Герхард Бергер вспоминает прошлое...

Пожар на машине Бергера

Вопрос: Наверное вы с удовольствием вспоминаете три года, проведенные в McLaren?
Герхард Бергер: Да, это действительно было интересное время. Великолепная команда, моим партнером был Айртон Сенна, а выступать рядом с ним было очень непросто, хотя мы всегда были друзьями. Мы ровесники, и часто чудили вместе, как на трассе, так и вне ее.

Вопрос: Вы вновь сели за руль McLaren, образца 1992 года в прошлом году, в Сузуке. Как вам показалась старая машина?
Герхард Бергер: Меня переполняли эмоции, ведь это часть моей жизни, о которой приятно вспоминать. Стоило сесть в машину, как время, как будто, вернулось назад. Заболело плечо и я точно вспомнил то место, в котором я повредил его 10 лет назад. Такие знакомые чувства при нажатии на педаль газа. Мне сообщили, что резина не была прогрета, так что я не стал особенно атаковать, но все же нажал газ в пол на прямой. Хочу сказать, что организм отвык от перегрузок.

Вопрос: Что вы считаете самым большим достижением в своей карьере?
Герхард Бергер: По нескольким причинам для меня это победа в Хоккенхайме, в 1997 году. Тогда были проблемы со здоровьем, никто не хотел поставить на меня свои деньги. Мне нужно было доказать, что гонщик выигрывает, прежде всего головой. Хотелось показать миру, что я еще не закончил гонки. Перед гонкой я сказал себе: "Я не только хочу доказать им, что я еще действующий гонщик, но и побить на трассе каждого из них. " Я заработал поул, выиграл гонку и показал лучшее время на круге. И все это на машине, которая тогда была совсем не одной из лучших.

Вопрос: А самый плохой день в карьере? Наверное смерть Айртона Сенны?
Герхард Бергер: Это был ужасный день, но я думаю, что для меня самым плохим днем стал Гран При Европы в Хересе, в 1997-м. Я вышел из машины и покинул боксы, зная, что моя карьера закончена. Все это было очень непросто.

Вопрос: Но вы финишировали четвертым...
Герхард Бергер: Да, все прошло хорошо, но я до сих пор сердит на тех, из-за кого завяз в трафике. Если бы не эти проблемы, то у меня вполне был шанс выиграть гонку, особенно если учесть перестановки среди лидеров перед финишем. Это было бы фантастическим окончанием карьеры. На финише я всего на три или четыре секунды отставал от победителя - Мики Хаккинена.

Вопрос: Вы когда-нибудь испытывали чувство страха, сидя в кокпите?
Герхард Бергер: О, да! В тот момент, когда на машине что-то ломалось. Это всегда пугает, особенно когда ломаются крылья или подвеска.

Вопрос: Все помнят пожар на вашей машине в Имоле, в 1989 году. Тогда было страшно?
Герхард Бергер: Все произошло слишком быстро. Тогда я ничего не испугался, страх пришел позже.

Вопрос: Может припомните какие-то конфузы или смешные моменты?
Герхард Бергер: Были и конфузы. Я боролся за поул в Сильверстоуне и на быстром круге допустил ошибку. Все прикинув в боксах я решил, что смогу пройти круг быстрее на две - три десятых. Рванул из боксов и на выезде, а он там был очень узким, задел стену и повредил шасси. На этом моя борьба закончилась. Настоящий конфуз.Забавный момент был, когда я вел дорожную машину, справа сидел Жан Тодт, а сзади - Жан Алези. Я дернул ручной тормоз и машина заскользила по дороге и мы перевернулись на крышу. Она остановилась всего в паре метров от другой машины. Жан Тодт был не очень доволен!Другой момент - подводное плаванье вместе с Роном Деннисом. Мы погрузились на пять или шесть метров и я открыл кран его кислородного баллона. Рон не понял, что произошло, откуда так много пузырей. Не часто удается посмеяться вместе с боссом команды. Но у него есть чувство юмора, так что чем-нибудь подобным он мне отомстит.

22.06.2001
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости