Берни Экклстоун: Я ничего не боюсь...

Берни Экклстоун

В обстоятельном интервью Auto Motor und Sport глава менеджмента Формулы 1 Берни Экклстоун поделился своими взглядами не только на проблемы Формулы 1, но и затронул ряд актуальных тем современной общественной жизни.

Вопрос: Дональд Трамп избран новым президентом США. Что вы об этом думаете?
Берни Экклстоун: Это прекрасно. Его избрание пойдёт Америке на пользу.

Вопрос: Почему?
Берни Экклстоун: Потому что он проявляет гибкость. Он готов проводить реформы, которые нужны и Америке, и всему миру. Мир меняется, поэтому нужны люди, которые хотят этих перемен. Если бы победил не он, а другой кандидат, США продолжали бы прежнюю политику.

Вопрос: Brexit – это хорошо или плохо?
Берни Экклстоун: Суть очень проста. Великобритания больше не хочет, чтобы ею управляли другие страны. Я абсолютно уверен, что её примеру последуют ещё две-три европейские страны.

Вопрос: Ваши будущие работодатели – американская корпорация Liberty Media. Поделитесь первыми впечатлениями?
Берни Экклстоун: Пока ещё они не получили контроль над нашей компанией. Они присматриваются, оценивают ситуацию в целом и думают, что можно изменить, чтобы сделать её более успешной. Я ещё не сотрудничал с ними достаточно тесно, чтобы составить какое-то впечатление. Они также ничего со мной не обсуждали, прежде чем приобрели первый пакет акций. Поэтому я не в курсе, чего они хотят на самом деле. В настоящее время в Liberty Media пытаются понять, что же такое они приобрели.

Вопрос: Вас не удивило, что они приобрели нечто, что они, по сути, не смогут изменить до конца действия Договора Согласия, т.е. до 2020 года?
Берни Экклстоун: В наших коммерческих договорённостях с командами ничего нельзя менять, а спортивные и технические правила, установленные FIA, меняются каждый день. Так что об этом им не придётся волноваться. Возможно, они считают, что смогут наладить коммерческую работу лучше, чем она велась до этого.

Вопрос: Может ли сделка не состояться?
Берни Экклстоун: Только если Еврокомиссия решит, что сделка не соответствует антимонопольному законодательству. Или если будут поступать какие-то жалобы.

Вопрос: Что вы думаете по поводу приглашения Росса Брауна на роль консультанта Liberty Media?
Берни Экклстоун: Я не в курсе. Мне он об этом не рассказывал. Я даже не знаю, это он сам им предложил, или они к нему обратились, и для чего он собирается этим заняться. На нас Росс никогда не работал. Он никогда не вёл переговоров с организаторами гонок и телеканалами. И на какое-то время вообще отошёл от дел. Я не знаю, что он может дать Формуле 1.

Вопрос: Сможете ли вы сработаться с новыми людьми?
Берни Экклстоун: Посмотрим.

Вопрос: Согласитесь, звучит не очень оптимистично?
Берни Экклстоун: Это факт. Когда-нибудь, раньше или позже, но мне придётся уйти из Формулы 1. Но кому бы ни принадлежала компания, эти люди должны понимать, как работает этот бизнес.

Вопрос: Увидим ли мы вас в Мельбурне в 2017 году?
Берни Экклстоун: А в 2016-м вы меня там видели?

Вопрос: Ну, хорошо. А на следующем Гран При Бахрейна?
Берни Экклстоун: Не вижу причин, которые помешают вам там меня увидеть.

Вопрос: Поговаривают, что с вами будет заключён трёхлетний контракт…
Берни Экклстоун: Всё это не соответствует действительности. У меня есть контракт, который всегда продлевается. Дональд Маккензи, глава фонда CVC, в прошлый раз меня спросил, хочу ли я подписать контракт ещё на три года. Пока он продолжает работать в компании.

Вопрос: Значит, ваше будущее никак не зависит от Liberty Media?
Берни Экклстоун: Если Liberty приобретёт необходимую долю акций и получит право голоса, её люди получат возможность делать всё, что угодно, проводить любые реформы. Они могут и меня выгнать, если захотят.

Вопрос: И вы не защищены Договором Согласия?
Берни Экклстоун: Я – исполнительный директор, т.е. менеджер, которого в любой момент можно уволить.

Вопрос: Вы этого не боитесь?
Берни Экклстоун: Я вообще ничего не боюсь.

Вопрос: В будущем, скорее всего, вести переговоры о телевизионных контрактах будет уже Liberty Media. Как вы к этому относитесь?
Берни Экклстоун: Почему бы и нет? Если компания будет принадлежать им, они не обязаны меня спрашивать.

Вопрос: Но скажите честно, вам известно, когда кто-то другой должен будет взять на себя вашу работу?
Берни Экклстоун: Давайте не будем опережать события. Надо подождать. Это как с семейной жизнью: чтобы понять, что это такое, надо какое-то время прожить в браке.

Вопрос: Вы довольны сезоном 2016 года?
Берни Экклстоун: Вообще-то нет. Команда Mercedes превосходно справляется со своим делом и заслужила этот успех. Проблема в том, что её доминирование плохо сказывается на спорте в целом. Публике хочется, чтобы у всех гонщиков были шансы на победу. А сегодня мы заранее знаем, кто выиграет, если только не произойдёт нечто необычное.

Вопрос: С 2017 годом вы связываете более оптимистичные ожидания?
Берни Экклстоун: Нет. Если в Red Bull полагают, что смогут опередить Mercedes за счёт более эффективной аэродинамики, то мне интересно, откуда такая уверенность? В Mercedes тоже могут усовершенствовать аэродинамику.

Вопрос: Справедливо ли лишать Mercedes преимущества, которое им даёт двигатель?
Берни Экклстоун: Эта команда работает не хуже, чем Red Bull. А двигатель у них лучше. Возможно, у Red Bull более эффективное шасси. Так что ситуация может развиваться по любому сценарию. Поэтому ещё два года назад я предлагал, чтобы Mercedes поставляли Red Bull свои силовые установки. Тогда бы сегодня гонки проходили очень интересно.

Вопрос: Что не так с командой Ferrari?
Берни Экклстоун: Она вернулась во времена, которые были ещё до прихода Жана Тодта. Команда опять стала слишком итальянской. Это не критика, мы все любим Италию. Но у итальянцев свои особенности, так же как свои характерные черты есть у немцев и у британцев. Это не меняется. Когда они сами руководят командой, у них ничего не получается. Нужен менеджер со стороны.

Вопрос: Как вы думаете, Ferrari сможет выиграть титул в ближайшие пять лет?
Берни Экклстоун: Это зависит от того, сколь сильны будут соперники.

Вопрос: Ferrari критикуют за то, что там царит атмосфера страха, потому что всё диктует начальство. Поэтому никто не готов идти на риск. Что вы об этом думаете?
Берни Экклстоун: Серджио Маркионне хочет, чтобы Ferrari побеждала. Я тоже этого хочу. Но знает ли он, что для этого нужно? Лично я этого не знаю, поскольку не в курсе того, что происходит внутри команды.

Вопрос: Жан Тодт хорошо умел защищать команду от прессинга Луки ди Монтедземоло…
Берни Экклстоун: Жан делал то, что нужно было делать. При нём в команде работали правильные люди. Я как-то разговаривал об этом с Михаэлем Шумахером, который мне сказал, кто на самом деле собрал ту команду. Он сказал: «Это сделал я».

Вопрос: Маурицио Арривабене не может работать по такой схеме?
Берни Экклстоун: Маурицио в сложном положении. Думаю, у него есть какие-то свои идеи. Но он не может их воплотить, потому что над ним есть другие начальники. Жан Тодт умел преподносить свои идеи Луке ди Монтедземоло так, что тот верил, что это его собственные идеи. Это настоящее искусство.

Вопрос: Что вы думаете о Максе Ферстаппене?
Берни Экклстоун: Прекрасный гонщик. Парень стремится только к победам, у него есть собственное мнение, и он ничего не боится.

Вопрос: Насколько важно для Формулы 1, чтобы в чемпионате выступал бразильский гонщик?
Берни Экклстоун: Нам нужен бразилец. До последнего времени, во все предыдущие десятилетия у нас всегда были гонщики из этой страны.

Вопрос: Вы можете найти место для Фелипе Насра?
Берни Экклстоун: В каких командах остаются вакансии? В Sauber и Manor. Там он особого успеха не добьётся.

Вопрос: Нужны ли правила, регламентирующие обгоны?
Берни Экклстоун: Нет. Гонщики должны сами разбираться друг с другом на трассе.

Вопрос: Нужны ли Формуле 1 постоянные стюарды?
Берни Экклстоун: Они у нас уже были. И что в итоге? Они завтракали и обедали в моторхоумах разных команд, а потом их обвиняли в предвзятости. Правильнее всего было бы закрыть всех стюардов в комнате, где нет телевизоров, и оградить их от контактов с командами. Когда кто-то подаёт протест, они должны изучить видеозаписи, телеметрию и прочие свидетельства, после чего вынести свой вердикт.

Вопрос: Много ли у вас друзей в паддоке?
Берни Экклстоун: Это зависит от момента времени. Сегодня, возможно, их много. А завтра никого не останется.

Вопрос: Ваши старые компаньоны постепенно исчезают из паддока. Фрэнк Уильямс болеет, Рон Деннис лишился работы в McLaren. Вам не одиноко в этом бизнесе?
Берни Экклстоун: Поэтому я думаю, что вскоре надо уходить. Все меняется. И как мы часто видим, эти перемены редко бывают к лучшему.

Вопрос: В Германии политики хотят, чтобы после 2030 года по дорогам ездили только электромобили. Могут ли двигатели внутреннего сгорания при этом сохраниться в автоспорте?
Берни Экклстоун: Не вижу необходимости в переходе на электромоторы. Мы работаем в индустрии развлечений, а для электромоторов есть Формула E.

Вопрос: Нужно ли вводить в Формуле 1 лимитирование бюджетов команд?
Берни Экклстоун: Нам нужны правила, препятствующие росту затрат. Посмотрите на GP2: гонки этой серии проходят очень интересно и при этом обходятся очень недорого.

Вопрос: В календаре 2017 года три этапа под вопросом. Увидим ли мы в следующем году гонки в Монреале, Хоккенхайме и Сан-Паулу?
Берни Экклстоун: Мы делаем всё, что в наших силах, чтобы сохранить в календаре Гран При Канады. То же самое с Бразилией, хотя там ситуация сложнее. Мы не можем субсидировать гонку в Германии, если в других европейских странах этого не делаем.

Вопрос: Почему бы вам не выступить в качестве промоутера?
Берни Экклстоун: Если мы хотим продолжать платить командам столько денег, сколько мы им платим, они должны тоже принять в таком проекте какое-то участие. В 2016 году мы выплатили командам почти миллиард долларов. В следующем году самую большую долю этих средств получит Mercedes. Кроме того, они также получают максимальное освещение на ТВ. Это я говорю не в порядке критики. В любом случае, у нас существует чётко установленный порядок выплат.

Вопрос: Вы собираетесь его поменять при заключении следующего Договора Согласия?
Берни Экклстоун: Об этом надо подумать. Но если это произойдёт, Mercedes и Ferrari могут уйти из Формулы 1. Впрочем, надо быть готовыми к тому, что автоконцерны всё равно рано или поздно уйдут. Такое не раз уже было, вспомните Honda, BMW, Toyota. Они участвуют в чемпионате до тех пор, пока это отвечает их интересам. То же самое относится к организаторам гонок. Посмотрите, что мы сделали для Сингапура. Да, Гран При дорого им обходится, но они отлично на нём заработали. Но теперь в Сингапуре полагают, что достигли своих целей, и больше не хотят проводить Гран При.

Текст: . Источник: Auto Motor und Sport
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости