Возвращение настоящего Кими...

Кими Райкконен

Материал этот был опубликован в октябрьском номере F1Racing, который готовился к печати задолго до финиша чемпионата. Мы хотели выложить его накануне финальной гонки, но тогда он мог пройти незамеченным, а сейчас, когда известно имя нового чемпиона, статья Питера Уиндзора весьма кстати…

Ценители чистой красоты с нетерпением ждали его первого появления в Ferrari – и не были разочарованы. Новая раскраска шлема, матовая, в черно-коричневой гамме. Подтянутый блондин в красном комбинезоне. Iceman выиграл первую гонку в Мельбурне, тогда и поул, и победа достались ему просто – собственно, как все и предсказывали, а потом начались проблемы. Однако можно ли считать это проблемами?

Вспомните, какой была Ferrari, когда туда пришел Кими: это уже не та Ferrari Михаэля, какой мы ее знали, которую любили и которой завидовали. В 2007-м Scuderia Ferrari Marlboro была совсем другой – словно подчеркивая изменения, даже оформление машин стало новым. Можно предположить, что с уходом Михаэля Шумахера внутренние энергетические токи в организме Скудерии процентов на 50 должны были переориентироваться – в направлении Массы. То есть, в распоряжении Кими было только полкоманды, а это уже ситуация, абсолютно отличная от той, что существовала при Михаэле все одиннадцать предыдущих лет.

Кими знал, на что шел. Раз нет Михаэля – нет и гонщика, которому достаются ярко выраженные преференции, значит нет проблем. Впрочем, одна все же была – Фелипе Масса. Бразилец созрел под присмотром Михаэля, с середины 2005-го до декабря 2006-го он научился думать, как Михаэль, работать, как Михаэль, он впитывал все, как губка. И главное, он был быстр. Фелипе больше полагался на рефлексы, не все у него получалось чисто, но медленным он точно не был. К тому же, он был человеком Николя Тодта, что, следовательно, означало, что он был и человеком Тодта-отца. И речь тут даже не о фаворитизме: просто это была гарантия того, что Фелипе безоговорочно располагал своими 50 процентами Ferrari – и ни йотой меньше.

Кими не считал это проблемой. Зимой его мысль работала в двух направлениях: во-первых, в Ferrari он пришел надолго. Два титула за пять лет? Вполне по силам. И, во-вторых, он всегда был быстрее своих напарников. Всегда. А в 2008-м, к тому же, будет отменен трекшн-контроль (ТК).

Райкконен в Мельбурне

Победа в Мельбурне, конечно, стала подарком судьбы. В ходе квалификации на машине Фелипе возникла проблема с коробкой, и бразильцу пришлось стартовать в хвосте пелетона. В McLaren еще не привыкли ни к вновь обретенной скорости, ни к равенству двух своих новых гонщиков, поэтому были вполне рады 2-му и 3-му месту.

Однако, уже в Малайзии пришлось столкнуться с реальностью: впервые по ходу борьбы и с напарником, и с дуэтом McLaren выяснилось, что Кими страдает от недостаточной поворачиваемости, причем в ситуациях, когда ее не было у Фелипе, но, что, наверное, еще важнее, уж точно не было бы у Михаэля.

В случае с Кими недостаточная поворачиваемость здорово мешала, и надо было что-то делать, хотя бы пытаться, поскольку обычные средства, вроде более продуманного подхода к торможению, работе рулем и газом, уже были исчерпаны. С этой проблемой он вновь столкнулся в Бахрейне и, в какой-то мере, в Испании. Фелипе, на тех же трассах, был явно быстрее, меньше страдая от недостаточной поворачиваемости. В чем причина?

Гоночному инженеру Кими, Крису Дайеру, и его бригаде, привычной к методам Михаэля, нужно было адаптироваться к новому гонщику. Фактически проблема была вызвана различиями в стилях пилотирования Кими и Михаэля. Два исключительно техничных гонщика с великолепной реакцией и классической манерой пилотирования: перед поворотом машину нужно стабилизировать, в оптимальный момент «загрузить», а поворот пройти по кратчайшему пути, как можно быстрее и эффективнее сняв боковые нагрузки.

Кими Райкконен. Барселона 2007

Если вы встанете, к примеру, перед первым поворотом Барселоны, и представите себе двух гонщиков, то поймете, о чем я говорю. Кими и Михаэль очень плавно работают рулем, стремясь увеличить прямую и выбирая пологий угол входа по отношению к точкам, где скорость снижается до минимальных значений. Ясно, что ни одного, ни второго не слишком интересуют высокие минимальные скорости, в отличие, скажем, от Нико или Рубенса. В идеально рассчитанный момент – выбор которого меняется от круга к кругу и от поворота к повороту, в зависимости от условий и обстоятельств – оба стремятся к тому, чтобы машина повернула и сразу встала на прямую. Это заметно наблюдателю, если он стоит с внешней стороны поворота и смотрит на ту точку, где гонщики начинают вход.

Но стоит пройти немного вперед, и вы увидите иную картину. Как только Кими и Михаэль прошли фазу первичного плавного входа в поворот, они ведут себя по-разному. У Михаэля второй рулевой импульс всегда быстрый и позитивный. Он контролирует машину, балансируя ее динамическим весом, возможно, при этом максимально полагаясь на дифференциал или ТК, настроенные так, что позволяют ему удерживать передок.

Кими же склонен давать машине как бы «плыть» в ходе этой начальной стадии поворота, – а чтобы удерживать ее там, где она должна быть, больше полагается на уменьшение тормозного усилия (и, соответственно, движение динамического веса), чем на работу рулем. Он менее агрессивен, чем Михаэль с его вторичными рулевыми импульсами, и в меньшей степени, чем Михаэль, полагается на всякие электронные примочки.

В большинстве случаев подход Кими срабатывал. Когда у McLaren, в 2005-2006-м была не лучшая машина, Кими всегда опережал Хуана Пабло, однозначно доказывая, что гонщик, исповедующий очень плавный, но идеально исполненный первичный вход в поворот, всегда будет быстрее соперника, который выполняет этот маневр неровно, полагаясь на работу газом, позднее торможение и интенсивную работу рулем. Но ситуация осложнялась еще одним фактором, имя которому – трекшн-контроль. Об эффективности этой системы у Ferrari мы все знаем от Рубенса Баррикелло. Мы знаем, что она - идеал, лучшая из возможных.

Кими Райкконен

Для Кими ТК в версии Ferrari оказался слишком агрессивным. Михаэль умел им пользоваться – не для того, чтобы утопить газ в пол посреди поворота, а для того, чтобы идеально балансировать машиной, как бы противопоставляя его работе дифференциала – после того, как машина уже повернула. Но в случае с Кими ТК только мешал финну проявить виртуозное умение балансировать весом машины. Сама по себе система хороша, но в сочетании со стилем Кими она превратилась в обузу.

В период Гран При Бахрейна и Испании многие эксперты объясняли проблемы Кими особенностями поведения шин Bridgestone последнего поколения: Кими ведь до этого ездил на Michelin, а Фелипе отлично знал особенности Bridgestone. Но я с этим не согласен: да, шины очень-очень важны, но это лишь шины. Если бы Алонсо или Райкконену не хватило пяти кругов, чтобы приспособиться к резине Bridgestone, им следовало уйти из автогонок и, возможно, попробовать играть в какой-нибудь волейбол. (Разумеется, инженеры на ситуацию с шинами смотрят иначе, но это уже другой вопрос: сейчас речь только о гонщиках.)

Это не значит, что резина Bridgestone, более жесткая и тугая, не подчеркнула некоторые проблемы. До этого года метод Фернандо, с его сверхбыстрым первичным входом в поворот, ни разу не проходил настоящую проверку на прочность. (Сам-то он все будет сваливать на шины, конечно. Но я бы сказал ему, что даже на Michelin он поехал бы быстрее, если бы хотя бы чуть-чуть смягчил свой подход). Кими же, при всей «мягкости» его вторичной фазы входа, обнаружил, что задок машины на Bridgestone стал менее стабильным.

Чтобы как-то решить проблему, он попытался применить несвойственные методы - изучив телеметрию Фелипе, Райкконен стал увеличивать скорость первичного входа, копируя манеру бразильца. Кими пробовал заходить в поворот по более широкой дуге, увеличивая его длину и раньше начиная разгон, полагаясь на отличную систему ТК, но все равно уступал Фелипе в скорости - он управлял машиной в непривычной манере, отличной от той, к которой он привык, в которой не знал равных. А гонщики McLaren, тем временем, отрывались все дальше…

В Монако стало ясно – пора что-то менять. Во 2-й квалификационной сессии, пытаясь резко ввинтить F2007 в трудный поворот, Кими слишком резко сработал рулем, за что поплатился сломанной подвеской. Возможно, это была самая серьезная ошибка за всю его карьеру, что стало понятно минуту спустя, когда Кими, не снимая шлема, пытался уговорить своих механиков исправить неисправимое. Это был явный кризис…

Кими Райкконен. Монако. 2007

…за которым, разумеется, мог следовать только подъем. Надо было забыть о скороспелых решениях проблемы, забыть про чужую телеметрию. Необходимо было работать над настройками машины, заставить ее делать то, что Кими от нее хотел.

В Канаде это не сработало: там Ferrari, чтобы тормоза выдержали дистанцию сложной гонки, даже была вынуждена сменить поставщиков этих систем. Плюс команда испытывала серьезные проблемы с аэродинамикой, что стало следствием поломки аэродинамической трубы, произошедшей после Гран При Бахрейна. Но на Инди мы увидели первые признаки грядущего «второго пришествия» Кими. Лука Монтедземоло тоже это почувствовал: «Настоящего Кими мы еще не видели, – сказал он, как бы давая понять, что команда немного разочарована, – но мы его ждем…» А на лице самого Кими, который был решительно настроен заставить машину работать на него, впервые с начала сезона журналисты заметили улыбку. Как и все, кто долгие годы наблюдал за Скудерией со стороны, он догадывался - у Ferrari очень, просто очень хорошие машины. И теперь, после семи гонок сезона 2007, это стало окончательно ясно: Михаэль оставил команде великолепное наследие.

На Инди Кими всегда выступал неплохо. Получилось так, что, пока он подбирал настройки машины, запас мягких шин был израсходован, и поэтому, в отличие от соперников, ему пришлось стартовать на жесткой резине. И он нашел, что искал. Вместе с Крисом Дайером они подобрали настройки, основанные на меньшем использовании ТК - чуть более жестких передних пружинах (чтобы машина лучше держала трассу во второй фазе первичного входа в поворот), относительно мягких стабилизаторах поперечной устойчивости (чтобы Кими мог максимально использовать свою способность манипулировать весом машины в средней фазе поворота). И эти настройки подошли Кими: они отличались и от того, как настраивает машину Фелипе, и как настраивал ее Михаэль.

Фелипе Масса и Кими Райкконен. Индианаполис. 2007

На Инди это более-менее сработало. Все в тот день осторожничали (из-за низкой прижимной силы), у всех зернились шины. В финальной части гонки, когда команды поставили жесткую резину, Ferrari Кими на мягком Bridgestone держала трассу на два порядка лучше. Он обрел уверенность и показал лучшее время на круге.

Во Франции McLaren провалился – и Кими впервые, в открытой борьбе, одолел Массу, с чем ему снова помог Крис Дайер, отлично срежиссировавший третью квалификационную сессию. Крис не только обеспечил, чтобы Кими первым выехал с пит-лейн, получив возможность пройти лишний круг, но и дал ему команду сбросить скорость на предпоследнем круге, что позволило сэкономить еще немного топлива.

В ходе гонки мы опять увидели, как Кими, у которого теперь была более послушная машина, опередил Массу, имея в запасе два лишних круга на среднем отрезке гонки. Фелипе все еще был быстр – в среднескоростных и длинных поворотах он выигрывал, но финн здорово прибавил. Если он что-то и проигрывал на входе из-за менее агрессивной манеры работать рулем, то это компенсировалось продуманной тактикой и безошибочным, естественным для него ритмичным пилотированием плюс фирменным прямолинейным выходом из поворотов.

Сильверстоун: у Фелипе заглох двигатель, когда машины стояли на стартовом поле, в McLaren испытывали трудности с прогревом резины, и Кими победил. Дело пошло. С каждой гонкой он все лучше понимал, как надо настраивать Ferrari, Крис все больше разбирался в особенностях стиля Кими, а Фелипе, выжав максимум из своих 50 процентов ресурсов команды, был все меньше похож на Михаэля, и все больше – на быстрого латиноамериканца.

Кими Райкконен и Льюис Хэмилтон

Что нас ждет в будущем? Процесс познания продолжится: Кими и Ferrari найдут общий язык, а в следующем году, повторяю, отменят трэкшн-контроль.

Советую заранее покупать билеты на это шоу: в 2008-м вы увидите Кими и Льюиса, какими вы их еще не видели. Эти два подлинных Мастера покажут нам настоящее, чистое искусство.

F1Racing
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости