Жак Вильнев: Интервью с Крисом Балфом

Жак Вильнев

Жак Вильнев - это ходячее противоречие. Дома он играет на акустической гитаре или развлекается на компьютере, а через несколько дней обходит Майкла Шумахера на скорости 200 миль в час или летит на лыжах с головокружительной скоростью вниз по склону горы.

Как только он пришел В Формулу 1 в 1996 году, он сразу же принес дыхание свежего воздуха. Он говорит всегда только от себя, он называет лопату лопатой и дает понять, что не переносит дураков, и в жизни и на трассе. Журналисты, которые пытаются переступить в беседе с ним грань дозволенного, получают резкий отпор и не пытаются повторить это во второй раз.

Он - один из немногих пилотов, действительно настоящий спортсмен, и у него всегда есть что сказать. В мире, где много спортивных звезд, которые и пару слов связать не могут, Жак свободно говорит на трех языках французском, итальянском и английском. Интервьюировать его всегда приятно и в этот раз я жаждал получить настоящее удовольствие от беседы. Я был настроен избегать клише в вопросах

- Вам бывает страшно?, Что является вашими целями на этот сезон?, Вы хотите погоняться в Ferrari?

На протяжении последних лет он мог позволить себе любую лучшую вещь, которую можно купить за деньги, это и стало моим первым вопросом. 

'Итак, Жак,' - спросил я. ' Какую гитару Вы предпочитаете, Fender или Gibson?' 

Этот вопрос застал его врасплох, он выглядел немного озадаченным: "Gibson," - ответил он. 

'Почему?' - продолжил я.

"Ну, вообще-то я редко играю на электрических гитарах," - ответил он. "Я предпочитают нейлоновые струны, испанские гитары, акустические, я люблю чувствовать, как гитара "играет у тебя в руках", я люблю чувствовать звук пальцами. Для этого нужны именно такие струны."

Какая музыка оказывает большее влияние на него?

"То, что я играю, и то, что я слушаю - две большие разницы," - говорит он. "Я покупают огромное количество компакт-дисков, но у меня совершенно не хватает времени их слушать. Я не люблю громкую музыку, даже если это рок-группа."

Ему нравится лирическая музыка, спрашиваю я: "Не обязательно, но я люблю слышать звуки, я не хочу, чтобы это было только невнятным набором звуков. Я люблю очень точный, звук хорошего качества. Но я никогда не включаю функцию "bass" на музыкальном центре на максимум потому, что не люблю это дребезжание."

Тогда я спрашиваю о его, предпочтениях в кино: "Я люблю смотреть ... ," - он колеблется.

"Иногда что-нибудь интеллектуальное," - продолжает он. "Это может быть легкое кино с каким-нибудь интеллектуальным контекстом, которое не забивает Ваш мозг, а просто заставляет задуматься Вас о некоторых вещах, которые происходят в жизни. Я не слишком люблю фильмы ужасов - это не для меня…. Какие фильмы…. Ну например "Остин Пауэрс"."

Уже становится понятным, что Жак, предпочитает музыку и кино, которые дают ему некоторую пищу для размышлений, не важно в какой области. 

"Вообще-то, для того, что бы поглубже во что-нибудь погрузиться, я предпочитаю читать книги." 

А как насчет предпочтений в литературе? "Научная фантастика," - быстро отвечает он. "В основном что-то типа фэнтези." 

Я знаю, что он большой любитель книги "Властелин Колец". "Ну это одна из первых книг которую я прочел, давно это было. Пирс Энтони - очень хороший автор, Орсон Скотт Кард, также неплох; Маргарет Веис и Трейси Хикман - вероятнее всего мои любимые авторы."

Он получает настоящее удовольствие оттого, что имеет возможность обсудить вещи, которые интересуют его. Он продолжает говорить о научной фантастике, я спрашиваю, получает ли он удовольствие оттого, что, читая эти книги, может уйти от реальности и окунуться совершенно в другой мир. 

"О да," - отвечает он, улыбаясь. "Свобода, с которой писатели позволяют себе придумывать свои собственные миры - то, что они могут писать о любом обществе, и создавать любой тип общества с различными правилами, и нет ничего страшного, даже если это очень темный мир. Это здорово." 

Я спрашиваю, есть ли у него желание самому что-нибудь написать?

"Ну нет! Я ужасно пишу, у меня проблемы с орфографией," - смеется он. "Мне нравится писать песни или что-то вроде этого." 

'Даже короткие истории?' - спрашиваю я.

"Я бы никогда этого не стал делать, потому что, я не профессионал в этом деле, а заниматься тем чего я не умею, просто не хочу. Люди будут интересоваться моим творчеством только потому, что я звезда спорта, но это не по мне."

'Но, если Вы не хотите писать под своим настоящим именем, Вы могли бы использовать псевдоним?' - спрашиваю я. "Ну, это в конце концов стало бы известно," - говорит он. "И тогда, как только люди узнают, об этом, то начнут думать - какой он дурак."

Я спрашиваю, от чего Жак получает настоящее удовлетворение в жизни, он не задумывается:

"Свобода, которую я имею сейчас," - говорит он твердо. "Возможность делать все, что я хочу, это весьма важно. Возможность быть самим собой, я весьма счастлив своей жизнью."

В этом году Жаку исполняется 30 лет - что это для него значит, большой срок или только очередная цифра? "Я чувствую беспокойство по этому поводу," - смеется он.

'Какой совет или напутствие, которое Вам кто-либо дал в жизни, Вы считаете самым главным?' - спрашиваю я.

"Думаю, что главное состоит в том, чтобы реально осознавать то, чего Вы хотите в этой жизни и идти вперед к намеченной цели," - он делает паузу на мгновение, чтобы подумать. "Не знают точно, потому что большую часть жизни я полагался на свои чувства, и они меня не подводили. Я мало внимания обращаю на советы окружающих людей…"

Джок Клиа, главный гоночный инженер BAR, который перешел вместе с Жаком из Williams, подошел, чтобы задать Жаку несколько вопросов. Прежде, чем Джок смог открыть рот, Жак спрашивает его "Джок, я не обращаю внимания на советы окружающих, неправда ли?" Джок молча смотрит на Вильнева, ответ уже не нужен. "Правда!" - смеется Жак, сам, отвечая на вопрос. "Я прислушиваюсь к советам своего внутреннего голоса, но я учусь на ошибках других и делаю выводы из этого."

Несколько лет назад, я написал статью о людях, которые крутятся в мире Формулы 1 - кого бы я хотел пригласили на 'званный ужин '. Я спросил Жак, кого бы пригласил он, из ныне живущих или мертвых:

"Ну, я бы не стал приглашать мертвецов," - сказал он. "Потому, что они слишком мало бы съели!!!" - мы оба рассмеялись.

Есть ли у Жака кто-нибудь из великих людей истории мира, с которыми он хотел бы встретиться наяву? 

"Я думаю, что наиболее интересные люди - очень отрицательные персонажи истории и злые люди, так что я не думаю, что я хотел бы перекинуться парой слов с кем-либо из них. Но я действительно хотел бы понять, что, какие мысли могли подвигнуть их на совершение своих злодеяний."

'Страшные люди?' - спрашиваю я. "Думаю да," - говорит Жак. "Из за того, что хороших людей помнят меньше, и я - не большой знаток истории, в школе я ни когда не уделял ей особого внимания, так что я действительно даже не знаю, с кем мог бы встретиться. Полагаю, с Цезарем было бы весьма интересно, или даже лучше с Клеопатрой." - усмехнулся он.

Ясно, что, несмотря на его концентрацию и очевидную уверенность в себе, он достаточно скромен. Принимая во внимание, что некоторые пилоты Формулы 1, используют каждую возможность сообщить миру, насколько они замечательны, Жак во всем, предпочитает затенять себя, никогда не выпячиваться.

Я прошу, Жака представить, что моторный спорт был бы запрещен по экологическим причинам, как еще он мог бы зарабатывать на жизнь?: "Мы бы гонялись на электрических автомобилях," - быстро как выстрел отвечает он. 

Я снова спрашиваю его том, чем он мог бы зарабатывать себе на жизнь?

"Сейчас мне нет необходимости зарабатывать себе на жизнь," - отвечает он, показывая, что нет необходимости развивать эту тему.

'Представьте, что У Вас нет ни копейки?', - спрашиваю я.

"Невозможно представить, что бы Вы делали, если бы у Вас чего-то не было или чего-то не будет," - отвечает он. "Это невозможно. Все Ваши домыслы разбиваются в пух и прах, когда Вы попадаете в предполагаемую ситуацию на самом деле."

Я спрашиваю Жака, о профессии, в которой он бы хотел попробовать себя: "Музыкант, что-нибудь связанное с музыкой." - говорит он. А чем бы он ни хотел заниматься? "Просиживать штаны в офисе?" - улыбаясь, отвечает он. 

Проводит ли он свое свободное время в интернете?

"Да, конечно," - говорит он. "В основном играю в различные игры и просматриваю сайты и форумы." 

Я спрашиваю его, какими качествами он восхищается в людях?
"Честностью, твердостью, умом, силой характера, независимостью ..." я показываю, ему на тело что бы он подвел итог красотой. "…. и красивым телом!" - добавляет он смеясь. 

Какие люди ему неприятны? "Люди, которые хитрят, которые не откровенны с тобой. Люди, которые не знают, чего сами хотят," - твердо отвечает он. "Слабые люди. Слабые не значит люди, которые плачут, это - не та слабость, которую я имел в виду."

'Люди, которые не делают ничего, чтобы помочь себе?' - спрашиваю я.

"Да, совершенно верно, люди, которые во всех бедах обвиняют окружающий мир, а не самих себя." 

'Вы политичный человек?' - задаю я вопрос Жаку.

"Не думают," - отвечает он. "Я весьма прямолинеен, так что, если есть что-нибудь, во что я верю, и я чувствую уверенность в своей правоте, тогда я подойду и скажу это человеку в лицо. Если это не так, я буду знать об этом. Я не играю в политические игры, потому что быть политиком, значит врать в лицо людям, ожидая их реакции и действий - я не могу себе этого позволить. Иногда, правда, тебя втягивают в эти игры..."

'В Формуле 1 тоже много политики, много обмана,' - прерываю я его. "Да," - в ответ кивает Жак. 
Чтобы полностью сменить тему, я спрашиваю, 'А как насчет животных? Есть ли они у Вас в доме?

"Когда я был маленьким у нас были и кошки и собаки. Сейчас у меня кошка - зовут ее Эрта," - застенчиво отвечает он. Чтобы убрать эту неловкость, я обращаю внимание на то, что сам имею девять кошек. "Уау," - восклицает он с улыбкой до ушей. "Как Вы запоминаете каждую по имени?" 
Я прошу, чтобы он рассказал мне немного о Формуле Милосердия, мероприятии, которое он очень близко принимает к сердцу: 

"Это началось три года назад с 24-х часовой лыжной гонки," - отвечает он. "Спонсоры команды оплатил каждый километр, сделанный лыжниками, существуют и другие спонсоры, которые главным образом помогают оборудованием, они очень нас выручают. Поскольку чтобы поднять все это в горы, нужны вертолеты, необходимо доставить материал для сцены, потому что проводятся концерты с музыкантами, танцы, банкеты. В прошлом году в Индианаполисе мы провели состязание по гольфу." 
"Каждый год это проводится для разных целей - помощи разным организациям. Мы можем видеть и понимать, что они делают с деньгами, так что мы знаем, что это не только исчезает в документах. И это очень важно, потому что мы получаем ряд запросов каждую неделю, но, к сожалению, не можем выполнить все из них. Я не хочу идти в больницы, где меня будут фотографировать, так что может показаться, что я делал это только ради себя самого - это не по мне. Я предпочитаю реально что-нибудь делать. В прошлом году мы помогли трем различным ассоциациям детей и одна из них, на деньги, полученные от благотворительности, должна была построить школы или больницы - вот почему мы занимаемся этим. Это примиряет людей. Это очень ответственное занятие и в тоже время это весело. Здесь нет профессиональных лыжников. В соревнованиях принимают участие обычные люди, но гоняются и выкладываются они, как будто это Чемпионат Мира. Очень приятно наблюдать атмосферу, царящую там."

Становится понятно, что Жак болеет за это дело всей душой. 
'Ваш любимый город?' - спрашиваю я. "Монреаль," - без колебаний отвечает Жак.

'На каком языке Вы думаете?' Похоже, Жак удивлен этим вопросом.

"Это от многого зависит. Если я говорю на английском языке, то и думаю на нем. Если говорить о гонках, в машине, скорее всего на английском. Думаю, это зависит от того, с кем и о чем я говорю. Но думаю я на языке на котором говорю в данный момент." Должен заметить, что в течении всего интервью Жак неоднократно отвечал на звонки по мобильному телефону на французском языке. Положив трубку, он сразу же переключался на английский "извините," - говорил он, нажимая на кнопку записи на моем диктофоне, который он любезно согласился подержать во время беседы. "На чем мы остановились."

На днях в некоторых газетах появилась информация о частной жизни Дэвида Култхарда, несколько сайтов опубликовали эту историю. Что думает по этому поводу Жак. "Вещи, которые Вы делаете за закрытой дверью - это Ваше личное дело. Если нет, тогда Вам придется смириться с тем фактом, что люди могут узнать об этом, и это не будет являться Вашем частным делом. Если Вы занимаетесь сексом в парке, это публичная область информации."

Когда Жак находился в Японии, он прославился как "Король Караоке", какую песню он любит исполнять? "Дайте вспомнить, тогда я пел "I'm not in love", для девушки. Было очень забавно." Моя просьба об исполнении какой-либо песни была проигнорирована.

Я заметил, что, по моему мнению, Жак лучше гоняется последние два сезона, даже лучше, чем в 1997 году, когда он завоевал титул чемпиона мира. "Да, конечно," - отвечает он. "С каждым годом я приобретал так необходимый опыт и усиленно тренировался, что и делаю посей день."

Был ли Жак когда-либо деморализован в течение последних сезонов? Жак поворачивается к Джоку Клиа, который снова к нам присоединился. "Джок, ты видел меня деморализованным в течение последних сезонов?" - спрашивает он и добавляет "может быть пару минут." "Пол часа," - вступает Клиа. "И обычно во время гонки," - добавляет он, смеясь.

"Да, полчаса, а затем я бы встряхнулся и пошел работать дальше," - добавляет Жак. "Потому, что я верю в то, что если усердно работать - все получится."

'Как близко Вы подошли к подписанию контракта с "Benetton", или это все было дымовой завесой?' Он поднимает руку и показывает маленький промежуток между большим и указательным пальцами. "Так близко," - говорит Жак. "Да, действительно, все так и было," - добавляет он.

'Что Вы можете сказать о шинной войне, которая грядет в этом сезоне?' 

"Это великолепно, это просто замечательно," - говорит с энтузиазмом Жак. "Если Вы выберете неправильный тип резины - это станет большой неудачей для Вас, но гонки станут более зрелищными."

'Патрик Хэд считает, что будет много апелляций и судебных разбирательств в связи с этим, Вы разделяете его точку зрения?'

"Нет, определенно нет" - говорит Жак. "Я не знаю точно все инструкции, но определенно нам следует вернуться к сликам потому, что остается много места для интерпретации существующих правил."

'Я тоже так считаю. Необходимо вернуть в Формулу 1 слики и уменьшить крылья болидов,' - замечаю я. 'Как Вы думаете, почему этого не случилось?' "Потому, что просто решение уже принято," - говорит Жак. "Его уже нельзя изменить, вот и все. Знаете, не важно согласны люди с этим решением или нет. Для всех все одинаково. Я не согласен с этим, но для остальных все остается по-прежнему." 

'Какую победу Вы считаете самой запоминающейся в своей гоночной карьере?' - спрашиваю я.

"Победу на Indy500," - говорит Жак без колебаний. 

Несколькими днями позже, весь мир узнал о страшной трагедии, которая произошла на гонке Nascar в Дайтоне. Погиб Дэйл Эрнхард. Я спросил Жака о его мыслях в этот момент. "Я не знал его лично, так что мне трудно говорить. Всегда испытываешь особые чувства, когда погибает близкий тебе человек. Да, он был великим гонщиком, одним из лучших. Всем нам горько в этот день. Это очень грустный момент."

О своих основных соперниках. "Конечно Шумахер, он хороший пилот," - говорит Жак. "Также Хаккинен, этих двух пилотов я и считаю основными соперниками."

За день до этого, в одном из интервью, Жак упомянул, что хотел бы сразиться с Шумахером лицом к лицу. "Я не знаю когда это может случиться," - повторил Жак.

"Не думаю, что это должен быть обязательно Шумахер. Я хочу побить любого сильного гонщика, не важно кто это будет, Михаэль или кто-либо другой. Но, он быстрейший на данный момент времени, Хаккинен тоже, так что эти два парня у меня на прицеле."

Что Жак думает о молодняке, который стремительно вошел в мир Формулы 1.

"Я думаю это просто смешно," - твердо отвечает Жак. "Это смешно," - повторяет он. "Формула 1 является гонками высшей лиги, и вот сюда приходят просто дети, которые закончили всего 23 гонки и получили суперлицензию, это просто смешно. Мы набили много шишек, чтобы оказаться здесь. Мы набрались опыта, сделали немало ошибок. Это опасно для всех пилотов, когда на трассе человек без опыта."

'Так Вы думаете, что Макс Мосли должен был отказать им?'

"Да," - говорит Жак. "Да, потому, что любой гонщик, проехавший больше кругов, будет быстрее чем они на треке. Я волнуюсь за то, чтобы наши гонки не стали посмешищем, детским садом. Скоро будут подписываться контракты, когда они находятся в утробе матери."

Я замечаю, что в "Формуле-1" появляются пилоты, которые только начали гоняться в "Формуле Форд".

"Ну. Я думаю это смешно," - отвечает Жак. "Думаю, это происходит из-за того, что они дешево обходятся и при возможности будут проданы в другие команды намного дороже. Можно сказать, они являются PR-продуктом, команды не заботятся о том, чтобы воспитать из них настоящих личностей." 
"Это не сильно меня беспокоит потому, что я уже оставил свой след в Формуле 1," - добавляет Жак. "А другие молодые пилоты, которые по ступенькам взбираются на вершину гонок, проходя Ф3, Ф3000? Что остается для них. Такая ситуация просто неприемлема."

Я спрашиваю Жака о его отношении к своему новому партнеру по команде Оливье Панису.

"Он сильный гонщик. Он быстр, доволен и в команде царит прекрасная атмосфера. Мы хорошо работаем вместе. Это хорошее приобретение для команды. Нам нужен был как раз такой опытный гонщик."

Сейчас, главной темой обсуждения является возвращение в Формулу 1 систем трекшн-контроля, что думает Жак по этому поводу.

"Это сделает жизнь намного легче," - говорит он. "С этой точки зрения я не имею ничего против этого. Но если посмотреть на это с точки зрения настоящего гонщика, я ненавижу это потому, что трекшн-контроль уменьшит преимущество хороших гонщиков от всех остальных. Если Вы считаете себя хорошим пилотом и хотите выигрывать гонки, эта система Вам не нужна. Все эти изменения сильно поменяют систему настройки болидов, но если она легальна, то не будет смысла что-либо придумывать и обманывать остальных."

Я спрашиваю Жака о том, с кем из великих гонщиков прошлых лет он хотел бы погоняться?

"Ни с кем," - отвечает Жак. "Я не интересуюсь историей. Гонщики, которые гонялись десять лет назад сильно отличаются от сегодняшних. Все меняется и в гонках и в жизни. Сегодня у гонщиков совершенно другой менталитет."

'Вы выиграли "Indy500", стали чемпионом мира двух миров - Indy и F1. Есть ли у Вас желание побить своеобразный рекорд и выиграть еще одну гонку в Ле Мане?'

"Это было бы замечательно," - отвечает Жак, улыбаясь. "Никто еще не выигрывал все четыре титула."

'А Вы бы хотели?'
"Думаю, да."

Пришло время завершать нашу беседу. Жак пожимает мне руку и говорит, что ему было интересно со мной общаться. И я ему верю. Ходячее противоречие. Человек, который не боится никого и ничего, всегда так уверенный в себе и своих силах, человек у которого дома живет милая кошка по имени Эрта. Гонщик Формулы 1 - Жак Вильнев.

04.04.2001. Крис Балф
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости