Алексей Попов: "Люди собираются не меня слушать,а смотреть Формулу 1»

Статья с сайта телекомпании РТР

Поклонники Формулы 1 живут по своему календарю: календарю чемпионата мира. Есть даже такой анекдот: "Владимир Путин – это человек, которого избрали президентом в день Гран При Бразилии, а передали власть во время Гран При Испании."

С Алексеем Поповым, единственным российским комментатором Формулы 1 мы говорили после Гран При Малайзии. Однако разговор наш был не о Больших призах, а о секретах популярности этого вида спорта как у нас в стране, так и во всем мире…

Вопрос: Алексей, российские поклонники «Формулы-1» практически ничего не знают о том, как вы стали комментатором. Насколько мне известно, в детстве вы жили в Бельгии, где и «заболели» этим видом спорта…
Алексей Попов: Нет, я не жил в Бельгии. Я всего лишь бывал там на каникулах– у меня дедушка работал в торгпредстве. Когда я приезжал отдыхать, то видел Гран-при по телевизору. Но вообще машинами я интересовался с раннего детства.

Вопрос: У нас в стране интересоваться «Формулой» было сложнее, ведь информации было очень немного. Результаты, к примеру, я всегда мог получить из «Юманите», газеты французских коммунистов. А вот остальное уже додумывал, представлял себе.
Алексей Попов: Газета «Спорт-экспресс» мне очень понравилась с первого же номера, так как была сделана иначе, нежели «Советский спорт». И более того, там была статья о Формуле 1 заместителя главного редактора Владимира Гескина. Заметка была очень интересная, но о самой Формул» там было сказано очень мало. Честно говоря, я не собирался тогда писать о Формуле 1, но было желание получать интересную информацию. Я набрался наглости и поехал по адресу, который был указан в газете, и там уже спросил, кто здесь Гескин, выразил ему все свои претензии. На что как бы в шутку получил ответ: «А что, ты можешь лучше написать?» и я как бы в шутку сказал: «Да, могу». И так получилось, что я на следующий день приехал и начал писать.

Вопрос: Ну, газета – это просто, заметку написал и свободен. А с телевидением все гораздо сложнее – каждый уик-энд по два часа в прямом эфире не так-то уж просто проводить?
Алексей Попов: Как сказать. Я бы не стал говорить, что именно сложнее. У каждого жанра есть своя специфика.

Вопрос: Ну, если для газеты можно достать информацию, изучить ее и написать заметку, то телекомментатору, ведущему прямой эфир, надо очень хорошо разбираться в виде спорта, который он комментирует. А у нас ведь даже и учиться-то было не у кого…
Алексей Попов: Сейчас тоже не у кого учиться.

Вопрос: Тем не менее, вы стали звездой, вас выдвигали на «ТЭФИ». А у кого вы все-таки учились? Вы можете сказать, что, к примеру, Мюррей – это комментатор, на которого вы смотрели и учились?
Алексей Попов: Ну, во-первых, все-таки правильнее называть его Маррей. А во-вторых, комментарии Маррея, насколько мне известно, не выдерживают никакой критики. У нас появилась в последнее время одна большая проблема: люди переводят новости с английского языка компьютерными программами-переводчиками и считают, что это главное. Но это не самое главное. Это может прозвучать, как старый советский штамп, но в любой отрасли у нас очень велико преклонение перед Западом. Но не все то, золото, что блестит. Поэтому я не хочу говорить, что я учился у Маррея. Если серьезно, то я ни у кого не учился. Я всегда делал так, как мне казалось правильным. Мне сложно говорить о себе в восхвалительных тонах. Вы сказали, что я звезда, но я себя таковым не воспринимаю. Мне просто кажется, что я делаю свое дело и не считаю, что спортивный комментатор может быть звездой. Главное – спорт, ведь люди собираются у экрана не Попова послушать, а Формулу 1 посмотреть. И главное - не переоценивать себя в данной ситуации. И я себя не переоцениваю. Я существую на телевидении для того, чтобы помочь людям как можно полнее воспринять то, что происходит на экране, а иногда и то, спрятано за кадром.

Вопрос: Действительно, как вам удается совмещать несовместимое: вести гонку, рассказывать, как прошли свободные заезды, рассказывать о резине, которую используют гонщики?
Алексей Попов: Понимаете, у меня есть такой принцип: комментатор не должен молчать. Если у меня есть два часа гонки, то я должен говорить все это время. И бывают очень интересные гонки, когда то, что происходит на экране, позволяет держать очень высокий темп. Бывают не очень интересные, когда отрывы между машинами стабилизируются. Но в любом случае надо сохранять этот высокий темп репортажа. Фактического материала у меня очень много, поскольку я уже почти 10 лет пишу и почти 9 лет комментирую Формулу, достаточно хорошо знаком с большинством ключевых фигур Формулы 1: пилотами, инженерами и т.д., то есть огромное количество информации, которым хочется поделиться с людьми. Почему я немножко неадекватно прореагировал на слово «звезда»? Потому что я понимаю, что я работаю для людей, которым хочется узнать максимальное количество информации о происходящем на трассе.

Вопрос: А сколько стран реально смотрит Формулу 1?
Алексей Попов: Насколько я понимаю, большинство. В том или ином виде информацию с Гран-при получают практически во всем мире. Не всегда есть прямые трансляции и трансляции вообще в странах третьего мира, но в выпусках новостей все равно не обходится без упоминания Формулы1

Вопрос: А в чем секрет популярности Формулы 1 в мире?
Алексей Попов: Секрета никакого нет – люди смотрят то, что им интересно. Если говорить о такой стране, как Германия, к примеру, то не забывайте, что на старт выходит четыре немецких пилота, в том числе и Михаэль Шумахер, который выигрывает половину гонок. У немцев есть БМВ, есть Мерседес. В Германии, так же как в Италии, Франции и в Англии, есть культура автогонок. Что касается всех остальных стран, то само зрелище «Формулы-1» привлекает своими четкими правилами. Во-первых, проходит ограниченное количество соревнований, которые имеют один и тот же статус. Соревнования по теннису, к примеру, не прекращаются весь год; одновременно идет три-четыре турнира. Никто в конечном итоге уже не разбирается – кто играет, с кем играет, все смешивается в одну кучу. Или возьмем футбол. В этом виде спорта огромное количество соревнований: Чемпионаты мира и Европы, Лига Чемпионов, Кубок УЕФА. Параллельно команды играют в своих чемпионатах, есть вторые дивизионы, третьи, есть кубок страны. Что касается Формулы 1, то это всего 17 гонок в году. Все они являются этапами одного единственного чемпионата и построены по одной единственной схеме. Причем эта схема выдерживается по местному времени вплоть до начала свободных заездов, квалификации и т.д. Плюс к этому есть ограниченный состав пилотов: всего 22 гонщика, 11 команд. Людям достаточно просто наблюдать за «Формулой», в отличие от тенниса или футбола. А это приводит к росту популярности. А если говорить о том, почему автогонки популярны в целом, то в современном мире большинство людей пользуется машинами. И «Формула» олицетворяет эту цивилизацию.

Вопрос: К несчастью, в России рейтинги спортивных программ не такие высокие, как хотелось бы. При этом стоимость спортпрограмм достаточно высока.
Алексей Попов: Я не знаю, кто и как эти рейтинги замеряет. К тому же качество шоу может иногда отпугивать аудиторию, когда она не имеет возможности увидеть гонку или квалификацию целиком. Отдельные регионы не имеют возможности видеть гонку в прямом эфире. Насколько я понимаю, по количеству писем, по количеству регионов, которые смотрят Формулу с удовольствием, этот спорт находится просто на другой планете по сравнению с другими спортивными передачами. Может, я не объективен, поскольку это мой вид спорта, но я не уверен, что Формула у нас непопулярна. Она была популярна, когда мы ее только начинали показывать в 1992 году. Если бы вы видели количество писем, которое мы получали со всей страны, от всех возрастных групп! Это было просто потрясающе. За это время популярность «Формулы» могла только увеличиться.

Вопрос: Алексей, сейчас появился реальный проект по строительству в Москве трассы для проведения гонок Формулы 1…
Алексей Попов: Проекты появлялись еще при Брежневе. Сначала был проект на Красной площади, потом трассу хотели перенести на Воробьевы горы. Так что эта эпопея уже 20 лет продолжается. Сейчас есть два проекта, которые совершенно непонятным образом продолжают между собой конкурировать. Гораздо лучше сосредоточиться на одном из проектов, и создать трассу. Если не заняться этим сегодня, то поезд уйдет. Я не хочу лоббировать тот или иной проект, но мне кажется, что пора начинать действовать – другие страны не ждут и активно строят эти трассы.

Вопрос: Насколько будет реально получить Гран-При после того, как трасса будет построена?
Алексей Попов: Если мы ее действительно построим, и все организуем, то получить Гран-При России будет более чем реально. Не стоит забывать, что мы живем в России и, построив трассу, не мы им сделаем одолжение, а они почтут за честь иметь Гран-При России в своем календаре.

Другие новости