Майкл Маси: Наша задача – принимать правильные решения

Майкл Маси, директор гонок FIA

После Гран При Мексики директор гонок FIA Майкл Маси прокомментировал наиболее важные и спорные моменты, возникавшие по ходу уик-энда на автодроме имени братьев Родригес.

Вопрос: В команде McLaren небезопасно выпустили из боксов машину Ландо Норриса, после чего ситуация развивалась по довольно необычному сценарию…
Майкл Маси: Вообще-то всё было очень просто. Поскольку был риск, что машину выпустили на трассу в небезопасном состоянии, команда предпочла её остановить. По радио мы слышали, что они не были уверены, правильно ли было закреплено колесо. После гонки стюарды изучили всю имеющуюся информацию и выяснили, что на самом деле, машина не была в небезопасном состоянии, когда её выпустили из боксов.

Насколько я понимаю, в команде решили перестраховаться после того, что произошло с Карлосом Сайнсом в Монце.

Вопрос: Можете рассказать о ситуации в квалификации: вам пришлось возобновить расследование после комментариев Макса Ферстаппена на пресс-конференции о том, что он не сбросил скорость? И действительно ли в тот момент были технические проблемы с жёлтыми флагами?
Майкл Маси: Начну со второй части, так проще. Всеми сигналами, которые подаются традиционными сигнальными флагами, в том числе жёлтыми, двойными жёлтыми, зелёными, белыми, жёлто-красными, что предупреждает о том, что трасса скользкая, управляет маршал, который находится в конкретной точке трассы. Он нажимает на соответствующую кнопку на пульте и активирует тот или иной сигнал.

Но все сигналы красными флагами, сигналы о том, что на трассе автомобиль безопасности или активирован режим виртуального сейфти-кара, подаются из помещения, где расположена дирекция гонки. Фактически все сигналы, которые необходимо показывать сразу по всей трассе, подаются только нами.

В квалификации произошло вот что: в результате аварии Валттери Боттаса был повреждён кабель, так что маршал, который должен был подать сигнал жёлтым флагом, мог сколько угодно нажимать на кнопку, но сигнал всё равно не загорелся бы. Это что касается второй части вопроса.

Переходим к другой его части. На самом деле мы сразу начали изучать, что там произошло, но в той ситуации главным было состояние здоровья Валттери: надо было выпустить на трассу медицинский автомобиль, убедиться, что с гонщиком всё в порядке. Понятно, что затем надо было доставить разбитую машину в боксы Mercedes, починить повреждённое ограждение трассы – вместе с делегатом по безопасности мы должны были убедиться в том, что всё восстановлено.

Потом мы вернулись в дирекцию гонки и занялись изучением информации о всех трёх машинах, которые имели отношение к аварии Валттери – речь о Себастьяне Феттеле, Льюисе Хэмилтоне и Максе Ферстаппене.

В случае с Льюисом всё было просто: там, где он ехал, сигналов жёлтым флагом не было. Но Себастьяну и Максу сигналы были поданы, и если Феттель сбросил скорость, то Ферстаппен – нет.

Вопрос: Почему эти процедуры занимают так много времени по сравнению с тем же футболом? Разбирательство длилось три с половиной часа – есть ли способ ускорить этот процесс?
Майкл Маси: Формула 1 – сложный спорт. Мы должны изучить всю имеющуюся информацию, чтобы определить, было ли нарушение правил. В этом случае выяснилось, что один из гонщиков их нарушил.

Вопрос: Хочется всё-таки разобраться: даже если бы Макс воздержался от своих комментариев, стюарды всё равно занялись бы его нарушением?
Майкл Маси: Однозначно. О комментариях Макса мы узнали уже после того, как я обратил внимание стюардов на это происшествие и попросил их всё изучить. В итоге он был оштрафован в соответствии с действующими нормами, на которые ориентируются стюарды: если гонщик не отреагировал на сигнал одинарным жёлтым флагом, за это он лишается трёх стартовых позиций, а в случае с двойными жёлтыми флагами – уже пяти позиций.

А то, что Макс говорил на пресс-конференции, для меня не было важно вообще, поскольку на тот момент я уже инициировал расследование.

Вопрос: Насколько он должен был сбросить скорость, чтобы избежать нарушения?
Майкл Маси: Регламент гласит, что гонщик должен существенно замедлиться. Т.е. он должен был сбросить газ.

Вопрос: В той аварии машина Боттаса врезалась в защитные барьеры TecPro – вы не рассматривали вопрос об изменении их расположения?
Майкл Маси: Нет. Эта часть трассы подлежит сертифицированию, что и было сделано несколько лет назад. Расположение барьеров определяется по результатам анализа данных о возможных углах удара, для этого мы моделируем различные аварийные ситуации. То, что было до субботнего происшествия, соответствовало нашим расчётам, но после него мы должны будем всё изучить, чтобы понять, что и как можно улучшить.

Вопрос: Чем объяснить, что сегодня решение оштрафовать Даниила Квята, к результату которого стюарды прибавили 10 секунд, было принято за четыре с половиной минуты, а в Японии, где оштрафовали Шарля Леклера, для этого потребовалось очень много времени?
Майкл Маси: Если с Квятом сегодня всё было предельно ясно с самого начала, то в Японии ситуация была сложнее, там надо было выслушать обоих гонщиков – и Леклера, и Ферстаппена.

Наша задача – принимать правильные решения. Иногда этот процесс занимает больше времени, чем хотелось бы, но лучше пусть решения будут правильными, чем мы допустим ошибку.

Текст: . Источник: собственный корреспондент
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости