Дженсон Баттон: Командная тактика вредит Формуле 1

Дженсон Баттон

Дженсон Баттон стал одним из немногих, кто смог опередить Себастьяна Феттеля в этом сезоне, но после победы в Канаде удача не всегда была на стороне англичанина. Незакреплённое колесо на Гран При Великобритании лишило его возможности побороться за подиум, а в Германии возникли проблемы с машиной.

Накануне 200-го Гран При англичанин дал интервью испанской газете Marca…

Вопрос: Почему, когда гонка получается хаотичной из-за погоды или по какой-либо другой причине, говорят, что победу одержит Баттон?
Дженсон Баттон: Я тоже задавал себе этот вопрос. Любая победа, которую я одержал в McLaren, досталась мне с большим трудом, я редко побеждаю с большим отрывом. Я не могу ответить на этот вопрос, если бы у меня был ответ, я бы сказал.

Вопрос: Импровизация, адаптация или вдохновение?
Дженсон Баттон: Думаю, это связано с тем, что я люблю переменчивые условия. Мне нравится чувствовать машину в каждом повороте: когда трасса подсыхает или намокает, каждый поворот становится уникальным, и я должен менять свой стиль пилотирования. Мне нравится контролировать сцепление резины с трассой. Не знаю, почему у меня получается это лучше, чем у остальных, но это не совпадение – в трех гонках я хорошо выступил, когда трасса была наполовину мокрой. Важна и командная работа: инженеры предоставляют мне информацию о том, что происходит на трассе, а я слежу за поведением машины.

Вопрос: Изменились ли ваши отношения с Льюисом после аварии в Канаде?
Дженсон Баттон: У нас отличные отношения, мы по-прежнему разговариваем и обсуждаем разные вещи.

Вопрос: Признайтесь, о чем вы думали, когда машину Феттеля развернуло в последнем повороте? Вы кричали от радости?
Дженсон Баттон: У меня возникло странное чувство. Я ожидал, что что-то произойдет: я долго прессинговал его, и машина отлично работала в этих условиях. Когда я хотел его догнать, я заметил, что Себастьян вдруг ускорился; я увидел, что на его машине возникла сильная избыточная поворачиваемость и он начал допускать ошибки – это легко понять. Каждый раз в том повороте он проезжал все ближе к мокрой части трассы и в конце заехал в лужу, где для него все закончилось.

Когда я его опередил, я думал только о том, чтобы закончить гонку. Когда вы очень напряжены, и адреналин в крови повышается, вы ничего не замечаете и поздно реагируете на события – важно не допустить этого. Когда я пересек финишную черту, я удивился и задумался о его ошибке, о том, что произошло, и о том, насколько я был напряжен, когда обгонял его. Он попал на скользкую часть трассы, а я просто не хотел допустить такую же ошибку.

Вопрос: В этой гонке мы увидели другого Дженсона, агрессивного и стремившегося победить. Это вы, или это новый Баттон?
Дженсон Баттон: Нет, я такой. Обычно я атакую, если знаю, что смогу обогнать. Я предпринимаю какие-либо действия, если шансы опередить соперника больше шансов попасть в аварию. Я такой. Я стараюсь просчитывать последствия.

Вопрос: Сейчас разрешено использовать командную тактику…
Дженсон Баттон: Мне не нравится командная тактика, я считаю, что она вредит Формуле 1, хотя со мной многие не согласны. Хорошо, что в McLaren не отдают командных приказов. Я считаю правильным то, что мы с Льюисом ведем борьбу на трассе: хотя мы один раз столкнулись в этом году, большинство гонок (а мы выступаем в одной команде почти два года), были отличными и богатыми на события. Если это убрать, спорт станет скучным. Приказы могут отдавать другие команды, но в McLaren этого не произойдет.

Вопрос: Если бы Хэмилтону нужно было вас пропустить, он выполнил бы приказ команды?
Дженсон Баттон: Не думаю, что он получил бы такой приказ и стал бы его выполнять. Мы гонщики, и если один из нас оказывается быстрее, он постарается опередить напарника – таковы гонки. Феттель мог бы пропустить меня в Канаде и сохранить очки, но он гонщик и хочет добиться максимального результата. Ситуация становится странной из-за командных приказов.

Вопрос: Почему в этом сезоне команда McLaren выступает недостаточно стабильно?
Дженсон Баттон: Я думаю, в последних гонках, в частности, в Великобритании, мы допустили ошибки. У нас была скорость, чтобы одержать победу, но я думаю, что сражаясь с пилотами Red Bull Racing за подиум, мы допустили слишком много ошибок. В Валенсии возникли проблемы с KERS, но все же мы оставались достаточно быстры. Думаю, у нас была неудачная гонка в Валенсии из-за недостаточной эффективности машины, но в Канаде, Монако, Испании и, конечно, Германии, мы великолепно выступили.

Вопрос: Считаете ли вы, что Ferrari опередит McLaren?
Дженсон Баттон: Думаю, скорость в одной гонке может позволить соперникам это сделать, но я сомневаюсь в том, что они способны опередить нас в чемпионате.

Вопрос: После Гран При Великобритании Льюис Хэмилтон сказал, что у него не было мотивации из-за ситуации в команде. Считаете ли вы его лидером команды?
Дженсон Баттон: Не думаю, что Льюис сдался, он всегда пытается добиться максимума, всегда мечтает о лучшей машине, но в лидерах может оказаться только одна команда. Мы стараемся прибавлять и максимально выкладываемся.

Вопрос: Вы создаете впечатление очень терпеливого человека...
Дженсон Баттон: Нет, я далеко не терпеливый человек.

Вопрос: Я имею в виду, что опыт, кажется, научил вас быть терпеливым в стремлении победить и добиться успеха. Это одна из самых сложных вещей в Формуле 1.
Дженсон Баттон: Поскольку я не самый терпеливый человек, я быстро устаю, если все идет не так. В жизни я очень нетерпелив, но когда речь идет о Формуле 1 – это другое. Формула 1 – это спорт, в котором нельзя просто кого-то обвинять, надо понимать, что это командный спорт: мы побеждаем и проигрываем вместе. Если возникают проблемы, вы говорите об этом и пытаетесь их решить, потому что команда тоже может допускать ошибки. Механики, инженеры, пилоты – мы все учимся на своих ошибках и, надеюсь, становимся лучше.

Вопрос: В этом сезоне гонки очень изменились благодаря DRS, KERS и новой резине… Вы продолжаете учиться?
Дженсон Баттон: Думаю, мы постоянно учимся обращаться с KERS, потому что существуют места, где ее использовать лучше всего. То же самое можно сказать о DRS. Это очень интересная система: у команд есть два типа DRS. McLaren применяет два антикрыла: одно мы использовали в большей части сезона, но оно меньше влияет на поведение машины, а второе, более новое и более эффективное. Надо понять, в какой момент лучше использовать его, и можно ли активировать систему в скоростном повороте. Мы продолжаем учиться на каждой трассе, стараемся понять, как работает система DRS. Кроме того, мы должны набраться смелости, чтобы использовать ее в скоростных поворотах.

Вопрос: Управляет ли пилот машиной на пределе возможностей?
Дженсон Баттон: Думаю, с точки зрения психологии мы работаем на пределе возможностей. Что касается физической формы, управлять машиной стало проще. В 2004-2005 годах машины были настроены на большую прижимную силу, а мощность двигателя доходила до 950 л.с., поэтому пилоты испытывали большие перегрузки, особенно в скоростных поворотах. Сейчас все изменилось, хотя, с другой стороны, управлять машинами стало сложнее – надо учитывать множество факторов: KERS, DRS, износ резины. Можно легко запутаться.

Вопрос: KERS то работает, то нет. Приходится ли корректировать стиль пилотирования?
Дженсон Баттон: Да, все изменилось. Всегда хочется добиться большего, эффективно использовать эти дополнительные 80 л.с. Однако надо понимать, что не всегда нужно пилотировать агрессивно, ведь есть риск нарушить баланс и повредить резину. Иногда лучше не использовать KERS, чтобы лучше чувствовать поведение машины.

Вопрос: Вы хотели бы получать меньше денег, но выступать за хорошую команду?
Дженсон Баттон (смеется): Я уже урезал зарплату, но если вы будете получать меньше денег, это не означает, что у вас будет хорошая машина.

Вопрос: Если бы вы могли пилотировать другую машину, что бы вы выбрали? Ferrari или Red Bull Racing?
Дженсон Баттон: Я бы выбрал McLaren MP4-4 1988 года.

Вопрос: Вы бы хотели пилотировать ее в том же сезоне?
Дженсон Баттон: Думаю да, в 80-х были очень интересные сезоны. В 70-х у машин Формулы 1 была слишком серьезная избыточная поворачиваемость, они много скользили, но их надо было пилотировать очень плавно. Однако, в 80-м все казалось великолепным, у них была отличная мощность, а сражаться с пилотами уровня Проста, Сенны, Мэнселла – это отличный опыт.

Вопрос: Вы по-прежнему хотите завершить карьеру в McLaren?
Дженсон Баттон: Да, я говорил об этом в Китае в начале сезона. Выступать в команде, которая завоевала много титулов и способна одержать победу в чемпионате – именно то, что мне нужно. Одержав победу в чемпионате, я всегда хотел снова бороться за нее, и McLaren предоставляет мне эту возможность.

Вопрос: Разговариваете ли вы с машиной? Молитесь ли вы?
Дженсон Баттон: Да, иногда я с ней разговариваю, но я не молюсь, я не религиозен.

Вопрос: Как долго вы собираетесь выступать в Формуле 1?
Дженсон Баттон: Пока мне не надоест, или пока я не утрачу скорость.

Текст: . Источник: Marca
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости