Игорь Ермилин: "Я бы тоже выбрал Сочи…"

Игорь Ермилин

Тема будущего Гран При России вызывает огромный интерес, но пока большинство вопросов остаются без ответов. Поэтому редакция F1News.Ru решила хотя бы часть из них задать Игорю Ермилину, независимому эксперту, владельцу промоутерской компании «АСПАС», 14 октября присутствовавшего в Сочи на подписании судьбоносных соглашений. Кстати, Игорь Васильевич лично знаком с Берни Экклстоуном уже лет двадцать, но это совершенно отдельная история…

Вопрос: Как воспринимать документ, подписанный в Сочи? В прессе его называли по-разному: и контрактом, и рамочным соглашением… Что это на самом деле?
Игорь Ермилин: Судя по тому, что Берни Экклстоун заявил на пресс-конференции после подписания, это контракт, который обязывает стороны к действиям по организации и проведению Гран При России в 2014-м году. Т.е. это не рамочное соглашение, а реальный контракт.

Вопрос: В таком случае, как события должны развиваться дальше? Какими будут следующие шаги российской стороны? И кто всем этим будет заниматься?
Игорь Ермилин: Первый шаг, наверное, – это заключение контракта с бюро Германа Тильке на проектирование автодрома, о чем уже было заявлено. В процессе работы над проектом необходимо добиться его оптимального сочетания со строящимися в Сочи олимпийскими объектами. И, наверное, один из важнейших моментов – это определение типа трассы: будет она стационарная, полустационарная или временная.

Если делать трассу полностью стационарной – все 5,5 км, – значит, будут определенные проблемы с работой Олимпийского парка; делать её временной – это неизбежно повлечет постоянные дополнительные издержки на организацию и проведение Гран При. Т.е. придется заниматься созданием временной инфраструктуры, временных трибун – и т.д. Оптимальным, наверное, будет промежуточное решение, и здесь вопрос только в степени этого компромисса. Если протяженность стационарной части трассы будет 2,5 – 3 км – это хорошо. Если меньше – это уже ущербный вариант…

Вопрос: Но это весьма сложная задача, и её не может решать один Тильке, или сами по себе сочинские власти. По идее, должна быть собрана группа компетентных специалистов, которые возьмутся за комплексное решение этой и других проблем, связанных с организацией будущего Гран При. Есть уже сейчас такие люди?
Игорь Ермилин: Успех дела в любом бизнесе зависит от компетентности людей, которые занимаются тем или иным проектом. Есть ли сейчас такие специалисты, о которых вы говорите, и организованы ли они? Наверное, еще пока нет. Контракт – это лишь первый этап, а теперь нужно выстраивать следующие шаги, ведь еще два-три месяца назад никто не предполагал, что такой контракт вообще будет подписан. Скажем так, общественность не предполагала. А те, кто инициировал и двигал проект, верили, что это произойдет, но окончательного решения не было.

Вопрос: Но времени остается не так уж много, а трудностей – больше, чем достаточно. Кто в нашей стране отвечает за ту работу, которая сейчас должна начаться?
Игорь Ермилин: Краснодарский край и его губернатор Александр Ткачев. В меньшей степени власти Сочи, потому что долина, где будет расположена трасса, в стороне от города. Да и уровень задачи, наверное, не городской, а намного выше. И у этого проекта есть куратор от правительства России в лице вице-премьера Дмитрия Козака. Думаю, эти люди и должны определить, что делать, когда делать и как. Их задача – подбирать команду, которая непосредственно займётся реализацией проекта, и, конечно, успех зависит от того, насколько они правильно эту команду подберут, и насколько быстро все будет сделано. Времени действительно остается немного, хотя и побольше, чем у организаторов Гран При США (смеется).

Вопрос: На подписании контракта присутствовали и представители крупного российского бизнеса, с удовлетворением комментировавшие происходящее. Насколько можно понять, их компании призваны финансировать проект…
Игорь Ермилин: Да, там были руководители «Лукойла», «Мегафона», «Базового элемента» и «Ростехнологии». Это те люди и те компании, которые будут, как говорит Берни Экклстоун, нести финансовые риски. Они будут, как было заявлено Владимиром Владимировичем Путиным, платить за промоутерский контракт, покрывать расходы, связанные с организацией и проведением Гран При, и извлекать доходы из проведения этого мероприятия. А если доходов не будет – компенсировать издержки. Для них очень важно правильно сориентироваться, согласовать с регионом общую стратегию эксплуатации такого объекта, как Олимпийский парк, уже после проведения сочинской Олимпиады.

Если говорить глобально, то это вторая часть вопроса. Третья часть – это, пожалуй, комплексная организационная работа: здесь и планирование расселения болельщиков, которые будут приезжать на гонку, и продажа билетов, в том числе и через Интернет, и организация дорожного движения, и строительство кемпингов для тех, кто отправится на Гран При на своих машинах. Думаю, достаточно большая часть российских болельщиков именно так и поступит. Далее, надо будет заниматься организацией работы железнодорожного и авиационного транспорта, – полагаю, на Гран При приедет больше туристов и зрителей, чем на Олимпийские игры. Мне так хочется думать. По крайней мере, промоутер гонки должен именно так ставить задачу. А чтобы привлечь зрителя, надо четко рассчитать все имеющиеся ресурсы.

Разумеется, очень важная задача – это обеспечение безопасности. Но, думаю, эти вопросы будут проработаны при подготовке к Олимпиаде.

В любом случае, чтобы предстоящий Гран При стал экономически эффективным проектом – необходимо решить и все перечисленные задачи, и ещё много других. Теперь это забота промоутеров гонки, которые должны действовать в четкой связке с властями региона. Для них главное, – чтобы Гран При России привлек максимальное количество зрителей, и чтобы они оставили в Сочи максимальное количество денег. Почему все страны и регионы, принимающие Гран При, дотируют это мероприятие? Потому что Формула 1 привлекает в эти страны и регионы новые деньги.

Вопрос: Но вы говорите об идеальной схеме: примеры Австралии, Бельгии, Германии, Франции свидетельствуют о том, что в наше время все не так просто…
Игорь Ермилин: Это реальная схема, и она везде работает. Совершенно точно, что государство или регион везде и всегда выигрывает. Промоутеры могут терпеть – и часто терпят – убытки, но местные власти всегда хотят, чтобы гонка осталась. Для региона это однозначно выгодно.

Суммируя сказанное, организация и проведение гонки – очень серьезная региональная программа. И в эту игру надо начинать играть уже сейчас, чтобы в момент, когда все произойдет, каждый точно знал свое место, знал, что ему нужно делать, и имел для этого достаточный ресурс, чтобы не возникало лишних проблем.

Вопрос: Но мы пока не добрались до самой гонки: надо полагать, это еще один, совершенно отдельный аспект?
Игорь Ермилин: Спортивно-организационная сторона – четвертая задача. Для работы непосредственно на автодроме должно быть задействовано огромное количество волонтеров разного уровня квалификации: кто-то из них будет обслуживать автомобильные парковки, кто-то – стоять с огнетушителями вдоль трассы, кто-то – махать флагами. Все это тоже очень важные проблемы. Конечно, на автодроме должна работать специальная, хорошо тренированная медицинская команда.

Разумеется, все вопросы решаемые, но их нужно правильно решать, а для этого необходимо все четко спрогнозировать. Причем, я говорю только о самых главных, ключевых вещах…

Вопрос: Почему все-таки выбор пал на Сочи? Потому что масштабный олимпийский проект несколько упрощает подготовку к Гран При?
Игорь Ермилин: Думаю, тут надо говорить о сочетании определенных факторов. Например, проведение Гран При в Санкт-Петербурге можно было бы обосновать тем, что это исторический и культурный центр, привлекающий большой поток туристов. И это был бы очень хороший вариант.

Следующий вариант – Москва. Это вообще самый известный город России, сюда приедет больше народа, чем в Сочи, здесь лучше транспортная и гостиничная инфраструктура. Я уже не говорю о том, что это центр российского автоспорта. Так что столица – тоже очень интересное место для проведения Гран При.

Сочи. Естественный аргумент – эксплуатация олимпийских объектов после проведения Олимпиады. Кроме того, это курорт, который надо развивать. И все-таки, почему был выбран именно Сочи? Объясню.

Руководители обеих российских столиц не выражали реальной заинтересованности в проведении Гран При, а губернатор Краснодарского края Ткачев этого захотел: как сказал Берни Экклстоун, «был проявлен энтузиазм». Думаю, тому предшествовала и определенная активность местного «Мегафона», в прошлом году спонсировавшего команду Renault. Словом, появились люди, которым было интересно привезти в свой регион Формулу 1. А дальше Ткачев как хозяйственник и политик оценил ситуацию и доложил Козаку и Путину. Как известно, краснодарский губернатор встречался с Экклстоуном в Спа, потом вместе с Дмитрием Козаком они съездили на Гран При Сингапура – вот и все.

Вопрос: А если бы у вас был карт-бланш на выбор места проведения российского этапа чемпионата мира, вы бы что выбрали?
Игорь Ермилин: По-моему, Питер, Москва и Сочи – практически равные по уровню интереса и потенциала регионы, но именно в Краснодарском крае появился человек, который сказал: «Я хочу, я могу, и это будет!» И взял на себя всю ответственность. Это, кстати, к вопросу о роли личности в истории.

Все-таки, энтузиазм руководителей края – ключевой фактор. Поэтому гонку надо проводить там, где люди действительно этого хотят. Так что я бы тоже выбрал Сочи.

Текст: . Источник: эксклюзивное интервью
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости