось заехать в боксы. Мы потеряли на этом много времени, но потом смогли наверстать упущенное. Перед моей первой сменой мы ехали четвёртыми или пятыми, в итоге я смог подняться до первого места, но ночью у нас погасла панель с номерным знаком, и пришлось лишний раз отправиться в боксы для её починки. В итоге мы потеряли на этом два-три круга, а на финише проиграли победителю примерно полтора. Так что со скоростью на этот раз всё было в порядке.

В прошлом году мы тоже боролись за третье место, но из-за прокола финишировали четвёртыми. Однако тогда для нас третье место было максимумом. В этом году мы шли очень хорошо, с хорошей скоростью, и пусть подняться выше не удалось, но первый подиум - это очень здорово. Причём, в этом году достичь такого результата оказалось сложнее - в нашей категории выступало 22 машины, и все они были реальными претендентами на победу.

Майк Конвэй, Роман Русинов и Джон Мартин на подиуме гонки в Ле-Мане

Вопрос: Вы обновили и свой лучший результат в абсолютном зачёте - девятое место. И это лучший результат для российских гонщиков в истории Ле-Мана.
Роман Русинов: Да, это здорово, но, честно говоря, для нас всё же главное - результат в классе, а не в абсолюте, ведь мы не можем бороться с машинами LMP1.

Вопрос: Насколько этот Ле-Ман оказался сложным с физической точки зрения?
Роман Русинов: Не скажу, что он оказался так уж сложен именно физически, скорее ментально - гонка проходила в очень непростых погодных условиях, которые постоянно менялись. В последние часы мы увидели три серьёзные аварии, в том числе с одним из заводских экипажей Toyota. Всё это очень выматывало.

Прошлогодний Ле-Ман прошёл намного проще. В этом же году ты мог начать торможение чуть позже, или даже в том же месте, где и на предыдущем круге, но попасть в стену дождя, и вылететь с трассы. Всё это приходилось постоянно учитывать.

Вопрос: Вы довольны работой команды?
Роман Русинов: Команда сработала очень хорошо, это видно по времени проведения пит-стопов, по скорости решения нестандартной задачи с заменой панелей номеров на боковинах. Командой я очень доволен. Отлично провели гонку и мои напарники, Майк Конвэй и Джон Мартин. Все выступали безошибочно, так что результат очень позитивный.

Машина G-Drive Racing на пит-стопе в Ле-Мане

Вопрос: Что случилось с машиной №25 из вашей команды?
Роман Русинов: Они попали в аварию во время Warm-Up. Машину быстро отремонтировали, но некоторые повреждения остались, и это сказалось уже на первом часу гонки. А ночью у них произошла авария с одной из Ferrari категории GTE, машина врезалась в стену.

Вопрос: А вам трафик не помешал?
Роман Русинов: У нас тоже было несколько очень жёстких опережений. Порой, приходилось обгонять не по асфальту, а уже по газону, потому что мы прекрасно понимали, что сражаемся за лидерство, и время терять нельзя.

Вопрос: Вам уже удалось отоспаться после столь напряжённых суток?
Роман Русинов: Да, удалось, сейчас я уже еду заниматься спортом. Я уже работаю на следующую гонку, и думаю о том, что можно улучшить.

Вопрос: Когда вы узнали о смерти Алана Симонсена, который попал в аварию на первом часу?
Роман Русинов: На самом деле я об этом узнал только за час до финиша гонки, после своей последней смены, потому что по ходу этого марафона ты полностью сфокусирован на своём деле - общаешься с инженерами, механиками, пилотами. Я был в студии Nissan Nismo, и мне сказали, что в интервью эту тему поднимут. Это сообщение меня, конечно, потрясло, тем более, что я знал Алана с 2003 года, у нас были хорошие отношения.

Очень жаль, что гонка омрачена столь печальным событием. Но таков автоспорт, и мы все знаем о том риске, на который идём. Каждый раз, когда мы садимся в гоночную машину, особенно в Ле-Мане, где скорости превышают 300 км/час, всегда есть риск попасть в серьёзную аварию. Даже сейчас, когда машины стали достаточно безопасными, риск существует. Мы все это прекрасно понимаем, но никогда об этом не задумываемся, поскольку все усилия направлены на результат. Очень жаль, что так произошло, это был шок для всех нас. Честно говоря, я до сих пор не до конца осознал этот факт.

Текст: . Источник: эксклюзивное интервью
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости