Виталий Петров: "Я не люблю уступать"

Виталий Петров

После Гран При Турции российский пилот Lotus Renault GP по традиции ответил на вопросы эксклюзивного интервью для читателей F1News.Ru...

Вопрос: Виталий, как в команде оценили итог Гран При Турции?
Виталий Петров: В принципе, седьмое и восьмое место – это неплохо, но все же в команде расстроились, потому что знали, что скорость и верная тактика позволяют нам бороться за пятую-шестую позицию на финише.

Вопрос: Уик-энд на Истанбул-парке начался под дождем. Пилотировать в таких условиях на столь быстрой трассе было опасно?
Виталий Петров: Я бы так не сказал. Да, в 11-м повороте были большие лужи, многие не избежали разворота. Но еще до начала этапа я говорил, что в Турцию всегда приятно приезжать – именно потому, что эта трасса действительно безопасная, с большими асфальтовыми зонами вылета. Она прощает ошибки, разве что Феттелю не простила, но восьмой поворот действительно очень сложный.

Вопрос: Удалось оценить поведение дождевой резины, которую вы не испытывали на предсезонных тестах?
Виталий Петров: К сожалению, у нас не так много комплектов дождевых шин, поэтому мы проехали какое-то количество кругов, но не смогли понять, как они покажут себя на длинной дистанции.

Вопрос: На этот раз старт оказался не самым удачным – Шумахер смог проскочить мимо в первом повороте…
Виталий Петров: Я бы не сказал, что старт был плохим, скорее его можно назвать средним. Я никого не обогнал, а пропустил только Шумахера. Было видно, что он не собирается отступать в первом повороте, сместившись на внутренний радиус. Мне хорошо известна особенность турецкой трассы – в этом месте она идет под уклон, и если гонщик поздно тормозит внутри поворота, то на грязном асфальте блокируется переднее левое колесо, и он уезжает очень широко.

Так как я находился снаружи, он бы «увёз» меня с собой. При этом те, кто позади, в этой ситуации могли нас объехать – потому я принял решение, что в этот раз не стоит в первом повороте упираться до последнего. Я не люблю уступать, но из кокпита увидел ситуацию так: лучше дать ему дорогу, чем столкнуться или пропустить ещё больше соперников. Я знал, что моя машина быстрее, и уже на втором круге вернул себе потерянную позицию.

Вопрос: К сожалению, тот эпизод закончился столкновением. Расскажите, что произошло.
Виталий Петров: Я уже обогнал Шумахера и начал входить в поворот, когда получил удар в заднее колесо. Причем это произошло в тот момент, когда ещё нельзя было использовать подвижное крыло – я удачно прошел предыдущий поворот и использовал преимущество в скорости.

Вопрос: Вы с Михаэлем не общались после финиша?
Виталий Петров: Нет, мы друг друга не видели. Но в команде мне почти сразу сказали, что он признал свою вину.

Вопрос: В Турции вы использовали тактику с четырьмя пит-стопами. Этот вариант был выбран изначально, или вы приняли решение уже по ходу гонки?
Виталий Петров: Конечно, нельзя говорить, что у нас есть одна обязательная стратегия. Мы изучаем все варианты, анализируем, какой из них лучше, и разрабатываем порядок действий на случай непредвиденного развития событий. В этот раз, я считаю, мы все сделали правильно.

Вопрос: На протяжении большей части дистанции вы использовали жесткие шины, оставив Soft лишь на самый первый и самый последний отрезок. Почему?
Виталий Петров: Я не могу комментировать ситуацию с шинами. Скажу лишь, что сейчас нужно проанализировать итоги Гран При и сделать выводы на будущее.

Кроме того, на последнем отрезке у меня была сильная вибрация на задних колесах. Это странно – обычно такие вещи возникают на передних, если их заблокировать на торможении. Но в этот раз передние были в полном порядке, а задние вибрировали. Почему – мы пока не знаем, но это сказывалось на максимальной скорости.

Вопрос: На последних кругах вы вели борьбу с Себастьеном Буэми и отыграли позицию...
Виталий Петров: Когда я подобрался к Буэми вплотную, то допустил небольшую ошибку и потерял около двух секунд, заблокировав колеса. Но команда подбодрила меня по радио, сказав, что до финиша ещё круг, и я успею провести обгон. Так и вышло – в седьмом повороте я атаковал и чисто прошел его.

Вопрос: После финиша Ник Хайдфельд сказал, что ваша с ним борьба была излишне жесткой, и что напарники не должны так поступать. Вы согласны?
Виталий Петров: Что значит «напарники так не должны поступать»? Я не прижимал его к стенке, не подталкивал. Он попытался обогнать меня по внешнему радиусу в тот момент, когда у нас были одинаково изношены шины. Если он полагал, что легко сможет провести такой манёвр – то ошибался.

Я защищал позицию. Если бы мои действия были некорректными, команда сказала бы об этом после гонки. Но этого не было, и судьи меня не оштрафовали. Наверное, после финиша в нём говорили эмоции.

Вопрос: Как в Lotus Renault GP отнеслись к вашему поединку?
Виталий Петров: Совершенно спокойно – это обычная гоночная ситуация. И даже, я бы сказал, было легкое одобрение того, что мы боролись друг с другом.

Текст: . Источник: эксклюзивное интервью
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости