Джон Барроу – архитектор, который знает толк в гонках

Джон Барроу

Архитектор Джон Барроу, глава известной британской архитектурной фирмы Populous, – автор очень удачной реконструкции Сильверстоуна, во многом благодаря которой классический автодром сохранил свое место в календаре чемпионата.

Мистер Барроу примет участие в московском Motor Sport Business Forum, который пройдет 18 октября, и в эксклюзивном интервью F1News.Ru архитектор рассказал о своем подходе к реконструкции старых трасс, о том, что мечтает заняться модернизацией Спа и Монцы, а также о своем участии в проектировании объектов сочинской Олимпиады 2014-го года…

Вопрос: В Формуле 1 идет серьезная дискуссия, посвященная судьбе классических трасс. С одной стороны, многим хочется, чтобы такие трассы оставались в календаре чемпионата, с другой – по уровню инфраструктуры они явно уступают современным автодромам.

Но пример Сильверстоуна говорит о том, что компромисс все-таки может быть найден: расскажите о подходе, которым вы руководствовались, занимаясь его реконструкцией?
Джон Барроу: Да, вы правы, людям нравятся старые автодромы, особенно Спа-Франкоршан, Монца и Сильверстоун, на которых гонки Формулы 1 проводятся уже более 60-ти лет. Но привязанность к этим трассам чувствуют не только болельщики и команды, но и гонщики. Думаю, наш подход напрямую связан с теми главными ощущениями, которые испытывает гонщик, когда едет по трассе. И это относится и к старым трассам, и к новым.

Ведь если пилотам нравится выступать на какой-то трассе, тогда гонки будут нравиться и всем остальным – это очень простое уравнение. Поэтому, приступая к проекту реконструкции Сильверстоуна, мы начали с того, что посмотрели на трассу глазами самих гонщиков. Нас интересовало, какие ощущения они испытывают на лучших секторах трассы, особенно проезжая всю последовательность поворотов Maggots – Becketts и вплоть до Stowe, которую пилоты особенно любят.

В таких случаях необходимо стремиться к тому, чтобы найти точный баланс: с одной стороны, надо, чтобы события на трассе носили максимально зрелищный характер, с другой – зрителям должно быть все хорошо видно. И, разумеется, необходимо, чтобы шоу приносило доход. Так что, на самом деле, это сложная задача с многими неизвестными.

Первая стадия реконструкции Сильверстоуна началась еще несколько лет назад. Если помните, право на проведение Гран При Великобритании на короткое время перешло к Донингтон-парку…

Вопрос: Конечно, помним. Эту ситуацию можно назвать скандальной…
Джон Барроу: В то время мы уже занимались составлением перспективного мастер-плана, предполагавшего реконструкцию Сильверстоуна, поэтому у нас возникли проблемы. Но нам удалось продолжить работу: мы убедили хозяев трассы, Британский клуб гонщиков (BRDC), дать нам возможность довести до конца этот план, несмотря на конкуренцию со стороны Донингтона.

Именно это обстоятельство позволило клубу занять очень выгодные позиции, когда переговоры о возвращении Гран При в Сильверстоун возобновились, потому что мы могли практически сразу взяться за дело.

А все начиналось с проекта трассы для MotoGP, предполагавшего ликвидацию поворота Bridge, слишком опасного для мотогонок, и с увеличения вместимости трибун. Кроме того, изначально закладывались возможности для дальнейшего развития автодрома. Наша работа очень быстро продвигалась, и мы создали специальное программное обеспечение и гоночный симулятор, в основу которого был положен симулятор Red Bull Racing. Благодаря этому, пилоты Формулы 1 смогли принять участие в процессе разработки проекта. В частности, нам помогали Энтони Дэвидсон, Деймон Хилл, который был нашим лидером, и еще несколько профессионалов старшего поколения.

Нам было важно знать их мнение о проекте трассы, мы слушали их и вносили определенные изменения в конфигурацию. Кроме того, консультировались и с гонщиками, выступающими в MotoGP. В итоге нам удалось добиться, что реконструированный Сильверстоун отлично подходит и для мотогонок, и для Формулы 1.

Это был уникальный процесс. Насколько нам известно, некоторые наши конкуренты-архитекторы не верят в эффективность такого рода консультаций с гонщиками, но мы считаем это правильным подходом. Кроме того, мы изначально стремились к тому, чтобы проект был коммерчески состоятельным, чтобы все объекты, которые мы строим, могли приносить доход.

Поэтому было предусмотрено множество разных конфигураций трассы, что позволяет использовать ее практически постоянно. Ежедневный приток клиентов приносит Сильверстоуну больше доходов, чем Формула 1. Хотя в 2011-м году посмотреть Гран При Великобритании пришли 122 тысячи человек, на самом деле, хозяева трассы заработали на этом не слишком много. Но автодром привлекает публику и в другие дни. Поэтому, разрабатывая план долгосрочного развития Сильверстоуна, мы предусмотрели различные варианты, от размещения на территории автодрома высокотехнологичных производств до строительства учебных центров.

В конечном итоге нам удалось добиться повышения зрелищности гонок за счет того, что у автодрома появился новый сектор. Кроме того, мы перенесли комплекс боксов и паддока на новое место и построили там абсолютно новые сооружения. В этом здании длиной почти 400 метров сконцентрирована вся основная деятельность, связанная с автодромом. Например, боксы легко превращаются в выставочные площади, а в самом здании расположены многоуровневый пищеблок, гостевые зоны, центр управления гонкой, пресс-центр и так далее. Можно сказать, что это сердце автодрома, тогда как все остальные сооружения могут быть временными.

С одной стороны, здание выглядит впечатляюще, с другой, оно обошлось хозяевам автодрома в относительно небольшие деньги: затраты составили порядка 28 млн. фунтов стерлингов.

Вопрос: Эта сумма действительно кажется относительно небольшой по сравнению со средствами, затраченными на проекты аналогичного профиля в других странах…
Джон Барроу: Это очень недорого. Если, например, сравнить с Абу-Даби, то мы бы могли построить автодром с аналогичной инфраструктурой примерно за одну десятую часть бюджета, который был затрачен на сооружение Яс-Марины. И это должно вдохновлять людей, которые планируют сооружать автодромы в разных странах мира: для этого нужен бюджет порядка 120 млн. фунтов, а вовсе не 1,2 миллиарда.

Здание комплекса боксов, получившее название Silverstone Wing

В Сильверстоуне в тот момент мы были ограничены жесткими рамками бюджета, которым располагали заказчики, и построили очень простое, но интересное здание, форма крыши которого напоминает график гоночной телеметрии. По-моему, всем понравилось.

Теперь напротив нового комплекса боксов предстоит построить новую главную трибуну, мост, который соединит разные здания автодрома, гостиничный комплекс, конференц-центр и многое другое. Со временем мастер-план будет пересматриваться в соответствии с потребностями BRDC. Сейчас клуб ищет соинвесторов, поэтому следующая фаза работ будет зависеть от того, как будет продвигаться эта работа. Но наш план рассчитан на следующие 50 лет, предусматривает создание множества рабочих мест, и я уверен, что его реализация будет успешной.

Конечно, нам пришлось столкнуться и с определенными проблемами, например, Берни Экклстоун решил, что топ-команды должны занимать боксы в конце пит-лейн, а не в начале, которые были для них предназначены. Из-за этого зрителям не было видно, что делается в боксах топ-команд, но в следующем году они займут гаражи в другом конце здания.

Вопрос: А как мистер Экклстоун в целом оценил реконструкцию Сильверстоуна, ведь раньше он постоянно критиковал BRDC, считая инфраструктуру автодрома устаревшей и не соответствующей современным стандартам?
Джон Барроу: На самом деле, ему нужно сказать спасибо за то, что он постоянно давил на хозяев автодрома и призывал их осуществить реконструкцию. Для клуба это было далеко не просто, но в итоге BRDC справился с задачей, и Берни исключительно тепло отозвался о результатах нашей общей работы. Но она еще не закончена, и все должны это воспринимать так: работа продолжается, и очередной этап будет завершен через два года.

Вопрос: Т.е. в 2013-м году в основном реконструкция Сильверстоуна будет закончена?
Джон Барроу: К этому времени будут построены новая главная трибуна и гостиничный комплекс. Но развитие автодрома продолжится, и мы полагаем, что с каждым годом интерес к Сильверстоуну будет только возрастать.

Вопрос: Ваш проект нового комплекса боксов и паддока, построенного в Сильверстоуне, претендует на награды такого престижного конкурса, как World Architecture Festival Awards, которой в начале ноября пройдет в Барселоне. Как вы оцениваете ваши шансы?
Джон Барроу: Он считается одним из главных претендентов на победу! World Architecture Festival Awards – это один из важнейших архитектурных конкурсов мира, и тот факт, что наш проект был номинирован, уже означает его признание. Мы очень этим гордимся, даже если не выиграем.

Вопрос: Сильверстоун стал отличным примером того, чего можно достичь, благодаря правильному подходу к реконструкции классического автодрома. Вам удалось сохранить старую трассу, добавив к ней элементы современной инфраструктуры, но в мире есть и другие автодромы, требующие модернизации…
Джон Барроу: Да, я очень хотел бы ими заняться. Тот же подход мы могли бы применить и в Монце, и, особенно, в Спа, которую считаю своей любимой трассой. На Нюрбургринге реконструкция уже идет, однако мне кажется, что ее авторы избрали не совсем верное направление.

Если честно, многие из старых автодромов уже не соответствуют современным стандартам, если говорить о комфорте публики и безопасности гонщиков. И там в любом случае придется что-то предпринимать. Мастер-план реконструкции, подобный тому, что мы разрабатывали для Сильверстоуна, стоит недорого, если сравнить эти затраты с той выгодой, которую автодром получит в будущем.

Ту же Спа я считаю лучшей трассой в мире, если говорить о ней с точки зрения гонщиков, но условия для зрителей там просто ужасные.

Вопрос: В конце августа я работал на Гран При Бельгии, поэтому отлично понимаю, о чем вы говорите…
Джон Барроу: И, тем не менее, когда вы стоите в повороте Eau Rouge – это ни с чем не сравнимое зрелище! Но у публики весьма ограниченный выбор: ты можешь находиться либо у подножия холма, либо у его вершины. Необходим детальный анализ того, что в принципе можно сделать в Спа, как организовать более удобный доступ зрителей на внутреннюю территорию трассы, продумать, как правильно расположить места для публики, чтобы людям не приходилось забираться на пригорки и лазать на деревья. Разумеется, надо серьезно заниматься и вопросами безопасности.

В этом году на старт в Сильверстоуне вышли пять чемпионов мира, и все они говорили о том, что с гораздо большим удовольствием выступали бы на трассах, у которых есть славная история, чем на автодромах, где ты себя чувствуешь участником компьютерной игры. Такого рода критика относится к большинству современных трасс, на которых гонщики не испытывают тех ощущений, что гарантированы им в Спа или Сильверстоуне.

Мне бы очень не хотелось думать, что такие трассы, как Спа или Монца, будут вычеркнуты из календаря чемпионата просто потому, что уровень инфраструктуры там не соответствует сегодняшним стандартам. По-моему, скорее, надо провести разумную реконструкцию этих автодромов, что даст им новую долгую жизнь, а не строить новые, которые, если честно, не так уж интересны. Я бы мог назвать несколько таких современных трасс, которые строились по проектам наших конкурентов.

С городскими трассами совсем другая история. Например, мы уже помогаем Сингапуру. Я бы сказал, что проводить Гран При в этом городе – очень дорогое хобби. Каждый год только на подготовку к гонке здесь тратится $26 млн., и каждый год организаторам приходится демонтировать систему освещения трассы, чтобы уже через четыре месяца вновь приступить к ее установке. Кроме того, там очень неразумно организован комплекс боксов. И сейчас промоутеры хотят как-то переделать трассу, чтобы гарантировать будущее Гран При Сингапура, который стал очень популярным зрелищем и привлекает очень много туристов.

Похожие проблемы есть в Монреале, и в Мельбурне, – везде, где гонки проходят на временных городских трассах, и где каждый год приходится тратить большие деньги на подготовку к Гран При. Если же построить стационарное сооружение, которое стало бы центральным объектом трассы, ее сердцем, как мы сделали в Сильверстоуне, то остальные объекты инфраструктуры могут остаться временными, но и их конструкции должны быть продуманы и спроектированы заранее. Эти элементы можно будет легко собирать и легко разбирать после окончания гоночного уик-энда, поэтому задача организаторов заметно упростится.

Главное – подход должен быть продуманным и сбалансированным, чтобы можно было сохранить характер трассы, исторически ей присущий.

Вопрос: Ваша компания Populous серьезно занимается проектированием объектов сочинской Зимней Олимпиады. Частично олимпийская инфраструктура должна быть задействована при подготовке и проведении будущего Гран При России, который тоже запланирован на 2014-й год. У вас есть свое мнение об этих планах, или, может быть, вы каким-то образом в них участвуете?
Джон Барроу: Недавно я побывал в Москве в составе делегации, сопровождавшей Дэвида Камерона, премьер-министра Великобритании, и мы встречались с президентом Дмитрием Медведевым и премьер-министром Владимиром Путиным. И мне действительно представилась возможность консультировать российскую сторону по вопросам, связанным с сочинской Олимпиадой 2014-го года. Наша компания предложила свой проект, и он был признан лучшим. Кроме того, мы выиграли конкурс на право проектировать главный Олимпийский стадион. При этом мы применили тот же подход, что использовали, проектируя объекты лондонской Олимпиады 2012-го года.

Не сомневаюсь, что сочинскую Олимпиаду ждет успех, что она станет самой зрелищной за всю историю Игр. Но, как известно, в Сочи запланировано провести и Гран При России, для которого частично будет использоваться инфраструктура Олимпийского парка, так что это будет, скорее, уличная гонка.

Проектом трассы занимается Герман Тильке. Жаль, что сочинское кольцо не будет проходить вокруг главного стадиона, но, по-моему, это только начало. Я в курсе, что в России быстрыми темпами развивается автомобильная промышленность, особенно в таких центрах, как Санкт-Петербург и Калуга. С моей точки зрения, было бы разумно в далекой перспективе запланировать строительство еще одного-двух автодромов, отвечающих стандартам Формулы 1.

Но все это – в будущем. В настоящее время мы не занимаемся проектом трассы российского Гран При, хотя с удовольствием могли бы к нему подключиться.

Вопрос: Напоследок, расскажите, пожалуйста, как вы стали настоящим экспертом в области Формулы 1? Ведь согласитесь, далеко не все архитекторы столь глубоко разбираются в автогонках?
Джон Барроу: (смеется) В этом виноват мой отец. Он очень любил автомобили, и когда я еще был мальчишкой, привлекал меня к работе по ремонту и обслуживанию машин и мотоциклов. В Формуле 1 меня, пожалуй, привлекает уникальный сплав высоких технологий, спорта и бизнеса.

Вопрос: Не спрашиваю, кто ваш любимый гонщик: вы родились в Австралии, так что, подозреваю, это будет кто-то из ваших земляков?
Джон Барроу: Я родился в Австралии, но живу в Великобритании, поэтому у меня два любимых гонщика. Кстати, Петров мне тоже очень нравится, поэтому, получается, их трое. Но один из таких гонщиков – Дженсон Баттон, а второй – Марк Уэббер.

F1News.Ru благодарит компанию Eventica за содействие в организации этого интервью.

Текст: . Источник: эксклюзивное интервью
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие Новости по теме
Другие новости