Оливье Панис: "Не хочу, чтобы сын стал гонщиком"

Оливье Панис

Оливье Панис завершил карьеру в Формуле 1 в 2004 году, однако не расстается с автоспортом: сейчас он занимается карьерой Шарля Пика, гонщика Caterham, помогает своему 18-летнему сыну Орельену, выступающему в Формуле Renault 2.0. Именно поэтому он приехал в Москву, и мы воспользовались возможностью побеседовать с человеком, за плечами которого 158 Гран При в составе таких команд, как Ligier, Prost, B.A.R и Toyota, а также год работы в качестве тест-пилота McLaren…

Вопрос: Может быть, вы и не стали чемпионом, но в свое время в кругах российских любителей автоспорта вы были весьма популярны – возможно, благодаря той удивительной победе в Монако в 1996-м, когда вы еще выступали за Ligier…
Оливье Панис: Большое спасибо! Сразу хотел бы сказать, что мне очень приятно впервые посетить Россию, и Москва произвела на меня сильное впечатление. Ваша новая трасса Moscow Raceway выглядит очень здорово и, по-моему, идеально подходит для гонок Мировой серии Renault. На трибунах было много зрителей, и, думаю, что соревнования прошли отлично.

Если же говорить о моей карьере в Формуле 1, то это было фантастическое время, и, конечно, победа в Монако стала одним из лучших моментов. А одним из худших была авария в Канаде в 1997 году (во время гонки в Монреале машина Оливье на огромной скорости врезалась в отбойник, в результате чего он получил переломы обеих ног и вынужден был пропустить семь Гран При). Но, конечно, осталось немало хороших воспоминаний, адреналина тоже было много – в Формуле 1 его в избытке. В целом я считаю, что неплохо справлялся со своим делом.

Но, завершив карьеру в Ф1, я не перестал выступать в гонках: во Франции я участвую в зимних соревнованиях Trophee Andros, выступаю в туринге в классе GT3 за рулем спорткара McLaren и сейчас готовлюсь к «24 часам Спа». Все это, конечно, тоже приносит удовольствие, хотя адреналин уже не тот, что в Формуле 1.

Вопрос: В Москву вы приехали, прежде всего, потому, что ваш сын Орельен в этом сезоне гоняется в Формуле Renault 2.0. Может быть, когда-нибудь настанет день, когда в Формуле 1 будут выступать одни дети бывших гонщиков?
Оливье Панис: Честно говоря, я не хочу, чтобы мой сын стал профессиональным гонщиком, его занятия обходятся очень дорого, однако, он по-настоящему увлечен и по-боевому настроен, поэтому в свое время мне пришлось согласиться. А что я еще мог сказать?

Но находить спонсоров становится все сложнее, экономическое положение Формулы 1 далеко не лучшее, но сын с самого детства следил за моей карьерой, так что сейчас я стараюсь его поддержать и помогаю ему. Хотя, признаюсь, это не так просто.

Вопрос: Сейчас в Формуле 1 выступает довольно много французских гонщиков, хотя Гран При во Франции больше не проводится. Странная ситуация, ведь в вашей стране автоспорт очень популярен…
Оливье Панис: Ситуация действительно странная. Конечно, мы рады, что в Ф1 выступают четыре талантливых французских гонщика, тем более, я уже два года занимаюсь карьерой Шарля Пика. При нынешнем правительстве Франции перспективы у Гран При не лучшие, экономический кризис продолжается, но я надеюсь, что через пару лет французский этап может вернуться в календарь чемпионата.

Вопрос: Что можете сказать о том, как складываются дела у Шарля Пика?
Оливье Панис: По-моему, у него есть шансы в будущем стать настоящей звездой, но в настоящий момент мы работаем с командой Caterham, а для нее начало сезона было не слишком удачным, потому что машина далека от идеала. Но Шарль неплохо работает, у него хорошие отношения с командой, которой постепенно удается поднимать скорость машины. Серьезную спонсорскую поддержку Шарлю оказывает компания Renault, и это очень важно для его будущего. У нас долгосрочный контракт с Caterham, но сейчас мы ждем подписания контракта между командой и Renault по поводу поставок двигателей…

Вопрос: Что вы думаете о переходе Формулы 1 на новые турбомоторы V6? Раз у вас хорошие связи с Renault, вы, наверное, чувствуете, что эта компания удовлетворена таким развитием событий?
Оливье Панис: По-моему, инженеры очень довольны. Для них это новый проект, новая философия, однако двигатель получился очень дорогим, и я не думаю, что время для перехода на турбомоторы выбрано удачно. Финансовая ситуация сейчас очень сложная. Кроме того, машины тоже заметно изменятся, и топ-команды уже вовсю работают над новыми шасси, однако небогатые команды оказались в более тяжелой ситуации. Им сложно одновременно вести модернизацию машины этого года и работать над новой. Однозначно, в 2014-м большие команды будут в более выгодном положении, но так уж складывается ситуация. Впрочем, трудно будет всем.

Вопрос: В разные годы карьеры в Формуле 1 вы имели дело с шинами Goodyear, Michelin и Bridgestone. Сейчас все команды используют резину Pirelli, но в последнее время картина выглядит весьма странной – дело уже дошло до Международного трибунала FIA. Что вы обо всем этом думаете?
Оливье Панис: По-моему, Pirelli оказалась в сложном положении. Но ведь они не сами придумали такую резину – кому-то было важно поднять зрелищность гонок. В прошлом году все складывалось непросто, но в целом было интересно, однако сейчас, похоже, ситуация зашла слишком далеко. Это уже не Формула 1. По-моему, в Монако происходящее на трассе просто напоминало медленную процессию. Но в следующем году ситуация должна нормализоваться.

Вопрос: Также ходит много разговоров, что Формула 1 уже не та, что прежде, поскольку в ней выступает слишком много рента-драйверов, что деньги играют все большую роль, а талантливым молодым ребятам все труднее пробиться в высшую категорию автоспорта…
Оливье Панис: Не готов согласиться, по-моему, все это ерунда. Когда я начинал карьеру в Формуле 1, такие компании, как Elf и Gitanes Blondes тоже платили за меня большие деньги. Это я к тому, что и в прошлом за всех гонщиков Формулы 1 платили те или иные спонсоры, однако, никто ничего не говорил. Конечно, и тогда были далеко не лучшие пилоты, которые оказались в Ф1 благодаря своим деньгам, но если посмотреть на состав участников чемпионата 2013 года, то он очень сильный, несмотря на то, что практически за всех участников кто-то платит.

Оливье Панис за рулем Skoda на одной из гонок Trophee Andros

Вопрос: Расскажите об опыте выступлений в Trophee Andros, весьма необычном чемпионате по ледовым гонкам…
Оливье Панис: По-моему, это лучшая категория, в которой мне когда-либо доводилось гоняться, потому что, если говорить чисто о стиле пилотирования, то там он очень смешной! Он настолько специфический, что нужно забыть все, чему ты научился до этого. 20 или 30 лет мне твердили: чтобы быть быстрым, надо избегать скольжения, избыточной поворачиваемости, надо очень плавно работать рулем и точно выбирать траекторию. Но в Trophee Andros все надо делать наоборот. Также в этом чемпионате очень острая конкуренция, и гонки проходят по-настоящему весело.

Вопрос: В эти выходные проходили «24 часа Ле-Мана», знаменитый марафон, в котором вы тоже в свое время выступали, но на этот раз решили, что важнее приехать в Москву поддержать сына?
Оливье Панис: Я четыре года подряд выступал в Ле-Мане, в том числе два раза за рулем дизельного спортпрототипа Peugeot, и это было отличное время. Но скажу честно: для меня это слишком опасная гонка, там очень велика разница в скорости между категориями, к тому же, в ней выступают и просто любители, которые садятся за руль гоночной машины один раз в год. Ле-Ман можно назвать лучшим в мире соревнованием, но слишком уж велик риск, к тому же, я не очень люблю гонки на выносливость, поэтому перестал там выступать.

Текст: . Источник: эксклюзивное интервью
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости