Норрис: Никто не обязан слушать моё пение по радио

Ландо Норрис

Гонщик McLaren Ландо Норрис в интервью немецкому Auto Motor und Sport поделился впечатлениями о сезоне 2020 года, рассказал о своей работе в команде и заявил, что… не собирается брать уроки вокала.

Вопрос: Как вы оцениваете свою работу в этом сезоне?
Ландо Норрис: Я вполне доволен, несмотря на то, что мне иногда не везло. Особенно на Нюрбургринге, ведь я ехал четвёртым и имел шанс подняться на подиум. Там я потерял немало очков, как и в Портимао. Есть ряд аспектов, в которых мне бы хотелось прибавить. Хотя по сравнению с прошлым годом я добился прогресса именно в тех областях, в каких и планировал. В профессиональном плане я стал намного лучше.

Вопрос: Можете привести примеры?
Ландо Норрис: Я намного стабильнее работаю в течение всех дней гоночного уик-энда, начиная с первой тренировки и заканчивая гонкой. Лучше понимаю, как добиться нужного баланса машины, как правильно психологически готовиться к воскресной гонке. Я очень заметно продвинулся вперёд.

Вот разные детали этого большого пазла, которые надо правильно сложить: стратегия, работа с шинами, взаимодействие с командой. Я уже лучше справляюсь со всеми этими задачами. Начиная с первой тренировки я думаю о предстоящей гонке: с какими проблемами я могу столкнуться? Что может мне помешать?

Я не просто работаю на тренировке, а сразу настраиваюсь на выполнение задач, которые ждут впереди. Такой подход, а также тесное взаимодействие с инженерами помогает максимально эффективно использовать тренировки, а это очень важно при подготовке к гонке.

Вопрос: Над чем надо в первую очередь поработать? За счёт чего можно больше всего прибавить?
Ландо Норрис: Думаю, за счёт квалификаций. Я не слишком доволен своей работой по субботам. Даже на нескольких первых этапах сезона, когда я показывал неплохие результаты в квалификациях. У меня никогда не было ощущения, что удалось проехать действительно хороший круг. Чувствую, что потенциал ещё есть.

Иногда получается максимально качественно провести первую и вторую сессии, но в финале квалификации собраться не удаётся. Но и в гонках хочется поработать над некоторыми нюансами. Возможно, над стартами. В целом всё идёт неплохо, но хочется, чтобы было ещё лучше.

Вопрос: Вы пересматриваете гонки в отеле или дома, делаете работу над ошибками?
Ландо Норрис: Подробным анализом гонок мы занимаемся на совещаниях в команде сразу после финиша, на них идёт очень интенсивная работа. Иногда у меня остаются вопросы, и тогда я их задаю в понедельник или во вторник. Я постоянно думаю над тем, что и как можно делать лучше. Но для этого необязательно пересматривать всю гонку вечером в воскресенье.

Иногда я смотрю запись каких-то эпизодов, например, обгонов, чтобы понять, что делали соперники, как действовали в тех или иных ситуациях. Но всё-таки в свободное время полезно немного отдохнуть.

Вопрос: Что вас больше всего удивило за два года в Формуле 1?
Ландо Норрис: Даже не знаю. В McLaren меня хорошо подготовили к разного рода сюрпризам. Я был готов к трудностям. Возможно не все сразу удалось преодолеть, но не было ничего, что бы меня шокировало.

Вопрос: Что вы считаете главным из всего, чему научились почти за два сезона?
Ландо Норрис: Это работа с командой, с моими инженерами. Они всегда готовы мне помочь. Я в свою очередь тоже их поддерживаю. Я должен максимально эффективно взаимодействовать с моей группой специалистов, тогда и я смогу показывать максимально высокие результаты.

Вопрос: Вы поэтому так активно помогаете им в ходе анализа только что состоявшейся гонки?
Ландо Норрис: Я занимаюсь этим не потому, что обязан это делать, а потому, что такая работа приносит мне удовольствие. Потому что мы вместе смеёмся, делимся какими-то впечатлениями – всё это остаётся в памяти. Мне это нравится.

В результате инженеры всё делают эффективнее и быстрее. Если им помогать, они быстрее завершат свою работу, вернутся в гостиницу и смогут пораньше расслабиться. Несколько лет назад атмосфера в команде и её настрой были не такими хорошими, как сейчас. Думаю, я тоже внёс свой вклад в то, что мы вышли на новый уровень.

Вопрос: Некоторые считают, что управлять машинами Формулы 1 стало слишком легко, тем более что инженеры дистанционно контролируют работу гонщиков с пит-уолл…
Ландо Норрис: Если тот, кто так считает, сам сядет за руль машины Формулы 1, у него ничего не получится. И всё-таки есть ряд вещей, которыми гонщики предпочли бы не заниматься. Не хочется постоянно щёлкать переключателями, расположенными на рулевом колесе. Не всегда есть желание менять настройки. Хочется просто пилотировать на пределе возможностей машины.

Но поскольку техника стала очень сложной, время от времени инженерам приходится нас инструктировать. Это связано с тем, что силовые установки – гибридные, и надо понимать, как правильно действовать, чтобы процесс рекуперации энергии шёл более эффективно. Для всего этого нужна помощь инженеров.

Они нас поддерживают, но пилотируют машину не они. Гонщику приходится заниматься множеством вещей одновременно. Я не сомневаюсь, что сейчас пилоты так же хороши, как и те, кто выступал 10 или 20 лет назад. Современные машины стали быстрее, пилотирование требует большей отдачи сил. Что-то стало проще, чем было в прошлом, но многие вещи усложнились.

Вопрос: Что творится в вашей голове, когда гоночный инженер даёт инструкцию прибавить или соблюдать пределы трассы?
Ландо Норрис: Иногда я думаю, что ничего этого мне не надо говорить, я и так всё знаю. Иногда я атакую изо всех сил, но машина просто не желает ехать быстрее. Опять же, есть вещи, которые мы бы хотели изменить. В Формуле 4 или в Ф3 вы можете всю гонку атаковать, выкладываясь на 100%. Но в Формуле 1 даже по ходу гонки на самой быстрой трассе вовсе необязательно всё время атаковать.

Больше приходится думать о том, чтобы поберечь резину, иначе уже через несколько кругов она износится. Приходится экономить топливо, что позволяет стартовать с меньшим количеством бензина в баке, чтобы в начале гонки машина меньше весила.

Чтобы побеждать в современной Формуле 1, недостаточно быть просто быстрым. Мы проводим многочасовые совещания с инженерами, занимаясь составлением планов на очередную гонку. Поэтому, выходя на старт, мы знаем что и когда делать, на какой части дистанции, на каком круге.

Вопрос: Насколько гонки стали бы зрелищнее, если можно было бы всю гонку нестись на полном газу?
Ландо Норрис: Чтобы действительно изменить характер гонок, нужны машины, которые позволят преследовать соперника, держась от него на минимальной дистанции. Сегодня это проблема, которая всё портит.

Если мы сможем ехать за другой машиной, держась за ней вплотную и не теряя при этом 1,5 секунды на круге, гонки станут намного лучше. Теперь о резине: надо признать, что острые ситуации на трассе в последние годы возникают из-за того, что некоторые гонщики повреждают шины или им приходится беречь резину. Но это не гонки, а фейк. Мы хотим выкладываться на 100% и по-настоящему соперничать друг с другом. А приходится пилотировать особым образом, и только в какие-то моменты атаковать. Хотя выстраивать гонку можно по-разному…

Вопрос: После гонки в Портимао вы дважды извинялись. Во-первых, за ваши комментарии по радио, в которых вы критиковали Лэнса Стролла. А потом в понедельник после гонки вам пришлось извиняться за комментарии по поводу побед Льюиса Хэмилтона. Тогда на вас рассердились его болельщики, судя по комментариям в социальных сетях. Наверное, вы тогда подумали, что вовсе не это имели в виду?
Ландо Норрис: Вот именно. Я стараюсь быть хорошим и совершать правильные поступки. Но, как и все, иногда злюсь, и эмоции могут выплёскиваться – по некоторым радиосообщениям это чувствуется. Ты стремишься показать хороший результат ради команды и заработать очки. Потом кто-то тебе всё портит. Конечно, ты выходишь из себя.

Я понимаю, что кому-то это не нравится. Но я уверен, что в определённых ситуациях любой начинает злиться на окружающих. Люди начинают что-то осуждать, потому что видят меня по ТВ. Как будто они сами ни на кого не злятся. Им кажется, что сами-то они идеальные, хотя все понимают, что это не так. Может быть, некоторые гонщики Формулы 1 – настоящие герои, а я просто обычный человек.

Вопрос: Если вы будете пилотировать точно такую же машину, что и Льюис Хэмилтон, кто победит?
Ландо Норрис: Не смогу ответить, пока такой момент не настанет. Но я уверен, что все гонщики хотели бы получить такую машину. И все знают, что Льюис, наверное, один из лучших в истории Формулы 1. Все завидуют ему, ведь он одержал столько побед. Я тоже так хочу. Кто-то скажет: конечно, я бы его одолел. Но я недостаточно самоуверен, чтобы так утверждать.

Вопрос: Иногда мы слышим, как вы поёте по радио. Не думали брать уроки вокала?
Ландо Норрис: Нет. Что я люблю в жизни, так это мою команду, мою работу, гольф и, конечно, мою семью. И мне хочется преуспеть на всех четырёх направлениях. Но мне никогда не хотелось доставить кому-то удовольствие своим пением. У всех есть право выбора. Никто не обязан слушать меня по радио. Но, разумеется, все слушают.

Вопрос: Вы любите компьютерные игры. Может ли Формула 1 чему-то научиться у этой индустрии?
Ландо Норрис: Нельзя терять связь с реальностью. Игры – это игры. Жизнь – это жизнь. И в гонках не должно быть места никаким фейкам. 50 лет назад люди любили Формулу 1, потому что это были настоящие гонки. 20 лет назад, наверное, у Формулы 1 было не меньше поклонников, чем сейчас. И хотя мир меняется, а игровая сфера постоянно развивается, Формула 1 должна оставаться Формулой 1. Не надо её трогать. Я лишь надеюсь, что из неё не будут пытаться сделать нечто такое, чем она не является.

Текст: . Источник: Auto Motor und Sport
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости