Адам Парр о Договоре Согласия и переменах в Формуле 1

Адам Парр

В конце прошлого года Берни Экклстоуну так и не удалось получить подписи всех команд под Договором Согласия, который должен был вступить в силу уже в этом году. В интервью Motorsport-Total бывший исполнительный директор Williams F1 Адам Парр объяснил, что его не устраивало в новом документе, и почему Еврокомиссия должна обратить на него внимание.

Вопрос: Можете ли вы представить себе ситуацию, что несколько команд обратятся в Еврокомиссию, чтобы выяснить законность нового Договора Согласия?
Адам Парр: Нет.

Вопрос: Почему?
Адам Парр: Кажется, я говорил об этом в интервью Bloomberg. Все ли команды зависят от благосклонности Берни? Нет. Я предполагаю, что одна из таких команд убеждена в том, что это повлечет за собой судебный процесс. Я надеялся, что определенную роль сыграет концерн Mercedes, ведь эти люди могли себе это позволить. Собственно, я пойду дальше и скажу: если бы руководству концерна показалось, что сделка незаконна, то я не понимаю причин, побудивших их поставить свою подпись – в этом случае они оказались бы участниками не вполне легального соглашения.

Вопрос: Вы удивлены тем, что McLaren не обратилась в Брюссель?
Адам Парр: Да, но принадлежит ли McLaren к числу тех, кто извлечет из этого пользу? – это еще вопрос. Если вы жертва нелегального соглашения и настаиваете на возмещении ущерба, то это одно, а если вы извлекаете из него пользу – совсем другое.

Действительно ли Договор Согласия нелегален? Я считаю, что будет лучше, если Еврокомиссия вмешается и воспрепятствует вступлению договора в силу. По результатам расследований она должна либо потребовать новое соглашение, которое соответствовало бы принципам Евросоюза, либо утвердить то, что уже предложено.

Задача Еврокомиссии – следить за соблюдением контрактов. Это оговорено в статьях 102 и 103 Договора о функционировании Европейского союза.

Вопрос: У Еврокомиссии много дел. Могут ли возникнуть проблемы?
Адам Парр: Да, я в этом не сомневаюсь. Проблемы заключаются, скорее, во времени и ресурсах, чем во всём остальном. Можно предположить, что расследование должен инициировать кто-то из руководства, кто интересуется спортом.

Вопрос: Почему в свое время Williams не подписала Договор Согласия?
Адам Парр: Я очень четко отразил это в своей книге The Art of War: существовало много предложений относительно 2013-го года, которые я считал неприемлемыми. При этом речь шла не только о финансовых вопросах.

Вопрос: Вы имеете в виду доминирование в спорте?
Адам Парр: Не только. Также меня не устраивали правила.

Вопрос: Появились новые правила, сменились лидеры, но в финансовой сфере серьезных перемен не произошло.
Адам Парр: Да. Опять же, в книге я возвращаюсь к обещанию, которое Берни дал Фрэнку Уильямсу: он сказал, что в 2013-м Williams получит не меньше, чем в 2012-м. Нет причин сомневаться в том, что он сдержал слово, но это не означает, что остальные получили деньги по заслугам.

Вопрос: Одна команда не получила ничего...
Адам Парр: Да. Сейчас для меня это неожиданность, и я не могу себе этого объяснить.

Вопрос: Нужно ли Формуле 1 больше десяти команд?
Адам Парр: В чемпионате уже больше десяти команд.

Вопрос: В недавнем интервью Reuters Берни сказал, что хочет оставить в Формуле 1 только 10 команд.
Адам Парр: Послушайте, если какая-нибудь из команд, участвующих в Формуле 1, подает заявку на участие в чемпионате, но вдруг оказывается на грани банкротства и несет ответственность за сокращение рабочих мест, то подобное заявление совершенно точно означает злоупотребление полномочиями. Кроме того, это неправильно, просто неправильно.

Вопрос: Справедливо ли утверждение, что одна из слабых команд может заблокировать решение, касающееся регламента?
Адам Парр: По-моему, это совсем простая ситуация. То, как и когда происходят изменения в правилах Формулы 1 - это основа конкурентоспособности команд. Именно поэтому к процессу создания регламента должен быть подключен каждый участник чемпионата. Если какая-либо из команд не участвует в этом процессе, то это, как минимум, означает, что она располагает меньшим объемом информации о том, что происходит или могло бы произойти. Следовательно, она хуже подготовлена к будущему.

Это не футбол, где участие команд в создании регламента, в сущности, не имеет значения. Если говорить о футбольном клубе Барселоны, неважно, что в 2014-м году размер ворот увеличится по сравнению с 2013-м, а размер мяча немного уменьшится, или же вместо 11 игроков на поле должно быть 10 футболистов. Это практически не влияет на подготовку, следовательно, не важно. Но в Формуле 1 перемены в правилах имеют основополагающее значение, поэтому важно, как вы к этому подготовитесь. Пожалуй, любая информация от инсайдера стоит дороже золота, поэтому я полагаю, что все команды должны быть включены в процесс принятия управленческих решений, касающихся правил. Комиссия Формулы 1 – это только часть единого целого. Наконец, правила создаются двумя рабочими группами – Технической и Спортивной.

В мои времена в Формуле 1 никогда не было проблем с недостаточно конкурентоспособными командами. Если в чемпионате много участников, каждый из них может заблокировать любое решение. Решение проблемы – в уже существующем механизме, согласно которому решения могут приниматься простым большинством участников. Кроме того, в основном эти решения блокируют не слабые команды, а одна из трех топ-команд. По-моему, есть определенный смысл в том, чтобы в создании регламента участвовали все команды.

Вопрос: Сейчас ходит много разговоров об ограничении бюджета на отметке 275 миллионов долларов?
Адам Парр: Это не предельная сумма, разве нет?

Вопрос: Как же иначе?
Адам Парр: Полагаю, нужно сказать, что я скептически отношусь к некоторым аспектам Договора Согласия и к тому, какую форму они принимают. Я говорю о финансовых вопросах, спортивном регламенте и доминирующей позиции в спорте. Кроме того, должен назвать еще два аспекта, которые считаю основными в Формуле 1.

Первое – это развитие спорта на международной арене. После этапов в Абу-Даби, Сингапуре и Южной Корее у нас появилась фантастическая гонка в Америке. Нельзя забывать, что за последние пять или шесть лет развитие спорта шло великолепно.

Второе – это повышение зрелищности за счет появления DRS и KERS. Кроме того, я считаю, что Pirelli отлично выполнила свою работу. Хорошо, что мы отказались от дозаправок: гонки стали увлекательнее, а интерес к ним не угасает. Вероятно, такого энтузиазма еще не было в истории спорта.

Как мы увидели в прошлом году, все постоянно меняется. Представители многих команд поднимались на подиум и выигрывали гонки, а результат Гран При становился известен лишь ближе к финишу. Некоторым гонщикам удавалось прорваться через весь пелотон. Подобные вещи становятся неотъемлемой частью спорта.

Текст: . Источник: Motorsport-Total
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости