Большое интервью с владельцами Lotus Renault GP

Дэни Бахар

Новые владельцы команды Lotus Renault GP – руководитель фонда Genii Capital Жерар Лопес и исполнительный директор Group Lotus Дэни Бахар комментировали заявление о подписании контракта и говорили о своих планах на будущий сезон с Томом Кэрри, журналистом британской The Telegraph…

Вопрос: Возникла спорная ситуация – сразу две команды с упоминанием в названии Lotus и Renault выбрали одинаковое сочетание цветов для раскраски машин – черный и золотой. Как вы решите эту проблему?
Дэни Бахар: Это не наша проблема, с нашей стороны нет ничего спорного – мы многие годы производим машины Lotus и сейчас начинаем перспективную гоночную программу. Формула 1 – отличная платформа для производителей спортивных машин, поэтому мы решили объединить усилия с одной из пяти лучших команд, подписав контракт с Genii и Renault.

Вопрос: Берни Экклстоун вряд ли позволит этой ситуации развиваться, ведь выступление двух команд с одним названием может негативно сказаться на Формуле 1…
Жерар Лопес: Берни знал о наших переговорах с момента их начала, и благосклонно относится к этому сотрудничеству – он хочет видеть команду Lotus в Формуле 1.

Вопрос: Почему в Group Lotus не стали сотрудничать с Lotus Racing? У них хорошие связи с Малайзией через Тони Фернандеса, они выступали под именем Lotus, и, кажется, имеют права на название Team Lotus…
Дэни Бахар: Прежде всего, я хочу сказать, что при составлении бизнес-плана на следующие пять лет мы всегда включали в него Формулу 1. Если вы хотите продемонстрировать своим клиентам эффективность технологий компании в спорте, то Формула 1 даёт отличную возможность.

Если говорить о выборе команды, то, учитывая опыт работы в Ferrari и Red Bull, я знал, насколько серьёзные средства нужны для создания команды с нуля, сколько времени может уйти на то, чтобы выйти на приемлемый уровень. У нас нет ресурсов, ни финансовых, ни человеческих, чтобы создать новую команду и ждать успехов. Здесь всё очень просто – мы подписали контракт с сильной командой, чтобы добиться цели – и в ближайшей, и в отдалённой перспективе.

Жерар Лопес: Когда компания Genii выкупала большую часть акций команды, мы исходили из похожих соображений. Мы приобрели заводскую команду из пятисот человек и хотели сделать из неё частную команду с меньшим числом персонала и эффективной структурой, но это никак не повлияло на наши амбиции. Renault F1 отлично провела сезон, и контракт с Group Lotus даёт нам возможность двигаться дальше, нацеливаясь на победы.

Я с уважением отношусь к новым командам, но понимаю, насколько сложно им компенсировать тридцатилетний опыт выступления в Формуле 1, который есть у некоторых соперников.

Вопрос: Что вы можете сказать о раскраске машины? Тони Фернандес заявил в среду, что вы украли его идею…
Жерар Лопес: Любопытный вопрос. Начав обсуждения, мы сразу планировали использовать черный и золотой – это просочилось в прессу и через три дня они [Lotus Racing] вдруг заявили, что выбрали черный и золотой для своих машин на следующий сезон.

Я согласен с Дэни, название и цвета машин – это не наша проблема, я не думаю, что возникнет путаница с определением машин на трассе.

Дэни Бахар: Если проанализировать историю наших заявлений за последние три месяца, вы увидите действительно профессиональный подход – мы сосредоточились на решении поставленной задачи, не обращая внимания на то, что делают другие. Мы идём своим путём, независимо от того, нравится это кому то, или нет. Мы не можем на это повлиять.

Вопрос: Тони Фернандес создал свою команду с нуля и добился уважения в паддоке, теперь вы решили выступать под именем Lotus. Не опасаетесь критики?

Дэни Бахар: Не думаю, что это произойдёт. Мы публично объявили о своих планах ещё на парижском автосалоне, продемонстрировав новые модели машин и рассказав о спортивной программе. Мы всегда использовали максимально прозрачный подход – о наших планах знал и господин Фернандес, который сейчас пытается привлечь общественное мнение.

Это не наш стиль. Мы будем действовать, как компания профессионалов, а нравится такой подход людям, или нет – на это мы не можем повлиять. Компания действует в интересах Lotus, мы возвращаемся в гонки и наши акционеры этим весьма довольны.

Жерар Лопес: Со своей стороны мы очень внимательно анализировали эту сделку, мы должны были точно знать, с чем имеем дело. Если отбросить эмоциональную составляющую, то, во-первых, мы подписали контракт с подлинным владельцем бренда Lotus – в этом нет никаких сомнений. Во-вторых, мы сделали это после того, как представители Group Lotus подтвердили – использование Тони Фернандесом названия Lotus в следующем сезоне стало бы нарушением лицензионного соглашения.

Как говорит Дэни, мы не можем повлиять на реакцию болельщиков, но уважаем всех поклонников Формулы 1, и я должен сказать, что в нашем случае речь идёт о подлинном Lotus. Если убрать эмоции, то выяснится, что обсуждается лишь вопрос лицензирования, а не наследия.

Вопрос: Некоторые критики считают, что нарушив права Lotus Racing, вы можете провести следующий год в суде…
Дэни Бахар: Мы с уважением относимся к достижениям Тони Фернандеса и его команды 1Malaysia – они отлично справились со своей работой, став лучшими из новичков.

Мы не планируем выступать под именем Team Lotus, и никогда этого не утверждали. Мы не хотим быть Team Lotus – под таким названием выступала команда Колина Чэпмена, и всё это далеко в прошлом. Вы можете даже считать нас новичками, если хотите – у нас новая линейка дорожных машин, новая программа в Формуле 1.

Жерар Лопес: Дэни всё сказал точно, никто не может назвать себя наследником команды Чэпмена, поскольку таковых нет. Возможно, за исключением Клива Чэпмена. Единственная команда Lotus, которая может написать новую главу в этой истории, должна быть связана только с владельцем бренда, с Group Lotus. Всё остальное – юридические тонкости. Никто из нас не имеет отношения к гоночному наследию Lotus.

Вопрос: Дэни, вы не хотели бы выкупить права на название Team Lotus у Тони Фернандеса, чтобы закрыть этот вопрос?
Дэни Бахар: Это не мне решать, а акционерам, владельцам нашей компании. Они занимаются активами, брендами и торговыми марками, но никто не помешает нам поместить свой логотип. Не думаю, что есть законы, способные это оспорить. Знаете, что бы ни решил суд, будет неплохо увидеть в чемпионате четыре машины с надписью Lotus – нам это только на пользу.

Вопрос: Вы можете представить себе ситуацию, когда на старт в Бахрейне выйдут четыре машины в черно-золотой раскраске с надписью Lotus?
Дэни Бахар: Не думаю, что мы увидим четыре машины с похожей раскраской, хотя это лишь моё личное мнение.

Жерар Лопес: Я с уважением отношусь к достижениям Фернандеса и его команды, но вряд ли в следующем году мы увидим четыре машины с именем Lotus. Впрочем, сейчас об этом сложно судить.

Вопрос: Как в финансовом отношении оценивается ваша сделка? Вы можете сообщить детали? Утром в своей статье я упомянул цифру в 100 миллионов, ориентируясь на другие подобные контракты…
Дэни Бахар: Мы договорились не называть чисел, но речь идёт о значительной сумме.

Жерар Лопес: Могу сказать, что указанная вами цифра недалека от реальности.

Вопрос: Какой пакет акций команды сейчас принадлежит Group Lotus?
Жерар Лопес: Тот же вопрос мне задавали год назад, когда мы купили контрольный пакет акций Renault F1. Мы не будем это комментировать. Как я уже говорил, сотрудничество с Group Lotus и Proton гораздо шире вопросов выступления команды в Формуле 1.

Дэни Бахар: До того, как начать переговоры о выступлении в Формуле 1, мы обсуждали другие варианты сотрудничества – Формула 1 появилась в последний момент. Не хочу сказать, что в последнюю минуту, но лишь несколько месяцев назад. Вопросы количества акций и уровня влияния на команду всегда интересны, но сейчас речь идёт о реализации нашей новой спортивной программы. В Формуле 1 всё быстро меняется, мы хотим сосредоточиться на сегодняшнем дне, а там посмотрим, в каком направлении двигаться дальше.

Вопрос: Шасси сохранит имя Renault. Причина в том, что изменив название, вы потеряете доступ к выплатам, которые причитаются Renault F1?
Жерар Лопес: Здесь три фактора, и деньги – последний из них. Во-первых, компания Renault остаётся главным партнёром нашей команды – речь идёт о контрактных обязательствах, поставках моторов, коробок передач, и работе над ними на базе в Вири. Среди клиентов Renault мы ближе всех к производителю, и эта тенденция сохранится, поскольку шасси носит имя Renault. Мы подписали новый, трёхлетний контракт на поставку моторов Renault, что гарантирует стабильность.

Во-вторых, для всех участников сделки, для Proton и Renault, важно сохранить имя, учитывая перспективу развития отношений. И, в-третьих, тот факт, что Lotus выступает титульным спонсором, а шасси сохраняет название, принесёт нам соответствующие преимущества. По сути это та же команда. Мы не собираемся менять её руководителя или инженеров, речь идёт о продолжении, о следующем шаге, уже вместе с Lotus.

Вопрос: Вы поменяете название после окончания действующего Договора Согласия, когда это не повлечёт финансовых санкций?
Жерар Лопес: У нас есть такое право, в нужный момент мы обсудим этот вопрос. Пока сохранение названия Renault имеет все те преимущества, о которых я говорил.

Дэни Бахар: Мы получили более восьмисот писем в адрес сайта, из них большая часть была позитивной, и в одном я прочёл: «Наконец, настоящий Lotus вернулся в Формулу 1». Возможно, мы допустили ошибку, отказавшись от активного участия в дебатах на страницах прессы – это позволило бы избежать беспорядка. Впрочем, это не наш стиль, мы знаем, что есть только одна компания, производящая машины Lotus – это наша компания.

Вопрос: Вы показали раскраску машины, на ней не было спонсорских логотипов HP и LADA…
Жерар Лопес: На изображении машины действительно не было многих спонсоров, в одних случаях мы не могли в одностороннем порядке изменить условия контракта, как с HP. Если говорить о LADA, то это часть большой структуры, и мы пока не знаем, какие из её логотипов появятся на машине.

Вопрос: Кто будет напарником Роберта Кубицы в следующем сезоне?
Жерар Лопес: Наш приоритет – продление контракта с Виталием Петровым. Мы планировали встретиться с ним на прошлой неделе, но в Германии ему сделали операцию на глазах, и Виталий вынужден был вернуться домой для двухнедельной реабилитации. После этого он сядет с Эриком Булье, Джеймсом Эллисоном и инженерами, чтобы обсудить программу на следующий сезон.

Ситуация с Петровым не изменилась. Мы знаем, что он быстр, но пока недостаточно стабилен, хотя этого было бы сложно ждать от новичка, прежде не работавшего на тестах с машиной Формулы 1. Это будет чисто спортивное решение, не имеющее отношения к тем вопросам, которые мы только что обсуждали.

Вопрос: Российский рынок весьма интересен для Group Lotus и компании Proton, не так ли?

Дэни Бахар: Безусловно, и я уже говорил об этом. Мы предпочли бы сохранить состав пилотов и надеемся, что команда скоро сможет его подтвердить. Это откроет новые возможности для нас и наших акционеров.

Вопрос: Когда будет сделано заявление?
Жерар Лопес: Виталий физически не сможет приехать в ближайшие две недели, а потом нам нужно сесть за стол переговоров. Мы надеемся сделать заявление перед Рождеством, или сразу после, но ни одна из сторон не волнуется по этому поводу.

Текст: . Источник: The Telegraph
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости