Джеки Стюарт: "Сегодня в Формуле 1 нет очевидного лидера"

Джеки Стюарт

В августовском номере британского F1Racing на вопросы читателей журнала отвечал трёхкратный чемпион мира, бывший владелец команды Джеки Стюарт. Некоторые ответы шотландского ветерана весьма любопытны…

Вопрос: Кого вы сегодня считаете лучшим гонщиком?
Джеки Стюарт: Я не смогу назвать одно имя. Сегодня в Формуле 1 нет очевидного лидера, и это очень необычно. Нет кого-то, вроде Джима Кларка или Ники Лауды, Айртона Сенны или Алена Проста. В молодости я спрашивал Кена Тирелла: «Какое время у Джимми?» - этого было достаточно. У нас впервые за многие годы нет абсолютного лидера, нет того, кого можно было бы считать преемником Шумахера. Знаете, Михаэль никогда не стартовал с поула до гибели Сенны.

Вопрос: Какую победу вы считаете лучшей в истории Формулы 1?
Джеки Стюарт: Думаю, это победа Фанхио в Нюрбургринге’57. Хоторн и Коллинз считали себя недосягаемыми, из-за большой протяженности трассы и отсутствия радиосвязи они не знали, что их кто-то преследует, и он смог застать лидеров врасплох.

Вопрос: Почему вы никогда не выступали за Ferrari?
Джеки Стюарт: Однажды я побывал на переговорах с Энцо. Я был недоволен выступлением за BRM, и в Ferrari проявили интерес. Как и всех, кто бывал в Маранелло, меня впечатлило увиденное, правда встреча была настолько секретной, что Энцо лично встречал меня у ворот.

Потом я провёл гонку Формулы 2 на Сицилии, и Жаки Икс спросил: «Джеки, ты будешь выступать за Ferrari, или нет?» Он сказал, что команда предложила ему контракт, и обратился ко мне за советом. Я порекомендовал ему подписать контракт, а сам отказался.

В те годы у Ferrari была репутация команды, работающей на фаворита, при этом каждый из гонщиков считал себя таковым. Я не видел для себя места в этой ситуации.

После рукопожатия с Энцо я считал вопрос решенным, но встреча с Иксом не вселяла веры в то, что я буду выступать в этой команде. Было бы здорово погоняться за Ferrari, но не в тех обстоятельствах.

Вопрос: Стирлинг Мосс считает, что гонки стали слишком безопасными, вы с ним согласны?
Джеки Стюарт: Гонки не могут быть слишком безопасными, но в Формуле 1 лучше других в спорте научились контролировать степень риска. Больше 16-ти лет прошло с тех пор, как гонщики погибали во время Гран При. Машины стали другими, топливные баки изменились, на трассах появились профилированные барьеры безопасности, смягчающие удар, а Сид Уоткинс проделал фантастическую работу по улучшению медицинского обслуживания на автодромах.

В целом, я согласен с тем, что подразумевал Мосс – сегодня гонщики допускают больше ошибок, связанных с появлением позволяющих рисковать широких асфальтовых зон безопасности. Однако, законы статистики говорят о том, что однажды трагедия снова может случиться. Я не хочу думать об этом, но мы не должны менять сегодняшнее отношение к безопасности.

Вопрос: Макс Мосли однажды назвал вас «сертифицированным дурачком». Вы часто обменивались колкостями в прессе, хотя ставили перед собой похожие цели в том, что касается повышения безопасности гонок…
Джеки Стюарт: Макс Мосли – невероятно умный и образованный человек, он был прав, обозвав меня – я не способен к чтению, даже читать ваши карточки с вопросами для меня непростая задача. Потом его серьёзно критиковали за это высказывание, ведь оскорбляя неполноценного человека, вы переходите грань, а он сделал это. Макс часто допускал подобные ошибки, он говорил и совершал поступки, не соответствующие статусу, хотя при этом всегда оставался блестящим оратором. Я давно и хорошо знаю Мосли, но не всегда разделяю его взгляды.

Вопрос: На месте руководителя Red Bull Racing что бы вы сказали Феттелю и Уэбберу после столкновения в Турции?
Джеки Стюарт: Этого не должно было произойти, задача команды – предусмотреть подобное развитие событий. Этого бы не случилось при Чэпмене, Тирелле, думаю, это было невозможно и во времена Альфреда Нойбауэра. Уэббер стартовал с поула, лидировал от первого поворота до этого инцидента. В этой ситуации я просил бы гонщиков сохранять позиции.

Мы с Франсуа в 1973-м заработали три дубля, руководствуясь правилом – лидируя определённую дистанцию нужно прекращать борьбу перед финишем. Да, в Турции позади пары Red Bull ехали гонщики McLaren, но искусство управления командой в том, чтобы справляться в таких ситуациях.

Вопрос: Вы бы справились с сегодняшними машинами?
Джеки Стюарт: Если однажды вы научились ездить на велосипеде, то уже не забудете этот навык. Через двадцать пять лет после ухода в отставку я сел за руль Stewart GP в Сильверстоуне, и не атаковал в Copse только потому, что мне было уже за шестьдесят. Точки торможения изменились – я тормозил настолько рано, что должен был ещё дважды переключить передачу, чтобы доехать до поворота. Я привык тормозить за 175 ярдов до поворота, теперь это 50 ярдов.

Знаете, я никогда не жалел, что покинул гонки. Я едва не ушел в конце 1971-го, когда заболел мононуклеозом, через год открылась язва, а в 1973-м решил, что завершу карьеру после окончания сезона. Об этом знали только Кен Тирелл и ещё несколько парней, Элен я не говорил. В том году я выиграл третий титул, но ушел бы в любом случае.

Вопрос: Как будет складываться борьба между Баттоном и Хэмилтоном? Кто победит?
Джеки Стюарт: На некоторые трассах Дженсон так же плавно управляет машиной, как я или Ален Прост – очень важно, чтобы на дистанции вы облегчали работу тормозам и резине.

Баттону сейчас 30 лет, а Льюису – 25, их разделяет пять лет очень важного опыта. В некоторых областях Дженсон сильнее, но Льюис от природы невероятно быстр, и в этом превосходит Баттона – он постоянно атакует, непрерывно нацелен на борьбу, за его действиями на трассе очень интересно наблюдать. У них разный подход и разные методы.

Дженсон провел отличную гонку в Австралии, потом я встретил его отца и сказал, что горжусь его работой – так могли проехать Ален Прост или Джим Кларк. Я отправил бутылку шампанского в его номер.

Текст: . Источник: по материалам F1 Racing
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости
Читайте ещё