Интервью с Эдди Ирвайном перед Гран При Италии

Эдди Ирвайн и Лучано Бурти

Вопрос: С какими чувствами Вы направляетесь на Гран При Италии теперь, когда Вы являетесь пилотом Ягуар, а не Феррари? Боитесь насмешек или даже, не дай Бог, камней от известных своей горячей кровью тиффози?
Эдди Ирвайн: Как раз наоборот! В большей степени, опасение излишних восторгов. Это удивительно, насколько по-прежнему высока моя популярность в Италии, несмотря на то, что я уже не езжу здесь за Феррари. Если я нахожусь в Милане, меня повсюду узнают на улице.

Вопрос: В прошлом году Вы вели борьбу за чемпионский титул, в этом же - за место среди середнячков. Не желали ли Вы большего для себя от перехода в Ягуар?
Эдди Ирвайн: Конечно, я желал немного большего. Однако только после прихода в команду, я смог осознать: нам предстоит ещё долгий путь. И это интересно - собирать все частички мозаики в единое целое. Мы только сейчас начинаем понимать, чего нам в этом году не хватает. Для меня сейчас важнее понимание этого, чем достижение результата.

Вопрос: Какие проблемы Вы испытываете с машиной?
Эдди Ирвайн: Главная проблема в аэродинамике. Новый мотор, конечно, тоже недостаточно силён, но в любом случае, лучше того, с которым мы начали сезон.

Вопрос: Что даёт Вам основание верить в успешное будущее?
Эдди Ирвайн: Новых, лучших технарей, возможно удастся заполучить лишь через год-два. Скорее всего не дождёмся мы и собственной аэродинамической трубы. Самое главное, чтобы мы постепенно поняли, какая философия ведёт к успеху. Для того, чтобы побеждать, мы должны прорваться через этот ад.

Вопрос: "Мы должны прорваться, чтобы побеждать", это те слова, которые Вы говорите каждый раз. А вот долго ли выдержит Ваша мотивация?
Эдди Ирвайн: Я сражаюсь также жёстко, как и в Ferrari, часто может быть даже жёстче. Только это почти никому незаметно. Я хочу добиться успеха с этой командой. Окей, мы ещё не так хороши, как нам хотелось бы быть, но почти всегда могли квалифицироваться в десятке лучших. Просто должно пройти два-три года, прежде чем успех придёт к нам. Я не могу просто повернуть рубильник в позицию "победа".

Вопрос: Какова Ваша роль в команде по сравнению со временами Ferrari?
Эдди Ирвайн: Как для пилота, для меня ничего не изменилось. Но в Jaguar ко мне больше прислушиваются.

Вопрос: У вас имидж плейбоя. Влияет ли это на Вашу результативность в гонках?
Эдди Ирвайн: Работа есть работа, частная жизнь - это частная жизнь. Я живу фантастической жизнью. У меня есть отличные друзья, бывало множество чудесных подружек и классных вечеринок, есть просто фантастическая дочка и я могу гордиться солидной карьерой. В прошлом году я боролся за титул, а в этом, прилагаю не меньше усилий, чтобы добиться успеха вместе с Ягуар. И уж извините меня, если я получаю слишком много удовольствий!

Вопрос: Сколько у Вас подружек в настоящий момент?
Эдди Ирвайн: Последние пять месяцев я один. Без постоянной подружки, жизнь просто фантастическая. Серьёзные отношения гораздо сложнее, потому что в них нужно постоянно идти на компромисс. И делать это сейчас, у меня нет никакого желания.

Вопрос: Почему Вы вплоть до прошлого года скрывали, что у Вас есть внебрачная дочь по имени Зое?
Эдди Ирвайн: Из этого никто не делал никакого секрета. Каждый знал это, моя семья, мои друзья и коллеги , только не пресса. Меня по настоящему удивило, какую историю раздули из этого журналисты, когда до них наконец-то дошло.

Вопрос: Чем Вы с ней занимаетесь?
Эдди Ирвайн: Она с удовольствием гуляет в парке, очень любит плавать и кататься на детских картах. И очень любит японскую кухню.

Вопрос: Она Ваш фанат?
Эдди Ирвайн: Не знаю я. Когда она впервые увидела меня блондином, то сказала: "Daddy, я знаю что это ты. Но ты выглядишь смешно, как клоун". По крайней мере, она не фанат моих светлых волос.

Вопрос: Кстати, ключевое слово - "светлое": Вам нравится немецкое пиво?
Эдди Ирвайн: Да, Beck's. Это делает счастливым нашего спонсора, как впрочем и меня.

Вопрос: Ну а симпатичную "светленькую" вы, конечно же, предпочтёте охлаждённому "светлому"?
Эдди Ирвайн: Однозначно!

Вопрос: Вернёмся к Вашей дочери. Она знает, чем занимается её папа?
Эдди Ирвайн: Конечно, она тычет в экран телевизора и говорит: "Это мой Daddy", но она ещё не осознаёт значение Формулы 1.

Вопрос: Что бы Вы сказали, если бы Ваша дочь однажды познакомилась с гонщиком?
Эдди Ирвайн: Работа не так важна, как человек.

Вопрос: Другая тема: Как проходит борьба за титул между Михаэлем Шумахером и пилотами МcLaren?
Эдди Ирвайн: Решающее значение будет иметь то, как машины будут гармонировать с предстоящими трассами. Преимущество у МcLaren. У Ferrari сейчас то же, что и в прошлом году, в квалификациях впереди, в гонках - нигде.

Вопрос: Почему?
Эдди Ирвайн: Понятия не имею!

Вопрос: Как Вы оцениваете пилотов?
Эдди Ирвайн: Михаэль без сомнения остаётся лучшим. Под прессингом допускает, правда, больше ошибок, чем Хаккинен, в целом же, немного быстрее. Дальше следует Кулхтард.

Вопрос: Он по прежнему слабее Хаккинена?
Эдди Ирвайн: В любом случае, он в этом году часто выигрывал. Но это потому, что Хаккинен чаще ездил хуже своей обычной формы.

Вопрос: А что вы думаете о Вашем преемнике в Ferrari - Баррикелло?
Эдди Ирвайн: В Хоккенхайме он провёл фантастическую гонку. Стартовал с 18-го стартового места и победил, просто класс. Несмотря на это, он недостаточно стабилен, в Монако он был вообще никакой.

Вопрос: Кому пожелаете титул?
Эдди Ирвайн: Мне было бы приятнее, если бы титул достался Феррари. Потому что я знаю, как ребята там вкалывают. Обычные работники в мастерских пашут больше всех и получают очень мало денег. Им я искренне желаю завоевать титул.

Вопрос: Шумми тоже?
Эдди Ирвайн: Он его и завоюет, потому что он лучший гонщик. Уже много лет он бывал близок к этому.

06.09.2000. Motorsportnews. Перевод с немецкого: Гри
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости