Петров: "Наш прогресс заметен невооруженным взглядом"

Виталий Петров на Гран При Монако

В традиционном эксклюзивном интервью для читателей F1News.Ru Виталий Петров рассказал о событиях уик-энда в Монако. Как известно, для самого россиянина шестая гонка сезона закончилась сходом, но его команда смогла вернуться на десятую строчку Кубка конструкторов…

Вопрос: Какие новинки Caterham использовала на самой медленной трассе чемпионата?
Виталий Петров: Мы привезли в Монако антикрыло специальной конфигурации, до того опробованное на тестах в Муджелло. Новинка оказалась очень полезной – нам удалось вновь сократить отставание от соперников, что было очень важно. Еще полсекунды – и мы сможем кого-нибудь опередить.

Тони Фернандес, с которым мы много общались в Монако, связывает большие надежды с нашим новым инженером Джоном Айли, который работает с аэродинамической трубой. Тони по секрету сообщил мне, что первые результаты должны быть уже к концу лета.

Вопрос: В квалификации на вашей машине не работал KERS. Сколько вы теряли из-за этого?
Виталий Петров: По нашим расчетам – примерно 0,4 секунды на круге. Первая квалификационная попытка, тем не менее, получилась очень удачной – я проиграл Хейкки всего 0,2 секунды. Но на второй все сложилось иначе – я, похоже, немного перемудрил, да и трафик помешал. Требовалось проехать быстрее, чем можно было в той ситуации – это привело к нескольким ошибкам. Уже в районе бассейна стало понятно, что отставание слишком велико, и я решил прервать круг, вернувшись в боксы, чтобы немного поберечь резину. Попытка «не пошла» с самого начала, а на еще один быстрый круг уже не было ни времени, ни топлива.

Вопрос: В стартовой толчее на вашей машине было повреждено переднее крыло, но в боксы вы поехали только на третьем круге – почему так поздно?
Виталий Петров: На трассе появилась машина безопасности, и мы с командой начали обсуждать ситуацию по радио. Я убеждал их, что видел обломки, что повреждение весьма серьезное. Но они ничего не могли разглядеть визуально. Мне тоже было сложно что-то почувствовать, так как мы двигались с малой скоростью. В итоге на эти переговоры ушло три круга.

Вопрос: Как именно развивались события, которые вынудили принять решение о сходе?
Виталий Петров: Сначала машина перестала ускоряться, передачи переключались очень плохо, а на дисплее, расположенном на руле, появилась надпись ALARM. Команда попросила меня еще пару кругов оставаться на трассе, но было видно, что темп резко упал. Инженеры поняли, что машина может остановиться в любую секунду – и не стали рисковать. Пока я не могу сказать точно, что же именно вышло из строя, но, по первым данным, все дело в ослабшем контакте жгута проводов.

Вопрос: Следили ли вы за тем, как ведёт гонку Хейкки Ковалайнен?
Виталий Петров: Конечно. Ему удавалось не отставать от тех, кто впереди – хотя мы и понимаем, что сейчас чуть медленнее. Мне кажется, он все же не смог бы сдержать Дженсона Баттона, так как тот ехал очень быстро. Но самое главное – мы продолжаем движение вперед. Это заметно невооруженным глазом и добавляет команде уверенности в своих силах. Мы понимаем, что не стоим на месте, а прогрессируем.

Текст: . Источник: эксклюзивное интервью
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости