Джеймс Ки: "Мы должны добиться прогресса…"

Sauber C30

В Sauber надеются, что новая машина, представленная в Валенсии, поможет команде начать новое восхождение после сложного прошлого сезона, последовавшего за уходом концерна BMW из Формулы 1.

Сразу после презентации Sauber-Ferrari C30 руководство команды в лице её главы, Петера Заубера, технического директора Джеймса Ки и исполнительного директора Мониши Кальтенборн ответили на вопросы прессы…

Вопрос: Какие главные трудности вам пришлось преодолеть, создавая новую машину?
Джеймс Ки: Основная сложность была связана с аэродинамикой нового диффузора. Он заметно сказался на работе всей машины, ее поведение изменилось во многих отношениях, ведь диффузоры прежней конструкции были очень эффективными. Интеграция KERS в конструкцию шасси тоже была сопряжена с определенными трудностями, но, пожалуй, сложнее всего было прогнозировать работу новой резины.

Вопрос: Почему в 2011-м году системы KERS будут играть более существенную роль?
Джеймс Ки: В 2009-м только две команды использовали KERS до конца сезона, и ещё две от этого отказались. Во-первых, для Формулы 1 это была совсем новая технология, во-вторых, у команд возникли проблемы с интеграцией KERS. Технический регламент тогда предъявлял абсолютно другие требования к аэродинамике, а, кроме того, были проблемы и с компоновкой, и развесовкой.

В этом году KERS в меньшей степени будет влиять на скорость машины. Её минимальный вес увеличен на 20 кг по сравнению с прошлым годом, введены новые требования к развесовке, что, в основном, связано с шинами. Мы используем систему KERS, разработанную Ferrari, которая отличается удобством конструкции, что важно для клиентской команды, поскольку её влияние на архитектуру машины не слишком велико. Еще в мае, приступив к разработке шасси, мы учитывали, что будем использовать KERS.

Вопрос: В какой мере работу облегчали аэродинамическая труба и системы вычислительной гидродинамики (CFD), которыми располагает команда?
Джеймс Ки: Для разработки заднего крыла нам необходимо было активно использовать и технологии CFD, и, прежде всего, аэродинамическую трубу. Команда располагает трубой очень высокого уровня, и в процессе создания подвижного крыла это оказалось очень кстати.

Вопрос: Чем руководствовалась команда, подписывая контракт с Серхио Пересом? Прежде всего, финансовыми соображениями?
Джеймс Ки: Мы следили за его выступлениями в GP2, где Серхио добился значительных успехов уже во втором сезоне, а в прошлом году у нас был очень хороший опыт работы с Камуи Кобаяши, продемонстрировавшим подлинный талант.

Новичкам приходится трудно, борьба весьма острая, но Серхио много тренировался, очень хотел сесть за руль, и мы решили его поддержать. К началу тестов в Бахрейне надо добиться, чтобы он адаптировался к машине. В лице Камуи у него есть хороший ориентир, и Серхио это будет полезно.

Вопрос: Какие цели стоят перед командой в 2011-м году?
Петер Заубер: Как можно чаще зарабатывать очки и улучшить нашу позицию в Кубке конструкторов.

Джеймс Ки: К сказанному Петером могу добавить, что мы должны добиться прогресса по сравнению с прошлым годом. Мы также хотели бы развить ряд тенденций, наметившихся в 2010-м, которые мы не смогли воплотить с прежней машиной, с С29. Мы хотим, чтобы новое шасси было более универсальным, отличалось более стабильным поведением и позволяло регулярно бороться за очки.

Вопрос: Почему вы решили по-прежнему использовать в оформлении машины темно-серый цвет?
Мониша Кальтенборн: Мы называем его графитовым, а не серым, – для Петера Заубера это важно!

Вопрос: Что вы думаете по поводу календаря сезона, состоящего из 20-ти этапов?
Петер Заубер: По-моему, это максимум. Возможно, он даже на одну гонку длиннее, чем хотелось бы. Одна гонка – это 5%, и она мало на что влияет, но для команды это весьма заметно. Не только для механиков: я тоже должен буду ездить на все двадцать гонок!

Вопрос: Поможет ли подвижное крыло решить проблему обгонов?
Джеймс Ки: Сложно сказать. Не думаю, что существует какое-то одно решение. Было бы рискованным слишком далеко заходить с такими вещами. В конце концов, всё зависит от возможностей гонщика и машины. Думаю, в прошлом году благодаря Камуи мы были в благоприятном положении. Он – настоящий боец, и успешно атаковал, хотя и не располагал никакими вспомогательными устройствами. Все зависело только от него, и от тактики, разработанной командой.

В связи с регулируемым крылом было много разговоров по поводу правил его использования, и у FIA есть определенная свобода в том, чтобы сделать эти правила не слишком простыми, но, в то же время, не слишком сложными.

В каком-то смысле крыло идет на замену воздуховодам, поскольку к концу прошлого года эти системы были на вооружении большинства команд. Полагаю, гонщику придется применять несколько иной арсенал приемов, и, кроме того, возможно, те команды, у кого крыло работает более эффективно, будут испытывать соблазн несколько увеличить прижимную силу при настройке машин перед квалификацией.

Но если ты не можешь эффективно использовать крыло в ходе гонки, тогда, возможно, это обернется потерей скорости. Есть немало технических и тактических соображений по поводу его применения. Посмотрим, будет ли оно способствовать обгонам. Полагаю, ситуация должна улучшиться и сделать гонки интереснее, но всё должно быть в разумных пределах.

Вопрос: Какой процент прижимной силы был утрачен в связи с запретом двойных диффузоров, и как команда собирается это компенсировать?
Джеймс Ки: Потеря заметная, поскольку эти диффузоры были очень эффективными. Как ни удивительно, но разработать новый диффузор оказалось не настолько сложным делом, так что параметры в значительной степени были восстановлены. Думаю, в ходе сезона команды вернутся на уровень 2010-го года.

Вопрос: Расскажите о том, как команда прогрессировала после вашего прихода?
Джеймс Ки: За последние 10 месяцев она сильно изменилась. Команда пережила процесс сокращения штата; кроме того, в прошлом году нас преследовали проблемы с надежностью. Но все работали с максимальным напряжением сил, разрабатывая С30, ведь компактный коллектив более сплочен, и команда становится более эффективной.

Несколько человек подходили ко мне и признавались, что сейчас форма, в которой находится Sauber, намного лучше. Изменения чувствуются, и они носят позитивный характер.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости