Экклстоун: Пока Формула 1 меняться не будет

Берни Экклстоун

Берни Экклстоун по-прежнему занимает пост исполнительного директора Formula One Group и в интервью официальному сайту чемпионата поделился своими мыслями о приходе в чемпионат новых инвесторов в лице американской корпорации Liberty Media, о причинах продолжающихся проблем Ferrari и прокомментировал ряд других тем.

Вопрос: Многочисленные болельщики из разных стран мира задают вопросы: куда движется Формула 1? Почти каждую неделю в прессе появляются новые имена тех людей, от кого зависит будущее чемпионата. Как бы вы ответили болельщикам?
Берни Экклстоун: Могу их заверить, что пока наша компания остаётся такой, какая она есть – изменений не будет. Но состав акционеров может меняться, и люди, которые приходят в Формулу 1 сейчас, вероятно, будут более коммерчески ориентированными, чем фонд CVC. Вот так.

Вопрос: Если говорить о коммерческой стороне Ф1: Liberty Media даёт понять, что собирается уделять ей повышенное внимание, в том числе, собирается заниматься букмекерским бизнесом…
Берни Экклстоун: Я присматривался к этому бизнесу три или четыре года назад. Фонду CVC принадлежит компания, которая называется Sky Bet, занимающая важное место на британском рынке. Но в итоге мы решили, что такая концепция нам не подходит.

Вопрос: Если учитывать приход новых акционеров, увидим ли мы перемены уже в следующем году?
Берни Экклстоун: Нет.

Вопрос: Значит, пока не истечёт срок действия Договора Согласия, всё останется так, как было?
Берни Экклстоун: Да. У нас есть договорённости со всеми командами, и они останутся в силе. Но, как обычно, будут идти переговоры по вопросу продления этих коммерческих соглашений. Посмотрим, как будут развиваться события.

Вопрос: Сейчас у команд есть право голоса. Будет ли сокращаться влияние команд?
Берни Экклстоун: Это не имеет никакого отношения к Договору Согласия, но тут надо говорить о Стратегической группе, которую я собрал, благодаря чему команды гарантированно имеют право голоса. Но с этой группой тоже не всё так просто: у поставщиков силовых установок есть клиентские команды, которые не хотят с ними спорить, так что получается не очень демократично. Стратегическая группа не вполне независима в своих решениях.

Вопрос: Ходят разговоры, что есть неопределённость по поводу Гран При Германии, и эта гонка может быть исключена из календаря 2017 года. Немецкая команда трижды выиграла Кубок конструкторов, в Формуле 1 сейчас выступают 4 немецких гонщика, один из которых может стать новым чемпионом мира – тем не менее, у немецкого этапа неясные перспективы?
Берни Экклстоун: Да, пока ещё ничего не решено. Но мы постараемся, чтобы гонка состоялась. Похоже, что промоутеру не удаётся сделать её экономически выгодной. Немецкая сторона не в состоянии платить за право принимать гонку, хотя мы берём с неё намного меньше…

Вопрос: …По сравнению с остальными?
Берни Экклстоун: Совершенно верно. Но это получается несправедливо по отношению к другим европейским этапам. Мы стараемся держать одинаковую цену для всех европейских гонок.

Вопрос: Вас не удивляет, что в Германии, столь серьёзно представленной в Ф1, в стране с такой развитой индустрией, тем не менее, никак не могут найти нормальную экономическую концепцию для проведения гонки?
Берни Экклстоун: Возможно, они просто не хотят принимать у себя Формулу 1. Да, это очень странно, ведь в истории немецкого автоспорта было несколько чемпионов мира, и сейчас у них есть очень успешная команда. Не знаю, что им ещё надо.

Вопрос: Если говорить о немецких чемпионах мира, то, похоже, Себастьян Феттель переживает не самый успешный период своей карьеры?
Берни Экклстоун: Я лишь надеюсь, что в Ferrari всё-таки смогут собраться и начнут выигрывать гонки.

Вопрос: Что вы думаете о внутренней ситуации в Скудерии? Им нужна какая-то помощь?
Берни Экклстоун: Возможно, Маурицио Арривабене не хватает хорошей поддержки, какая, например, есть в команде Mercedes (со стороны руководства концерна). Если бы у него была такая поддержка, Скудерия бы выигрывала гонки, я в этом не сомневаюсь. Я также уверен, что в следующем сезоне мы увидим другую Ferrari.

Вопрос: Вы считаете, что в 2017 году борьбу за победы будут вести Mercedes, Red Bull и Ferrari?
Берни Экклстоун: Да, это то, что мы хотим видеть. Не хочется перед гонкой заранее знать, кто её выиграет.

Вопрос: Вы в курсе, насколько успешно команды работают над созданием новых машин? Вы поддерживаете с ними связь?
Берни Экклстоун: Да, но они всё равно не скажут правды! (смеётся)

Вопрос: Возвращаясь к Себастьяну: как вы считаете, пользуется ли он в команде тем же влиянием, какое было у Михаэля Шумахера, объединившего Ferrari вокруг себя?
Берни Экклстоун: Нет. Когда я уговорил Жана Тодта возглавить Ferrari и отправиться на работу в Маранелло – а для него это был серьёзный риск – это была полностью итальянская команда, и там настороженно восприняли иностранца. Но я им сказал: когда вы выиграете чемпионат, сразу выяснится, что семья Жана изначально происходит с острова Сицилия. (смеётся) Но теперь команда снова стала преимущественно итальянской, и руководят ею в итальянском стиле. Не завидую Маурицио, я бы не хотел оказаться на его месте.

Вопрос: Похоже, что сейчас вашими любимцами можно считать Льюиса Хэмилтона и Макса Ферстаппена. Что вам в них нравится?
Берни Экклстоун: В Льюисе есть что-то особенное – и в человеческом плане, и в профессиональном. Он великолепно справляется со своим делом. Нам бы ещё шесть таких Льюисов. Макс тоже хочет подняться на этот уровень, ему нужны победы. У него для этого есть все необходимые качества. Он просто занимается тем, чем и должен заниматься – он настоящий гонщик. Все, кто выступает в Ф1, должны так же сражаться друг с другом.

Вопрос: Недавно вы предложили на некоторых трассах возвести стены, которые должны заменить широкие зоны вылета – эта идея вызвала весьма бурную реакцию…
Берни Экклстоун: …На самом деле я сказал, что такие стены должны препятствовать тому, чтобы гонщики выезжали за пределы трассы. Сейчас, когда они это делают, приходится разбираться, произошло это из-за каких-то проблем, или они хотели получить преимущество, и кто-то просто ошибся. Следовательно, приходится полагаться на чьё-то мнение. Когда у вас для этого три стюарда, обычно это означает, что вы получите три разных мнения. Один будет требовать дисквалификации, другой – штрафа, а третий скажет, что не увидел ничего криминального.

Самое простое, что можно сделать в некоторых поворотах, это возвести вокруг них небольшие стены – я действительно считаю, что речь надо вести лишь о нескольких поворотах, причём, которые не считаются опасными, где гонщик может получить преимущество, выехав за пределы трассы. Это просто будет означать, что белую линию, ограничивающую эти пределы, мы сделаем высотой 40 см.

Вопрос: Значит, ваши слова были вырваны из контекста, и комментарии о том, что Берни хочет, чтобы Формула 1 снова стала опасной, были некорректными?
Берни Экклстоун: За эти годы я сделал для безопасности Формулы 1 больше, чем кто-либо другой, включая организацию на всех трассах медицинских центров, так что эти дискуссии ни к чему. Не я сделал трассу в Монако опасной – она такой была всегда. Ни в Сингапуре, ни в Баку не было проблем. А если вы спросите любого гонщика, какой Гран При ему бы хотелось выиграть, он сразу скажет, что мечтает о победе в Монако. Обратите внимание: никто из гонщиков не жалуется на эту трассу.

Текст: . Источник: официальный сайт чемпионата
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости