История Brawn GP в комментариях сотрудников команды

История команды Brawn GP чем-то похожа на сказку. Перед встречей Нового Года принято провожать cтарый, а в Формуле 1 2009-й стал годом Росса Брауна. На страницах британского F1Racing сотрудники чемпионской команды вспоминали о том, как стал возможен этот фантастический успех…

5 декабря 2008 года, на пресс-конференции в Токио, президент Honda Такео Фукуи подтвердил уход компании из Формулы 1. Это событие стало шоком не только для болельщиков, но и для сотрудников команды – ведь совсем недавно Росс Браун встречался с руководством Honda, чтобы обсудить вопросы сокращения бюджета команды.

Пит Ходжкинсон, менеджер команды: «Вся эта история напоминала американские горки. Сначала было ощущение, что всё вот-вот закончится, потом оцепенение прошло, мы поняли, что сидим в одной лодке, и начали работать ещё усерднее, чем раньше.

Возникло множество вопросов. Мы решили, что машина в любом случае должна быть готова к мартовским тестам в Барселоне – иначе мы не успеем подготовиться к старту сезона. Через некоторое время на базу привезли двигатели Mercedes, и стало понятно – дела не так уже плохи. Настроение в команде сразу улучшилось.

Как бы странно это ни звучало, но мы были воодушевлены – когда вами руководит Росс Браун, ничего плохого произойти не может по определению. Все были уверены, что команде удастся выйти на старт».

Помимо соглашения с Mercedes, которое первоначально было скреплено лишь рукопожатием, другим важным фактором стала политика, проводимая Honda после решения об уходе из Формулы 1. Компания сделала всё, чтобы гарантировать будущее команды. Подход, радикально иной, чем мы увидели позже в исполнении других концернов.

Японская компания передала команде недвижимость, оборудование, а кроме средств, оставшихся от бюджета на 2008-й, Росс Браун получил около $50 млн. для выплаты зарплат персоналу в течение 2009-го – весьма щедрый поступок в условиях финансового кризиса.

Спустя три месяца после заявления японской компании об уходе, 5 марта, было объявлено о том, что команда переходит под контроль Росса Брауна. На следующий день Дженсон Баттон опробовал машину на укороченной конфигурации трассы в Сильверстоуне, а спустя еще три дня машина произвела сенсацию на тестах в Барселоне.

Дебют BGP 001 на тестах

Эндрю Шовлин, гоночный инженер Баттона: «Накануне на Сильверстоуне работали мотоциклисты, и асфальт был грязным из-за масла и кусочков резины. Сначала мы выпустили Дженсона на старых шинах, он проехал быстро, но, выбравшись из машины, заявил, что она ведет себя не слишком хорошо. Мы поставили ему комплект новых шин, и он поехал ещё быстрее. Тут всем стало ясно, что машина получилась по-настоящему удачной. Эйфории не было, скорее, мы просто были довольны».

Джок Клиа, гоночный инженер Рубенса Баррикелло: «В Мельбурне мы нервничали. Машина вела себя превосходно, и было понятно – любой результат, кроме дубля, можно считать проигрышем. В тот момент мы не знали, как долго продлится наше преимущество, и должны были зарабатывать максимум очков в каждой гонке. Я помню, что в тот уик-энд мы больше всего боялись неудачи».

Итоги Гран При Австралии обозначили расстановку сил и дали понять – Формулу 1 ждёт необычный сезон, но успех Brawn GP был омрачен сокращением персонала. Росс Браун был вынужден объявить об увольнении 270 из 700 сотрудников команды – из-за дефицита средств иного выхода не было.

Мэтт Дин, главный механик Brawn GP: «Когда мы праздновали победу в Гран При Австралии, многих не покидало беспокойство. Сотрудники, которых пришлось уволить, внесли серьёзный вклад в успех команды. После этой истории остался неприятный осадок».

Пит Ходжкинсон: «С одной стороны, мы одержали ошеломляющую победу, с другой знали, что через пару дней начнутся увольнения. Это был тяжелый момент. Мы видели, как команду покидают старые друзья – у Brawn GP просто не хватало денег. Мы ещё больше сплотились, а сокращения завершились лишь к Гран При Италии».

BGP 001

Освободившись от опеки Honda, команда изменилась. Бюрократии стало меньше, средств – тоже. Раньше на каждую гонку приезжало по 90 сотрудников, теперь это число сократилось до 47. Использованные детали не выбрасывались, а ремонтировались и устанавливались вновь. Эффективность работы выросла, как и её организация...

Эндрю Шовлин: «Сначала мы думали, что нам не пережить сокращение персонала и бюджета – очень тяжело представить, что меньшее количество людей может сделать ту же работу быстрее и лучше. Во времена Honda на гонки приезжало множество людей, не занятых на трассе, в 2009-м каждый был при деле, и командный дух от этого только выиграл. Все стало функционировать лучше, ошибок стало меньше, а управление – проще».

В Brawn GP выработался особый, специфический командный дух – расслабленность сочеталась с фантастической сосредоточенностью, когда речь шла о работе на трассе. В этой команде не осталось ничего лишнего.

Празднование победы в Монце

Джок Клиа: «Когда я работал в Williams, повсюду чувствовались давление и нервозность, а в Brawn GP мы получали удовольствие от работы. Кроме того, гонщикам разрешалось бороться на трассе – мы могли позволить себе эту роскошь».

Несмотря на слухи, по ходу сезона сохранялась полная открытость в плане обмена информацией между гонщиками. Джок Клиа: «Дженсон, вероятно, согласится, что не смог бы стать чемпионом без помощи Рубенса. В техническом отношении Рубенс давал команде больше, чем Баттон».

Однако в успехе Brawn GP есть еще один фактор. Эта гибкая и эффективная система была построена вокруг Росса Брауна...

Мэтт Дин: «Браун знал всех по имени и не ограничивался работой в офисе. Он был в курсе всех дел, по вечерам болтал с обычными механиками – это не могло не вызвать уважения. С другой стороны, Росс крайне требователен – он доверяет нам на 100 %, но и степень ответственности неимоверно высока».

Эндрю Шовлин отмечает еще одно ключевое качество Брауна: «Вместо того, чтобы указывать, как следует поступить, он заставляет сотрудников учиться на собственных ошибках. Когда дела шли плохо, нам удавалось минимизировать потери. Браун оказывал на всех по-настоящему успокаивающее воздействие».

Росс Браун

Рон Мидоус, менеджер команды, на просьбу охарактеризовать Брауна одним словом молниеносно произносит: «Росс – честный и никогда не паникует, какой бы безнадежной ни казалась ситуация. Люди, которыми он руководит, полностью ему доверяют, знают, что он все делает правильно».

Своей разносторонностью и эрудицией Браун напоминает человека эпохи Возрождения. Он сумел собрать воедино необходимые факторы, отбросить всё лишнее и научил команду побеждать.

Мораль сказочной истории Brawn GP такова – когда система становится чем-то большим, чем сумма её составляющих, можно добиться невероятных и неожиданных результатов.

С наступающим!

Текст: . Источник: По материалам F1Racing
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости