Хуан Пабло Монтойя: "Обожаю процесс гонок!"

Честно говоря, самое сложное в интервью с Монтойя - это договориться с пресс-атташе Williams о его проведении. Однако когда в назначенный вечер четверга перед гонкой в Маньи-Кур вас ждет в моторхоуме улыбка и железное рукопожатие колумбийца, то уже через пару минут пропадает даже само ощущение интервью. Разговор течет сам собой, Хуан-Пабло отвечает быстро, подробно, постоянно шутит, в свою очередь, спрашивает о России, перспективах Гран При, популярности у нас Формулы 1. В отличие от других пилотов он отнюдь не стремится перевести в благоприятную плоскость даже сложные вопросы и совершенно не использует заученных штампов. Полчаса пролетают незаметно, и вот уже моего собеседника тянут из-за стола - он должен выполнять насыщенную программу медийно-спонсорских обязанностей. Ну а я предлагаю вам избранные фрагменты нашей беседы.

Вопрос: Хуан Пабло, прежде всего поздравляю со вторым местом в Нюрбурге. Теперь давления будет поменьше?
Хуан-Пабло Монтойя: Да его, собственно говоря, и не было. В отличие от многих пилотов я отнюдь не живу в ожидании газетных полос, чтобы узнать, как я выступил. Когда ошибаюсь, я первый честно об этом говорю, однако, если я выкладываюсь на "отлично", мне тоже об этом прекрасно известно. Я не жду хвалебных речей или критики, просто принимаю их как само собой разумеющийся фактор гонок. Так что давление на меня оказать тяжело. 

Вопрос: Но в команде были не очень довольны количеством ваших финишей?
Хуан-Пабло Монтойя: Конечно, они были недовольны количеством финишей. Но это отнюдь не значит, что они были недовольны именно мной. Ведь на моем счету только две ошибки в девяти гонках. А до финиша я не добрался семь раз. Так что им есть, кем быть недовольными помимо меня.

Вопрос: То есть общий итог после первой половины сезона скорее положительный?
Хуан-Пабло Монтойя: Ну, во всяком случае, далеко не резко отрицательный. Могло быть и лучше, но могло и хуже. Перед началом сезона все говорили, что мне будет тяжело выдержать сравнение с Баттоном. Я же вообще считаю, что сравнения здесь некорректны. Где-то ему было легче, где-то - намного тяжелее. Кроме того, это был лишь первый сезон БМВ, так что многое приходилось открывать вновь. Тут уже преимущество изначально было на моей стороне. Однако, если уж на то пошло, думаю, что я смог доказать свою скорость.

Вопрос: Да, но в последней гонке создалось впечатление, что финишировать можно только избавившись от традиционно агрессивного стиля. Если это так, то жаль!
Хуан-Пабло Монтойя: Нет! (Смеется.) Спешу заверить, что это не так. Я изменил свой темп только на первых десяти кругах. Машину было тяжело пилотировать, ярко была выражена недостаточная поворачиваемость. Для того чтобы избежать ошибки, я действительно не выжимал все возможное, но как только болид стал полегче, вновь принялся атаковать в полную силу. Так что со своим стилем расставаться не собираюсь.

Вопрос: А насколько вообще стиль пилотажа в Формуле 1 отличается от CART?
Хуан-Пабло Монтойя: Я бы выделил здесь два разных аспекта. Главное - это не сам пилотаж, а методы работы. В КАРТе все машины практически одинаковы, в то время как в "Ф-1" разница между лучшими и худшими может доходить и до трех с лишним секунд. Однако, как это ни парадоксально, именно в "Ф-1" работа над настройками куда важнее. В КАРТе, как и в "Ф-3000", даже не совсем правильно настроив машины, можно компенсировать это пилотажем. В "Ф-1" же, если ты не подогнал подвески под резину наиболее оптимальным образом, все преимущество твоих шасси и мотора сводится на нет. Пилотажем же это уже не компенсировать. Возьмите Канаду. Я ошибся с настройками в квалификации, и в итоге - Ральф второй, а я на такой же машине - десятый. В принципе я не комплексую, что пока уступаю ему, это даже подгоняет, мотивирует меня. Но после такой разницы я был страшно зол на себя!

Вопрос: Ну, а второй компонент?
Хуан-Пабло Монтойя: Это, собственно говоря, удовольствие от пилотажа, от гонок. И тут КАРТ нужно разделить на две части. Дорожные трассы куда менее интересны, чем "Ф-1", так как машины намного тяжелее, медленнее разгоняются и хуже тормозят. Да и трассы в "Формуле" куда интереснее уличных гонок вдоль бетонных стен в Штатах. Но вот овалы... Это совсем другое дело. Тут очень интересно и зрителям, и нам, пилотам. Безумные скорости, чудовищная цена малейшей ошибки, постоянная борьба бок о бок... 

Вопрос: Человеческие отношения в паддоке тоже теплее? В "Ф-1" тебя уже испытывали на прочность старые волки, а там...
Хуан-Пабло Монтойя: Да точно так же. Везде новичкам пытаются с хода указать их место. Конечно, Джимми Вассер, мой партнер по "Гэнесси", встретил меня тепло, но остальные сразу же попробовали запугать, чтобы не высовывался. Но мой жизненный принцип прост: я уважаю людей, только если они сами меня уважают. В первых же свободных заездах на овале Майкл Андретти жестко подрезал меня и сбросил скорость. Но это не оказало на меня воздействия. Кругом позже я сделал то же самое, и мы закончили в стене. На пит-лэйне Чип Гэнесси даже подрался с боссом Майкла Карлом Хаасом. Зато с тех пор все в отношении меня вели себя на трассе вежливо и уважительно. Признали за своего! (Смеется.)

Вопрос: Но КАРТ, в общем-то, - достаточно редкий опыт, а вот в остальном твоя карьера была полной: "Ф-3", "Ф-3000". В то время как теперь пилотов все чаще берут чуть не из картинга?
Хуан-Пабло Монтойя: Не знаю, не мне судить. Каждый случай особенный, кто-то может пилотировать "Ф-1" на приличном уровне и после "Формулы-Рено", а кто-то и после "Ф-3000" так и не способен на это. Но я бы не стал развивать идею, которая, увы, сейчас часто высказывается, - что, мол, "Ф-3000" и вовсе не нужна. Лично мне она многое дала с точки зрения опыта, понимания гонок. Я провел там два года. В первый стал вице-чемпионом, а во второй - выиграл титул после жаркой схватки с Ником Хайдфельдом.

Вопрос: Кроме того, ты выучил европейские трассы?
Хуан-Пабло Монтойя: Не совсем. Пилотаж настолько разнится, что я больше узнал за единственный день тестов здесь, в Маньи-Куре, после "Гран-при Монако", чем за две гонки с квалификациями в "Ф-3000". Даже если нам не совсем повезло, ибо почти весь день шел дождь, и я проехал посуху всего с десяток кругов. Но причин опасаться у меня нет. Трасса достаточно интересная и должна вполне подходить нашей машине. 

Вопрос: Возвращусь к стилю. Многие считают, что на месте Ральфа на Нюрбургринге ты бы не поднял ноги с газа на старте. 
Хуан-Пабло Монтойя: Ну, если бы меня прижимал к стене мой родной брат, то поднял бы. (Смеется.) А так, конечно, нет. И по одной простой причине. Михаэль борется за титул, и ему столкновение было куда менее выгодно, чем Ральфу. Так что он решил просто припугнуть брата, но до конца, до контакта, не пошел бы. С другой стороны, моего партнера тоже можно понять - впереди предстояла еще длинная гонка...

Вопрос: Но он был прав, обидевшись на Михаэля? Маневр действительно был на грани дозволенного?
Хуан-Пабло Монтойя: Не знаю, не было времени пересмотреть повтор по телевизору - промежуток между гонками слишком короткий.

Вопрос: Тебе после КАРТа не привыкать гоняться каждую неделю. "Гран-при" ведь, наверное, интереснее, чем тесты?
Хуан-Пабло Монтойя: И да, и нет. Когда в КАРТе случалось по четыре этапа подряд, то с психологической точки зрения это тяжело. К тому же в "Формуле-1" тесты действительно важны. Как я уже говорил, иначе здесь машину не улучшить. А если бы гонки проводились каждую неделю, то приблизиться к чуть более сильным соперникам было бы просто невозможно.

Вопрос: И последний сюжет. Образ "плохого мальчика" тебя не тревожит?
Хуан-Пабло Монтойя: Это все изобретение прессы. Я не лучше и не хуже, чем остальные. Стоит сказать, что я не прячусь под одеяло от ужаса при слове "Шумахер", как я становлюсь "плохим". А это действительно так. Мне платят не за то, чтобы я с пиететом относился к соперникам, сколько бы титулов они ни выиграли, а за то, чтобы я старался опередить их на трассе. Если же заранее признавать свою слабость, то далеко не уедешь. То, что пишет обо мне пресса, - это даже хорошо: кто-то меня любит, кто-то ненавидит, но, во всяком случае, я никого не оставляю равнодушным. А это значит, что свою долю рекламы команде я отрабатываю.

Вопрос: И ты подыгрываешь прессе в своих интервью?
Хуан-Пабло Монтойя: Нет, просто говорю то, что думаю. Но, похоже, уже сам этот факт выделяет меня из общего ряда. А жаль. Не думаю, что образ гонщиков-роботов идет на пользу популярности всей "Формуле-1". Иногда создается впечатление, что некоторые больше всего ценят в своей работе ее пиар-аспект. А я, наоборот, обожаю сам процесс гонок, это главное.

Вопрос: Ну а популярность? Неужели не радуют колумбийские флаги на трибунах?
Хуан-Пабло Монтойя: Еще как радуют! Я горжусь, что за меня болеют. Если кто-то скажет тебе, что ему наплевать на славу и любовь болельщиков, то это просто лжец. Более того, когда мы приедем на "Гран-при России", надеюсь, что на трибунах будет полно колумбийских флагов! (Смеется.) Так и напиши, с намеком!В Маньи-Куре Монтойя опять выступил блестяще. Выучив в пятницу трассу (более 50 кругов), он в отличие от Ральфа выбрал жесткий тип "Мишлена" - и не прогадал. В квалификации он оказался лишь на шестом месте, но в гонке был быстрее и, главное, стабильнее благодаря меньшему износу. Гарантированное второе место, а то и борьбу за победу, увы, отнял отказавший мотор, но Хуан Пабло не унывает - ведь он прежде всего любит гоняться, не забывайте.

06.07.2001. Алексей Попов. Спорт-Экспресс
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости