Алан Хенри: Рон всегда знал, в чём уникальность McLaren

В честь 50-й годовщины McLaren своими воспоминаниями об истории команды поделились многие знаменитые личности Формулы 1. Свой взгляд на историю успеха команды изложил и Алан Хенри, один из самых известных британских журналистов, который начал освещать Гран При ещё в начале 1970-х...

Со 2-го сентября 1963 года, когда была официально создана Bruce McLaren Motor Racing Ltd, команда Брюса прошла путь от кучки смелых парней, находившихся далеко не на первых ролях, до глобальной автоспортивной империи и суперзвезды автопромышленности. Я не преувеличиваю.

Многие посвящённые лица Формулы 1 считают, что корни основательных и стабильных успехов кроются в тех базовых ценностях, которых придерживался сам Брюс. Но бесспорно также и то, что последние 50 лет в компании шёл процесс непрерывной эволюции. Действительно, арифметические совпадения только подчёркивают эту мысль: McLaren существует уже полвека, а её текущий глава, Рон Деннис, руководит ей треть столетия.

Но давайте вернёмся к Брюсу, так как Рон сегодня дал длинное интервью, и нет смысла пытаться превзойти в красноречии этого великого человека в теме, которую он знает лучше, чем кто-либо ещё - McLaren.

Отличной отправной точкой может стать бывший пилот McLaren в Формуле 1 Питер Гетин, который незадолго до смерти сказал мне, что по итогам своей жизни в автоспорте более всего его восхищают два человека: Брюс Макларен и основатель Chevron Сars Дерек Бенетт, создавший внушительный список двухлитровых гоночных машин в 1970-х.

«Когда Брюс или Дерек открывали рот, чтобы что-то сказать, все здравомыслящие люди замолкали и внимательно слушали, - вспоминал Питер. - В этом спорте редко можно встретить человека, который мог бы так вдохновлять окружающих, и если вам это удаётся, то только от вас зависит, что вы вынесете из общения с ним. Мне нравится думать, что я был достаточно умён, чтобы держать свой рот на замке в такие моменты. Быть в McLaren на заре 1970-х, в начале пост-Брюсовской эры, было всё равно, что посещать обучающие семинары в лучшем университете автоспорта. Это было наследие, оставленное великим человеком. Вам лишь нужно было оказаться достаточно умным, чтобы помалкивать».

В пост-Брюсовскую эру наиболее мощной движущей силой за кулисами команды стал Тедди Майер, старший брат покойного Тимми Майера, погибшего за рулём Cooper команды McLaren на этапе Tasman Series на городской трассе в Лонгфорде в Тасмании. Тимми был одним из кандидатов в команду Формулы 1 Cooper в сезоне 1964 года. После смерти своего младшего брата Тедди бросил всё ради нового дела - и преуспел, став акционером McLaren Racing на стадии её становления.

Это покажется странным для тех, кто их не знал, но Брюс и Тедди очень хорошо дополняли друг друга. Не все разделяют такую точку зрения, и некоторые пилоты McLaren в те времена очень не любили Тедди. Откровенно говоря, это мнение разделяли многие, но несмотря на то, что часто он был очень едким человеком, Тедди упорно трудился на благо команды и заработал уважение к себе в мире британского автоспорта.

В качестве журналиста мне пришлось несколько раз скрестить с ним шпаги. Первый такой случай произошёл, когда McLaren пытались разорвать спонсорское соглашение с производителем косметики Yardley в конце 1973 года, чтобы отхватить большую пригоршню долларов от Philip Morris за рекламу сигарет Marlboro. Yardley выпустила критический пресс-релиз, а уже полчаса спустя Тедди говорил со мной по телефону, так что моё ухо изгибалось, и пытался убедить меня, что будет не слишком полезно, если Motoring News (мой тогдашний работодатель) опубликует заявление Yardley. Я малодушно позволил себя запугать и согласился. Я стыжусь этого по сей день. Но Тедди добился своего.

В McLaren всегда умели быстро увидеть потенциал в своих собственных рядах. Тем не менее, им пришлось использовать внешние ресурсы в конце 1970-х, когда выяснилось, что конструкторская группа Формулы 1 создала на редкость неудачные M28 и M29. И несмотря на сладость успеха после невероятного чемпионата мира в 1976 году с Джеймсом Хантом, и несмотря на три отличные победы в 1977-м, в Marlboro настояли на реорганизации McLaren, что вовсе не стало неожиданностью. С тех пор McLaren неуклонно поднимались всё выше и выше в Формуле 1. Не оглядываясь назад.

С тех времён, и на протяжении всей последующей истории Формулы 1 вплоть до сегодняшнего дня, Рон стал главным хранителем легенды McLaren, но он всегда предпочитал структурированные, долгосрочные отношения, ведущие именно туда, где компания должна оказаться в следующий момент. И может быть, самый важный символ - имя на табличке с названием команды, которое не меняется уже полстолетия.

«Я всегда осознавал тот факт, что обстоятельства поставили меня в завидное положение, благодаря которому я могу вписать собственную главу в историю McLaren, - сказал он мне однажды и впоследствии не раз повторял то же самое практически слово в слово. - Но важно помнить, что до меня в этой истории были и другие главы, и я надеюсь, что в будущем, после меня, их станет ещё больше. Эта непрерывная корпоративная родословная - то, что делает McLaren такой особенной».

Всё это возвращает меня к имени на табличке. Рон легко мог окрестить команду своим собственным именем, вроде Dennis Racing, или Dennis Grand Prix, или любым другим подходящим вариантом. Иногда он, должно быть, подумывал об этом, глядя на то, как его современники, такие как Фрэнк Уильямс и Кен Тиррелл, и даже Эдди Джордан и Петер Заубер, приобретали дополнительную известность благодаря названным своим именем командам Формулы 1.

Но он не пошёл на это, потому что всегда знал, что делает McLaren особой командой, и во многом это связано с именем. Так что... троекратное "Ура!" и с днём рождения, McLaren, а также всех, кто в ней работает!

Текст: . Источник: пресс-служба McLaren
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости