Дженсон Баттон: Мой чемпионский год

Обложка воспоминаний Дженсона Баттона

19 ноября на прилавках британских магазинов появится книга «Дженсон Баттон: Мой чемпионский год», в которой чемпион мира 2009 года вспоминает об обстоятельствах прошедшего сезона. Фрагменты книги цитирует The Telegraph...

«Обычно сказки начинаются со слов: "Давным-давно", но для меня сезон 2009 года начался с сообщения на автоответчике: "Дженсон, пожалуйста, позвони мне. Мы немедленно должны поговорить".

События, которые серьёзно влияют на нашу жизнь, мы обычно помним до мелочей. Это происходило в четверг, 4 декабря 2008 года. Я только что прилетел с тренировочной базы и находился в аэропорту Гатвик. У моего мобильника самый громкий сигнал в мире, иногда я чувствую неловкость, забыв убавить громкость – так было и тогда, отстегнув привязной ремень в самолёте, я включил телефон, и сигнал был действительно громким.

Сообщение было от Ричарда Годдарта, моего менеджера. По серьёзному тону его голоса я понял, что произошло что-то неприятное, но, перезвонив, начал с шутки: "Эй, Ричард, что происходит?" Он сразу начал с главного: "У меня ужасные новости, Honda уходит из Формулы 1". Я не поверил и от растерянности даже уронил телефон – так и нагнулся с открытым ртом, чтобы поднять его. Наконец, удалось спросить: "Что это значит?"

"Это значит, что у нас больше нет контракта в Формуле 1 на сезон 2009 года" – он всегда говорит "мы". "Давай встретимся, есть пара вариантов продолжения карьеры".

Новость действительно была печальной. После двух сложных сезонов с Honda у нас впервые появилась надежда, перспективы на сезон 2009 года казались светом внутри туннеля. Я с трудом выдержал сезон в 2008-м, мотивируя себя надеждой на 2009-й, который должен был стать поворотным.

С Россом Брауном во главе технической группы, с интересным, перспективным проектом в команде даже появилось некоторое высокомерие. Я не видел новой машины, но знал, что в аэродинамической трубе она показала фантастические цифры. Наши парни в Брэкли отлично справились со своей работой, новые, весьма любопытные антикрылья позволили добиться поразительного эффекта,серьёзно компенсировав потерю прижимной силы в условиях нового регламента. Всё выглядело очень позитивно, машина должна была оказаться быстрой.

Как обычно, в Гатвике я почти час ждал багаж – появилось время обдумать ситуацию. Я позвонил родителям – отец и мать развелись больше двадцати лет назад, но очень тепло относятся друг к другу. Отец в семидесятые гонялся в ралли-кроссе и обожал Формулу 1 ещё со времён Стирлинга Мосса – он приезжает со мной на все гонки, а мать обычно посещала только Барселону, Монако и Сильверстоун, но звонила или присылала сообщения после каждой гонки. Я подумал, что их нужно известить до того, как они услышат об уходе Honda из новостей. Сначала они отреагировали весьма эмоционально, но потом удивили, особенно отец – я не ждал столь позитивной и практичной реакции...

"Отец, присядь. Возможно, я не буду гоняться в Формуле 1 в 2009-м. Honda уходит".

"Точно уходит, на 100%?", - спросил он.

"Да, на 100%". Он был потрясен не меньше меня, но не мог обнаружить своё беспокойство – скоро ему удалось перевести разговор в позитивное русло.

Потом он сказал мне что зашел в бар, выпил и вернулся домой, чтобы обдумать будущую жизнь без Формулы 1, но тогда отец хотел, чтобы я слышал оптимизм в его голосе, и это помогло – в тот момент я всё ещё ждал свой багаж у транспортёра в Гатвике.

Моя семья – мать, отец, сестры – Таня, Саманта и Наташа – мои главные помощники и друзья, как и моя подруга Джессика Мичибата, они всегда были позитивно настроены. Возможно, дело в японском воспитании, но Джессика любит философствовать и верит в знаки Зодиака. Она была уверена в том, что всё будет хорошо. При этом Джессика – популярная модель, её блог собирает больше 100000 хитов в день.

Мы познакомились в феврале 2008-го, в токийском ресторане, когда я участвовал в маркетинговом мероприятии Honda. До прошлогоднего Гран При Японии мы больше не встречались, а потом я её пригласил, она пришла... и была со мной на протяжении всех сложных зимних месяцев. Сейчас мне кажется, что я знаю её уже много лет, к тому же она тоже любит гонки, а для меня это очень важно.

Я старался информировать отца как можно подробнее, но мы никогда не говорили о негативных событиях, даже не касались их. В Формуле 1 крайне важно сохранять внешний позитив, потому, даже несмотря на экономический кризис и его последствия для гоночной индустрии, предсезонная подготовка шла как обычно, своим чередом.

Я пытался отключиться, не читал Autosport и F1Racing, не следил за новостями в интернете. Если я не гоняюсь, тогда гонки меня не интересуют, хотя это было крайне болезненно. Я избегал спортивных журналов, которые раньше поглощал с жадностью. Я избегал гонок. Я тренировался и поддерживал контакт с командой, и это казалось странным – я с восьми лет я жил в ритме календаря соревнований, а теперь был вынужден ждать.

Росс Браун и Ник Фрай знали, что я хочу выступать за их команду, что готов сыграть свою роль в попытке гарантировать её будущее, которое, очевидно, потребует сокращения зарплаты. В конце 2009-го я заработаю лишь около 20% от суммы, которая полагалась по контракту с Honda, но тогда, как и сейчас, я не думал об этом, и это помогло команде, которая предоставила мне отличную машину. Деньги ничего не значат, если у вас есть машина, позволяющая бороться за победу в гонках и чемпионский титул.

В четверг, пятого марта, я приехал на базу и встретился с командой. Росс встал рядом с Ником и объявил о том, что мы выйдем на старт в 2009-м под названием Brawn GP и завтра можно опробовать машину на тестах. Речь Росса вызвала аплодисменты, но произошло всё это в последнюю минуту – после многих недель неуверенности и беспокойства все испытали настоящее облегчение...»

Книга выходит 19 ноября, мы уже заказали её в библиотеку редакции...

Текст: . Источник: The Telegraph
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости