Дженсон Баттон: "Ради гонок стоит жертвовать"

Дженсон Баттон

Лишь в конце прошлой недели Дженсон Баттон узнал о том, что он выйдет на старт сезона в Мельбурне, но теперь вопрос решен, и на тестах в Барселоне британец отвечал на вопросы журналистов...

Вопрос: Вы рады оказаться в Барселоне?
Дженсон Баттон: Позади напряженная зима, не только для меня, но и для всей команды, позади пять месяцев вне машины. В пятницу мы провели первую обкатку и впервые увидели новую машину в действии. Это был эмоциональный момент, в столь сложных обстоятельствах они сделали всё, чтобы построить эту машину. Я должен их поблагодарить, всех нас очень сблизила эта работа.

Вопрос: Вы думали о том, что контракт может не состояться?
Дженсон Баттон: 100%-я уверенность появилась за день до дебюта машины, когда контракт был подтверждён. Нам сказали, что будет сделано заявление, и весь персонал собрался в одном зале. Росс произнёс речь, объявив, что мы выйдем на старт нового сезона. Это вызвало бурю эмоций, аплодисментов - сейчас все гораздо больше сплочены, чем прежде.

Вопрос: У вас был запасной план?
Дженсон Баттон: Нет. Я хотел выступать только за эту команду в 2009-м, исключив другие возможности. Для меня это лучший выбор.

Вопрос: Как вы готовились этой зимой?
Дженсон Баттон: Я чаще бывал на базе, чем обычно, работал на тренажере, что не всегда приятно, но необходимо, к тому же сейчас наш тренажер соответствует современному уровню. Занимался физподготовкой и чем-то другим, что занимало время. Зима была сложной - не имея возможности участвовать в тестах, вы думаете о гонках, о будущем. Имея долгосрочный контракт вы не переживаете - будущее гарантировано, если не произойдет ничего чрезвычайного, а я сидел дома и думал о том, как неожиданно всё может закончиться. Тренировки помогали отвлечься.

Вопрос: Пресса писала, что вам пришлось пойти на определенные жертвы ради спасения команды. Вы действительно согласились на сокращение зарплаты?
Дженсон Баттон: Да. Я не хочу говорить о контрактах, но думаю, что всем нам пришлось чем то пожертвовать. Я хочу гоняться, я счастлив, что команда вернулась на трассу под именем Brawn GP - это важнее всего. Независимо от того, что люди говорят о гонщиках и обо мне лично, я здесь, чтобы бороться. Я люблю гонки, ради этого стоит жертвовать.

Вопрос: Машина в порядке?
Дженсон Баттон: Первый день тестов был позитивным. Мы приехали в Барселону на первую тестовую сессию и хорошо справились со своей работой. Машина надёжна, правда днём возникла проблема, стоившая нам потери нескольких кругов, но мы поставили конкретную задачу - проехать максимальную дистанцию, и выполнили её. Машина хороша, хотя ещё многое предстоит сделать.

Вопрос: Мотором Mercedes вы тоже довольны?

Дженсон Баттон: Да, думаю, мы получили отличное решение, в целом всё работает хорошо, но какие-то проблемы неизбежны. Мне комфортно в машине, она предсказуемо реагирует на настройки, вместе с инженерами мы сделаем всё, чтобы добиться большего к первой гонке.

Вопрос: Команду ждет напряженный график перед Мельбурном?
Дженсон Баттон: Сейчас у нас есть только одна машина, вторая появится перед Гран При Австралии, но график действительно более напряженный, чем в других командах. Мы приедем в Австралию с двумя машинами, нужно постараться избежать аварий.

Вопрос: Пришлось ли корректировать график работ с машиной из-за ситуации в команде?
Дженсон Баттон: Нам повезло, благодаря поддержке Honda мы могли продолжить работу. Мы должны быть им благодарны.

Вопрос: Когда вы узнали, что команда будет использовать моторы Mercedes?
Дженсон Баттон: Разговоры ходили разные, но я не задавал лишних вопросов. Я знал, что у нас будет один из лучших двигателей, потом стало известно, что в Mercedes готовы поставлять моторы, если мы будем участвовать в гонках. Я рад, что у нас именно эти моторы, опробовав машину, я могу сказать, что они нам подходят - мне было комфортно за рулём, мы уже добились хороших результатов.

Вопрос: Что вы почувствовали, узнав об уходе Honda?
Дженсон Баттон: Я узнал об этом, вернувшись с острова Лансарот, где провел отличную неделю с друзьями, физиотерапевтом и тренером - всё было прекрасно, я с нетерпением ждал нового сезона. Я вышел из самолета, когда позвонил мой менеджер Ричард, и объяснил ситуацию. Тяжелый был вечер, но я пошел не в паб, а поехал на базу команды и был потрясён - все занимались той же работой, что и прежде. Я только что узнал, что мы можем не выйти на старт чемпионата мира, а сотрудники команды работали с машиной. Я был эмоционален, что-то говорил, а эти парни смотрели на меня с вопросом: "В чем дело? Не волнуйся, мы же продолжаем работу". Они не опустили голову, и это ещё раз доказывает машина, которую мы привезли на тесты.

Вопрос: Они помогли вам сохранить мотивацию?
Дженсон Баттон: Да, я видел, как они сосредоточены на работе, в тот момент они больше помогли мне, чем я им, хотя мы всегда мотивировали друг друга - я не искал контактов с другими командами, не стоил планов, они знали, что я делаю всё возможное за рулём. Результат этого взаимодействия был очевиден в ноябре.

Вопрос: Когда Росс говорил с вами о необходимости сокращения зарплаты, вам легко далось это решение?
Дженсон Баттон: Я не одинок, всем нам в столь сложное время приходится идти на жертвы. Для меня они ничего не значат - я хочу гоняться. Чтобы я делал, сидя дома? Мне 29 лет, я чувствую себя молодым, мне есть, что доказывать в Формуле 1. Через пять-шесть лет, когда я, может быть, решу уйти из гонок, можно было бы заняться чем-то другим, но сейчас у меня иные цели, я хочу доказать, что могу выигрывать гонки с Brawn GP. Уверен, в будущем у нас будет такая возможность.

Вопрос: Получив возможность проанализировать будущее, вы постараетесь добиться большего от дальнейшей карьеры?
Дженсон Баттон: Да. Не могу сказать, что в последние несколько лет ситуация менялась к худшему, но когда происходит что-то подобное, когда вы вынуждены начинать с нуля, то возвращаясь за руль чувствуете себя ребенком. Это невероятно, но сейчас я испытываю те же ощущения, что и в 2000-м, правда, имея опыт девяти сезонов. Это здорово, когда вы чувствуете голод по гонкам.

Я не единственный, кто это чувствует, это наши общие ощущения. Я думаю, мы построили конкурентоспособную машину, отличную от двух прошлых. Все мы чувствуем себя, немного как дети, у всех на лицах улыбки - в команде отличная атмосфера, эта ситуация здорово нас сплотила.

Вопрос: Вы можете рассказать об адаптации к новой машине? Очевидно, у вас не так много времени, как у соперников...
Дженсон Баттон: У нас действительно не так много времени на тесты, как у соперников, но мы всегда были командой, которая умеет строить машины с хорошими базовыми настройками, и ещё раз доказали это на тестах. Многое нужно улучшить, но базовые установки верны, и это хорошая отправная точка - я думаю, что у большинства команд возникли проблемы при дебюте машины, которых нам удалось избежать. Я не слишком переживаю по этому поводу, я думаю, что главной переменной будет надёжность, ведь у нас не было времени на проверку узлов машины.

Вопрос: Насколько отличается управление этой машиной от прошлогодней?
Дженсон Баттон: Они разные, но мне новая машина нравится больше. Возможно, это справедливо только в нашем случае, но чувство машины... Сейчас я гораздо лучше чувствую трассу, чем раньше.

Вопрос: В этом сезоне вы впервые будете выступать за полностью частную команду...
Дженсон Баттон: Пока мы быстры, это не имеет значения, главное, чтобы хватило денег на сезон. Сотрудничество с крупными компаниями приносит нужные ресурсы, но частная команда - это большая семья, я думаю, что этот фактор может помочь нам в этом сезоне. Мы должны сотрудничать, должны быть друзьями, а не просто здороваться при встрече. Сейчас я счастлив, просыпаясь утром, я думаю о машине, о предстоящей работе. У меня есть опыт, есть отличная команда, и я взволнован нашим дебютом в Формуле 1. В прошлом это волнение было не всегда, иногда потому, что мы не могли построить хорошую машину, но этот перерыв, раздумья о том, что в сезоне 2009 года я могу остаться без гонок, стали поводом к действию.

Вопрос: Вы рады тому, что за руль второй машины сядет Рубенс Баррикелло?
Дженсон Баттон: Да, конечно. До четверга я об этом не знал, но Рубенс - отличный парень, мы проработали вместе три года, к тому он конкурентоспособный напарник. В прошлом году он здорово меня мотивировал, а иногда был быстрее. Будем надеяться, что этого не повториться! Рубенс - опытный гонщик, и вместе мы сделаем все, чтобы добиться успеха. За столь короткое время до начала сезона, мы - лучшая пара для доводки машины и подготовки её к Мельбурну.

Вопрос: Были ли моменты этой зимой, когда вы чувствовали, что рискуете, отказавшись от поиска альтернативы?
Дженсон Баттон: Да. Были, я волновался, но постоянно поддерживал контакт с командой. Мы обсуждали ситуацию по телефону, не все детали были очевидны, но результатом я доволен. Иногда я спрашивал себя, все ли делаю верно, но знал, что команда готовит конкурентоспособную машину, и хотел сесть за руль. Другие варианты были не так интересны, и я решил рискнуть ради выступления за Brawn GP.

Вопрос: Что значит для вас Росс Браун на посту босса команды?

Дженсон Баттон: Это здорово. Я работал с Россом в прошлом году, он - настоящий боец, он умеет заставить команду действовать сообща, он построил новые отношения внутри коллектива, и роль босса ему очень подходит. Всех нас ждёт серьёзный вызов, особенно Росса, но он добился больших спортивных успехов в разных командах, пришло время возглавить собственную. Думаю, он тоже взволнован.

Вопрос: Ваша команда начала работу над новой машиной раньше других, это может быть преимуществом?
Дженсон Баттон: Да, наверняка. Есть определенные сложности, связанные с тем, что мы не планировали использовать этот мотор, в каких-то областях мы уступаем, но команда действительно рано начала работу и построила конкурентоспособную машину. Мы наблюдаем за ходом тестов, проверяем какие-то новинки, видим, какие решения тестируют соперники. Мне кажется, у нас получилась красивая машина. Красота стала другой с новой аэродинамикой, но у нас красивая машина.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости