Олег Карпов: Ночь в Барселоне

Жюль Бьянки

Лет десять назад один прославленный обозреватель одной прославленной спортивной газеты дал мне хороший совет: «Когда не знаешь, как начать заметку, выбери в качестве заголовка название известного романа, а после вступительного абзаца начни писать текст с предложения в одно слово: "Смеркалось". Тогда все пойдет, как по маслу». За долгие годы этот совет не пригодился, но отложился где-то в ячейках памяти. Теперь мой день настал.

Смеркалось. У командных трейлеров Marussia творилось что-то неладное. Группа французских фотографов выстроилась в ряд перед заградительной лентой. Но делиться мотивами, их на это побудившими, не очень хотела. Конечно, они ждали Жюля Бьянки, и их численность не оставляла сомнений, что ждали не просто так.



Считать ли это подтверждением подписания контракта? Похоже на то. Но проблема в том, что на протяжении всего дня подобных "подтверждений" было немало, и большая их часть касалась другого пилота.

 Как и большинство других журналистов в паддоке, я ждал в Монтмело не вице-чемпиона Формулы Renault 3.5 прошлого года, а победителя Гран При Венгрии 2008-го. "Надежный" источник одного из коллег говорил: "Это Хейкки". В то, что за руль второй MR02 в Мельбурне сядет Луис Разия, не верил уже никто.


Спустя полчаса, когда на Монтмело окончательно опустились сумерки, группа французских фотографов, пополнившись операторами и прочими представителями средств массовой информации, миновала ленту и подобралась к боксам Marussia. Их мотивы уже не были секретом. Жюль был внутри. Еще полчаса, и они наверняка попробовали бы туда продраться. Но он вышел сам...


Я повзрослел уже в то время, когда до Формулы 1 добрался интернет, и, надо сказать, всегда считал, что что-то важное прошло мимо меня. Жизнь журналиста наверняка уже не так увлекательна, как во времена моего прославленного коллеги из прославленной спортивной газеты. По крайней мере, в Формуле 1. Сейчас журналист уже не караулит гонщика за углом. Все запросы об интервью проходят через пресс-службы, и что-то положительное в этом, безусловно, есть - ты всегда знаешь точное время и место. Но нет какой-то "романтики", что ли…


Интернет и на сей раз чуть подпортил впечатление. За пару минут до того, как Жюль вышел к журналистам под руку с Джоном Бутом, пресс-атташе Marussia Трейси Новак уже успела разослать по электронным адресам внушительных размеров релиз. Но ощущение "романтики" (я почему-то не уверен, что это то самое слово) все-таки не пропало.


Сумерки, свет электрических ламп в боксах. Вот он. Появился именно так, как и положено в таких случаях - не совсем готовым. Одетый в джемпер Ferrari, джинсы, но уже с фирменной улыбкой на лице. Операторы зажгли лампы на камерах. Интервью? Нет, ему надо переодеться… Вместе с Джоном они поднимаются по лестнице трейлера – на второй этаж. Там его уже ждет комбинезон. Пока без французского триколора и надписи «J.Bianchi» на ремешке. Это и правда случилось прямо здесь и сейчас, и я увидел его одним из первых (слово "романтика" все же подходит).


Их нет около десяти минут. У боксов Marussia уже не только французы. Бригада британского SkySports прибыла на место событий. Шатенка-режиссер звонит в офис и, "положив трубку", подтверждает: "Да, у нас прямой эфир". Время тянется. Его вполне хватает, чтобы отпустить с десяток шуток. "Джо, извини, мы сказали прессе, что ты зайдешь к нам", - говорит менеджер команды Дэйв О'Нил техническому делегату FIA Джо Бауэру, когда они вместе пробираются через толпу журналистов в гараж. "Мне почему-то кажется, что в следующем году у Marussia будет другой поставщик моторов", - говорит один журналист другому. "Да, я думаю, это Mercedes", - улыбается коллега.


Конечно, это Ferrari. Они-таки помогли слушателю своей Академии найти место на стартовой решетке. Пусть и не слишком престижное. Но какая, впрочем, разница? Мест-то таких всего 22.


Конечно, это Ferrari. Недаром днем, ещё до того, как начало смеркаться, Грэм Лоудон частенько заглядывал в моторхоум Скудерии. Нет, бесспорно, он мог что-то перепутать. В конце концов, персонал обеих команд носит красную униформу, а оба производителя строят спорткары. Но, если Грэм просто заблудился, то у него явно большие проблемы с ориентацией, ведь от боксов Marussia до моторхоума Ferrari надо преодолеть добрые полторы сотни метров…

И вот вновь он. Спускается по лестнице. Без Бута, но в комбинезоне. Вспышки, протянутые руки с диктофонами - Жюль заставляет толпу двигаться по направлению ко входу в гараж. Интервью? Нет, ему надо кое-что уладить…

Спустя ещё десять минут оттуда выходит… нет, уже не он. Это Трейси. У Жюля идет примерка сиденья, ему надо изучить переключатели на руле. Он выйдет не раньше, чем через несколько часов. "Дайте мне пару минут, я сообщу вам точное время".


Полчаса романтики миновали. Современная Формула 1 осталась современной Формулой 1 - Жюля уже не надо караулить у гаража. Время его официального интервью определено.


Увы, десять лет назад коллега не научил меня тому, как заканчивать такие статьи. Особенно в условиях дедлайна. Через 15 минут я точно закончу работать над этой заметкой и пойду с ним поговорить.


У него был тот еще денек. Ему есть, о чем рассказать…


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости