Штайнер: В Формуле 1 всё очень быстро меняется

Гюнтер Штайнер

Haas F1 стала одной из наиболее успешных команд, дебютировавших в Формуле 1 за последние несколько десятилетий. Её уверенные выступления в первой половине сезона вызвали живой интерес зрителей. В Сильверстоуне руководитель команды Гюнтер Штайнер ответил на вопросы болельщиков.

Вопрос: Как создать команду Формулы 1?
Гюнтер Штайнер: Для этого придётся серьёзно поработать! (смеется) С чего придётся начать? Мне кажется, прежде всего, нужно найти людей, которым вы доверяете, и у которых есть необходимый опыт, иначе вы не добьётесь цели. Именно так я поступил.

Когда Джин Хаас раздумывал о создании команды, я начал общаться с разными людьми, чтобы выяснить ситуацию и понять, кто мог бы нам помочь, ведь нельзя всё сделать самостоятельно. Договорившись с несколькими ключевыми специалистами, вы начинаете выстраивать команду – это ваш первый шаг. После этого вы двигаетесь по списку: нанимаете людей, заказываете оборудование, выбираете поставщиков – и так продолжается, пока вы всё не сделаете. Вам нужны соратники, поскольку сделать это в одиночку невозможно.

Вопрос: Что вам показалось наиболее сложным?
Гюнтер Штайнер: Пожалуй, многое. Этот вопрос задают часто, но нет чего-то конкретного, что достаточно сделать правильно, чтобы добиться успеха. Самое сложное – выйти на хороший уровень во всём: будь то технические решения или вопросы, относящиеся к составу команды… Дело в сочетании факторов. Нельзя допустить ошибку ни в одной из областей – это самое важное. Тогда всё будет в порядке. Например, нельзя думать, что достаточно узнать правильное давление в шинах, чтобы побеждать. Это было бы слишком просто. Есть много деталей. Чтобы добиться успеха, надо быть во всех областях выше среднего уровня.

Вопрос: Что уже получается у команды, а в каких областях вы хотели бы добиться прогресса?
Гюнтер Штайнер: Мне хотелось бы увидеть прогресс во всех областях, поскольку именно это позволяет вам двигаться вперед. В целом, у нас нет проблем в какой-либо одной области. В чём-то мы лучше. Всё меняется в зависимости от гонки. То же самое касается инженерного аспекта гонок – можно найти подход к шинам, но вместе с тем важно поддерживать хороший темп в работе с аэродинамикой, конструкторы должны разработать то или иное решение, и им нужны производственные мощности, чтобы лучше выполнить свою работу, так что цель постоянно меняется. Никогда не бывает так, что если сделать лучше что-то одно, то мы станем гораздо конкурентоспособнее.

Формула 1 сложна – здесь нужно следить за разными элементами. Надо искать специалистов, поскольку вам нужны лучшие люди – вы не можете быть довольны теми, кто недостаточно хорошо выполняет свою работу. Вы постоянно пытаетесь найти лучших и мотивировать их. Это самое сложное.

Вопрос: Вы говорили, что в Haas F1 уже сосредоточились на подготовке к 2017 году. Какие у вас цели, и чего вы ждёте от новой машины?
Гюнтер Штайнер: Я надеюсь, что она окажется лучше той, что у нас есть сейчас. Вы постоянно к этому стремитесь, пытаетесь добиться большего. Судя по всему, сейчас наша машина позволяет бороться за позиции во второй половине пелотона, а в следующем году мы хотим стать успешным середняком. Надо ставить высокие цели. Мы всегда хотели бороться за позиции в середине пелотона и добились этого. Теперь нам надо двигаться дальше и регулярно зарабатывать очки.

Вопрос: Что вы думаете о регламенте на следующий год?
Гюнтер Штайнер: Машины будут выглядеть интересно – это наша главная цель. Мне кажется, они будут довольно быстрыми. Сейчас сложно об этом судить, поскольку ещё не было тестов резины. Если шины окажутся эффективными или, по крайней мере, ни в чём не будут уступать нынешним, то скорости возрастут, но на слабой резине машины окажутся медленными, поскольку скорость зависит от эффективности задних шин. Мы стремились сделать машины более быстрыми и привлекательными. В эстетическом плане мы добились цели.

Вопрос: Haas F1 использует много компонентов производства Ferrari. Есть ли шанс в будущем навязать борьбу этой команде?
Гюнтер Штайнер: Прежде всего, вопрос в том, насколько отдаленное это будущее. В ближайшее время – нет, поскольку в гонках есть много разных составляющих, поэтому я сомневаюсь, что такое возможно. Но нам, конечно, хотелось бы с ними побороться. Будет ли это сложно? Я не знаю. Сейчас нам надо многое подготовить, прежде, чем мы сумеем приблизиться к столь сильному сопернику. Если мы сократим отставание, то всё в порядке.

Вопрос: Вы можете в будущем стать независимой командой?
Гюнтер Штайнер: Да, такой вариант существует всегда. Формула 1 – это бизнес, который очень быстро меняется. Я не знаю, что произойдет с регламентом через три года.

Вопрос: Почему руководители команд смотрят старт гонки не с пит-уолл, а из боксов?
Гюнтер Штайнер: Обычно нам не позволяют находиться на пит-уолл – во время старта там должно быть не более двух человек. От нашей команды там сидят тим-менеджер и главный гоночный инженер или специалист по стратегии. Как правило, там находится специалист по стратегии, поскольку он должен начать вводить данные. Таков регламент: если произойдет авария, то на пит-уолл находиться опаснее, чем в боксах.

Вопрос: Кто-нибудь из команды NASCAR Stewart-Haas проявлял интерес к переходу в Формулу 1?
Гюнтер Штайнер: Да, мне задают такие вопросы, и руководитель пресс-службы Майк Арнинг – один из таких людей. У него есть преимущество – ему необязательно приезжать на все Гран При. Мне кажется, американцу сложно находиться вдали от дома – нельзя просто ездить на гонки вместе с командой – надо переехать в Великобританию.

Но по-моему, парней из команды NASCAR всё устраивает. Когда вы оказались в столь крупной команде, как Stewart-Haas, у вас всё неплохо складывается. Зачем идти на риск, переезжать в Европу и путешествовать по всему миру, если у вас есть нормальная и спокойная работа? Конечно, многие проявляют интерес. У нас есть несколько таких людей. Один из них ушёл из Stewart-Haas и работает инженером в команде Формулы 1 – отвечает за надежность, но он единственный, кто путешествует с командой. Некоторые специалисты перешли в группу, занимающуюся CFD, так что интерес есть.

Вопрос: Что вам больше всего запомнилось в вашей карьере?
Гюнтер Штайнер: Сложно сказать, поскольку было много интересных моментов. Мы занимаемся удивительным делом. Моя работа – это нечто потрясающее. Я могу делать то, что мне нравится. Мы можем путешествовать, соперничать, бороться на трассе. Каждый раз, отправляясь на гонку в воскресенье, я думаю: «Именно этим я хочу заниматься». А если ничего не получается, то в голову приходит мысль: «Зачем мне всё это?»

Успехи, отличные моменты – всё это бывает, но нет чего-то особенного. Будь то очки за шестую позицию в Гран При Австралии или во времена моей работы в Ford – победы на некоторых спецучастках в Ралли Монте-Карло вместе с Колином Макреем, хотя нам все говорили, что мы не добьемся успеха. То же самое в Формуле 1: многие говорили, что мы никогда не добьемся успеха, но мы сделали это.

В жизни много ярких моментов. Выиграть Ралли Сафари с Колином Макреем, опередить всех крупных японских автопроизводителей, хотя они смотрели на нас как на компанию клоунов, которая в итоге их победила. Но мы приложили больше усилий. У чемпионата мира по ралли и Формулы 1 много общего в этом плане, и именно это мне нравится.

Текст: . Источник: GPUpdate
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости