Дженсон Баттон: Это вовсе не конец – это новое начало

Дженсон Баттон

Гран При Абу-Даби в этот уик-энд станет 305-й и последней гонкой Дженсона Баттона – в следующем году он уже не будет пилотировать машину McLaren, хотя и останется в команде. В интервью официальному сайту чемпионата британец рассказал о своей карьере и планах на будущее.

Вопрос: Дженсон, после Гран При Абу-Даби ваша карьера в Формуле 1 подойдёт к концу – по крайней мере, так обстоят дела на данный момент. Что приходит вам в голову, когда вы размышляете о времени, проведенном в чемпионате? Что-нибудь забавное или грустное…
Дженсон Баттон: Ну, мне ещё рано об этом думать. По-моему, это неправильно, ведь пока ещё ничего не закончилось.

Вопрос: Но в вашей карьере были разные периоды...
Дженсон Баттон: Разумеется, в любой карьере есть успехи и неудачи. Я всегда предпочитал, чтобы моя карьера не была застойной, а состояла из ярких взлётов и драматичных спадов – так и получилось! (смеется) У меня действительно было и то, и другое. Я отлично помню свои успехи и, как любой человек, стараюсь забывать о неудачах. Конечно, я помню, как пересёк финишную черту в Бразилии и завоевал чемпионский титул.

Я также помню, как впервые сел за руль машины Формулы 1 – такое навсегда остается в памяти. Это произошло в 1999-м, в Сильверстоуне. Призом за победу в британском чемпионате Формула Ford, то есть наградой молодому гонщику, были тесты за рулём McLaren. Мне не дали проехать много кругов, но всё равно я подумал: «Это же здорово!» и «Мне это подходит».

А первые настоящие тесты я провёл в команде Prost. Это произошло в Барселоне, и когда я пересёк финишную черту, у меня была широкая улыбка. Счастливых моментов было немало, но я придержу их для своей книги!

Вопрос: У вас была очень долгая карьера в Формуле 1, хотя достичь этого непросто. У вас есть какой-то секрет?
Дженсон Баттон: Никаких секретов. Я предполагаю, что так долго выступал в Формуле 1 и хотел продолжать, потому что она всё время меняется. Здесь надо постоянно учиться и стремиться узнавать что-то новое. В этом главное отличие Формулы 1 от большинства других видов спорта, где всё всегда остаётся без изменений. А в Ф1 постоянно что-то происходит. Уровень конкурентоспособности вашей команды постоянно меняется – и то же самое касается соперников. Именно это всегда меня привлекало, и с каждым годом я возвращался за руль, чтобы продолжить.

Вопрос: На самом деле вы возвращаетесь уже 16 лет подряд, и вам всегда платят за это деньги – вы никогда не были рента-драйвером. В современном спорте этого достичь сложнее всего…
Дженсон Баттон: Да, я никогда не платил за свои выступления. А британским гонщикам очень сложно этого достичь, ведь автоспорт в нашей стране мало поддерживают. Мы не получаем денег правительства, и спонсоров не так много. Гонщики из Южной Америки получают гораздо больше финансирования либо от правительств своих стран, либо от спонсоров.

Вопрос: Если вы никогда не пользовались поддержкой крупных спонсоров, можно предположить, что ваш главный помощник – ваше мастерство. Какие три главные черты должны быть у гонщика Формулы 1, чтобы выжить в чемпионате?
Дженсон Баттон: Желание учиться – и это также означает, что вы должны интересоваться тем, что происходит вокруг вас, ведь всё очень быстро надоедает. Конечно, нужны удача и умение совершенствовать профессиональное мастерство и техническую подготовку. Кроме того, необходимо правильно работать со спонсорами и партнерами. И, конечно, у вас должна быть хорошая скорость. Без этого вам никто и ничто не поможет удержаться в чемпионате надолго.

Вопрос: Надо ли разбираться в политике?
Дженсон Баттон: Как правило, гонщикам Формулы 1 политика не интересна. Да, мы не настолько откровенны, как хотели бы журналисты, но это никак не связано с политикой…

Вопрос: Но некоторые гонщики очень активно используют прессу для своей выгоды…
Дженсон Баттон: Я не понимаю, кого вы имеете в виду. Возьмём, например, Льюиса Хэмилтона: у него много подписчиков в социальных сетях – это естественно, ведь он трехкратный чемпион мира. Если бы у него не было титулов, то и следили бы за ним меньше. Если Льюис публикует какую-то фотографию, она не останется незамеченной. И надо признать, что он действительно делает всё это для болельщиков.

Вопрос: В 2017-м вы продолжите работать в McLaren в качестве советника, сохранив связи с Формулой 1. Вероятно, к вам, как к одному из самых опытных людей в паддоке, будут прислушиваться. Что вы хотите изменить в спорте?
Дженсон Баттон: Я ничего не смогу изменить, если не буду руководить чемпионатом, а я не собираюсь этим заниматься! Что касается McLaren, моя работа не будет связана с доводкой машины, ведь не я её пилотирую. Буду слушать комментарии гонщиков и постараюсь помочь команде понять, что они имеют в виду, ведь разобраться в этом не всегда бывает легко.

Моя цель или моя роль в том, чтобы помочь команде развиваться, наладить её работу. Если вы столько времени смотрели на происходящее с одной стороны, а затем вдруг получили возможность сменить угол зрения, это может многое дать.

Вопрос: Ни одному гонщику не удалось пробиться в Формулу 1 без чьей-либо помощи. Кто помог вам на этом пути?
Дженсон Баттон: Очевидно, что отец сыграл важную роль в моей карьере. Именно благодаря ему я занялся гонками. Он выступал в ралли-кроссе, а мне нравилось за ним наблюдать. Я полюбил запах резины, звук гоночного мотора. Мне тогда было всего пять или шесть лет, а уже в семь лет я получил мой первый карт. Конечно, отец вдохновлял меня.

Когда я стал выступать в гонках, мне очень нравилось внимание, которое ты получаешь на подиуме – и я полюбил побеждать и видеть, что мой кубок больше по размерам, чем у соперников! Каждому нравится в чём-нибудь превзойти остальных! (смеётся) Победы помогли мне двигаться дальше, дали шанс сесть за руль более конкурентоспособных машин и выступать в более сложных чемпионатах, пока я не оказался в Формуле 1. Тогда моей карьерой занимались несколько менеджеров во главе с Дэвидом Робертсоном – я всегда его уважал, хотя наши пути разошлись задолго до его смерти.

Вопрос: Формула 1 – гоночная серия очень высокого уровня, поэтому иногда сложно совмещать её с личной жизнью…
Дженсон Баттон: Что ж, такова цена, которую вы должны заплатить, если решили заняться лучшей работой в мире: выступать в Формуле 1! Да, иногда это немного раздражает, ведь, в конце концов, я спортсмен, а не певец или актёр, которые постоянно на виду. Но у любой работы есть недостатки (смеётся). Я уверен, что со следующего года моя жизнь станет гораздо проще.

Вопрос: У вас остались какие-нибудь цели? Наверное, в 36 лет можно сделать неплохую карьеру в другой сфере…
Дженсон Баттон: Я в прекрасной форме и чувствую себя лучше, чем когда-либо. Я хочу завоевать титул в своей возрастной группе в триатлоне, но в качестве любителя, а не профессионала. И мне хотелось бы выступить в Ле-Мане. Кроме того, в мои планы также входит ралли-кросс, так что дел много, и всеми хочется заняться.

Вопрос: Ходят слухи, что вы очень аккуратно работаете с деньгами, которые заработали в Формуле 1…
Дженсон Баттон: … Но я уже немало растратил! Хотя на самом деле я не пускал их на ветер, просто расходов много. Всё из-за того, что приходится путешествовать по всему миру – нужно получать от этого удовольствие...

Надеюсь, если у меня когда-нибудь будут дети, то я что-нибудь смогу им оставить. Вероятно, однажды я задам себе вопрос: «Как мне удалось столько заработать?» (Смеётся). Но я уверен, что у меня в любом случае всё будет в порядке. Не стоит за меня волноваться.

Мой последний гоночный уик-энд в Абу-Даби действительно будет эмоциональным. Пара последних лет без отца были довольно сложными. Гонка обещает быть непростой, но на неё приедут моя мать, одна из моих сестёр и много друзей. Так что впереди особенный уик-энд. И это вовсе не конец – это новое начало.

Текст: . Источник: официальный сайт чемпионата
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости