Адам Парр с оптимизмом смотрит в будущее

Адам Парр

После Гран При Великобритании Адам Парр поделился своими взглядами на проблему «выдувных» диффузоров, рассказал о возобновлении партнерства с Renault и поделился планами на будущее…

Вопрос: Команда Williams поддержала Техническую рабочую группу в её стремлении вернуться к той спецификации «выдувных» диффузоров, которая использовалась в Валенсии?
Адам Парр: Разве?

Вопрос: Кажется, да …
Адам Парр: Нет, мы не поддержали ее.

Вопрос: Но вы подписали письмо?
Адам Парр: Вы имеете в виду в воскресенье? Я понял. Возможно, это сделал Сэм Майкл.

Вопрос: Ограничения, вступившие в силу на Гран При Великобритании, кажется, положительно отразились на конкурентоспособности вашей машины?
Адам Парр: Думаю, это очень сложный вопрос, ведь даже если мы знаем, как это отразится на нас, мы не знаем, как это повлияет на остальных. Все началось из-за того, что команды разработали систему «горячего» выхлопа. На переговорах с Cosworth мы поинтересовались, могут ли ее инженеры сделать то же самое. Они сказали да, но вопрос в том, сколько двигателей нам потребуется, какой окажется их стоимость.

Затем Патрик Хед сказал: «Минуточку, а это не противоречит регламенту?» И когда мы проанализировали ситуацию, то поняли, что на самом деле существует три разных правила, которым это техническое решение противоречит, вероятно, являясь нелегальным. Два из них относятся в Статье 3:15. Во-первых, там говорится о том, что части машины, влияющие на аэродинамику, должны быть жестко закреплены на шасси; во-вторых, в этом году появилось правило, которое объявляет вне закона любые системы, изменяющие параметры аэродинамики машины посредством движений гонщика.

Не думаю, что мы единственные, кто обратился к Чарли за объяснением, это нормальная процедура, и ответ был получен очень быстро: такие системы нелегальны, и это его твердая позиция. Использование дросселя во время торможения для получения аэродинамического преимущества противоречит регламенту, поскольку при этом используются очень быстро движущиеся детали, которые жестко не закреплены. Кроме того, гонщик тоже задействован в процессе. Мы сказали: ура, нам не придется тратить уйму денег на разработку системы.

Вопрос: О какой сумме шла речь?
Адам Парр: Сумма немаленькая. И это только начальные затраты. Когда вы запускаете новую программу, нет гарантии, что она будет иметь некий финал. Все это требует много денег. Мы поставили вопрос перед FIA не для того, чтобы получить для себя какую-то выгоду: мы просто хотели понять, является ли такое решение легальным или нет, прежде чем тратить на его разработку огромные деньги, которых у нас на самом деле нет. В любом случае, я рад, если найдено решение, которое всех устраивает.

Вопрос: Идет ли на пользу спорту подобная нестабильность в правилах?
Адам Парр: Да, все отлично! Не люблю, когда говорят, что это плохо для спорта. Несколько лет назад один очень серьезный журналист, разговаривая со мной на какую-то другую тему, сказал: «Все это очень плохо». Я согласился: да, плохо, но тогда почему он не пишет о соревнованиях по дартс, которые проходят где-нибудь в Уэльсе?

Для нашего спорта характерны очень высокая и жестокая конкуренция, и он включает в себя множество разных аспектов: это и правила, и деньги, и политика, а также немного гонок. Именно это делает Формулу 1 столь захватывающей. Не знаю, хорошо это или плохо, но это так. Никто никогда не говорил мне: «Адам, мы хотели бы взять у вас интервью, но, пожалуйста, не высказывайте никаких спорных суждений».

Вопрос: Противоречие – это, конечно, интересно, но не слишком ли все это сложно?
Адам Парр: Это очень сложно, и за последние 30 лет Формула 1 изменилась: в частности, инженеры продолжают учиться, и вместе с тем они не забывают и прежний опыт, поэтому технический аспект с каждым годом становится все сложнее. Чарли упомянул запрет активной подвески, введенный в 1993 году, и это неплохой пример. Это очень сложная система, нам потребовалось много времени на то, чтобы ее разработать, а затем она была запрещена. Так есть ли что-то принципиально новое в нынешней ситуации?

Вопрос: Но для чего вносить изменения в середине сезона, когда все команды распланировали стратегию модернизации машин?
Адам Парр: Это к делу не относится. Мне их не жаль. Раздражает вот что: когда в 2009-м году обсуждался вопрос о двойных диффузорах, я сидел в Апелляционном суде в Париже, и некоторые команды говорили, что «эти машины угрожающе быстры». Один не самый умный человек так и написал в своих показаниях: «эта машина опасно быстра». Кстати, этот человек известен своим умением делать быстрые машины, и он до сих пор их строит. Подобной чепухи я еще никогда не слышал.

Я вот что имею в виду: думаете, они пожалели бедных Williams, Toyota и Brawn, вложивших столько денег в разработку двойного диффузора, чьи машины были построены вокруг этой системы? Думаете, они сказали «мы должны позволить им использовать эту систему в 2009-м году, а затем изменим правила»? Ничего подобного. Они подали протест в Мельбурне, они подали протест в Малайзии, а затем обратились в парижский суд. Так что все это ерунда. Есть несколько вещей, которые меня раздражают, и одна из них – явное лицемерие.

Вопрос: Как обстоят финансовые дела в Williams?
Адам Парр: Они могли бы быть и получше, – и в компании, и в команде. Как выглядит наша финансовая ситуация? В конце 2006-го, когда я пришел в команду, закончилось партнерство с BMW и все, что было с ним связано. Ушла компания Hewlett-Packard, которая могла стать нашим титульным спонсором, мы лишились возможности получать моторы бесплатно и стали платить за них серьезные деньги. В те времена, когда некоторые команды тратили по 300-400 миллионов фунтов стерлингов в год, мы решили удержать долг на уровне 35 миллионов. Для нас это очень много.

С тех пор мы погасили 90% этого долга и 9 октября 2008-го зафиксировали прибыль. Компания выпустила акции на биржу, у нас работает 500 человек. Мы поддерживаем деловые связи с 3000 британских компаний и многими зарубежными компаниями, так что я хотел бы посоветовать каждому, кто собирается критиковать мою работу и всё, что мы сделали в последние годы: сравните свои показатели с нашими.

Вопрос: Можете ли более детально рассказать о контракте с Renault? Такие люди как Найджел Мэнселл, Деймон Хилл, Жак Вильнев ничего не делают просто так, поэтому мы предполагаем, что речь идет о более тесном сотрудничестве с французским концерном, который собирается выделить на это часть своих бюджетов. Возможно, это не просто контракт на поставку моторов?
Адам Парр: Начну с первой части: Найджел попросил помочь с авиаперелетом, Жак даже не задавал таких вопросов, Деймону это не надо, а Ален, к сожалению, не смог к нам присоединиться, хотя я был готов оплатить для него самолет. Хочу подчеркнуть: ни один из них не требовал денег за участие в той пресс-конференции. Мы были благодарны им и считаем это данью уважения к команде. На самом деле Джинни Уильямс, супруга Фрэнка Уильямса, сказала, что это было похоже на воссоединение семьи.

Вопрос: Если говорить о будущем: в вашей компании есть подразделение Williams Hybrid Power, и, наверное, есть смысл сотрудничать с максимальным числом компаний, которые производят серийные автомобили. Наверное, вы стремитесь стать технологическим партнером одного из них?
Адам Парр: Священным Граалем стало для Williams партнерство с Renault, которая поставляет нам великолепные технологии, возможно, в будущем сможет использовать и какие-то из наших технологий. Для Renault это хорошая маркетинговая платформа, а ассоциация с автомобильной компанией – хороший бонус для наших партнеров. Сегодня Renault – независимый автоконцерн, но интересно, что три другие команды, которым они поставляют двигатели, связаны с другими автокомпаниями: с Infinity, Lotus или Lotus/Catherham, поскольку у Тони Фернандеса серьезные планы, связанные с этим брендом. Учитывая это, можно предположить, что мы станем своего рода исключением.

Вопрос: И могут опять появиться особые серии легковых автомобилей Renault Williams, выпущенные ограниченным тиражом?
Адам Парр: Несомненно, возможно и такое. Это было бы великолепно. Мне кажется, что в нашем партнерстве заложен большой потенциал.

Вопрос: Есть ли у Renault возможность работать с Williams Hybrid Power?
Адам Парр: Hybrid Power создает маховиковые системы, и в краткосрочной перспективе, возможно, они не подходят машинам, которые производит Renault. К сожалению, этому концерну больше не принадлежит компания по производству грузовиков, хотя она могла бы стать нашим естественным партнером. Однако грузовики, автобусы, поезда метро и железная дорога – такими нам видятся сферы применения маховиковых технологий.

Вопрос: Хотят ли в Renault, чтобы вы, получив французский мотор, заключили контракт с французским гонщиком? Возможно, с Романом Грожаном или Жюлем Бьянки?
Адам Парр: Гонки GP2 в Сильверстоуне прошли очень интересно, и конечно, там выступает много талантливых молодых ребят: Пик, Грожан, Бьянки. Было бы хорошо иметь французского гонщика.

Вопрос: Обсуждалось ли это на переговорах с Renault?
Адам Парр: Такие вопросы надо обсуждать по отдельности, иначе это может слишком осложнить ситуацию.

Вопрос: Жан-Франсуа Кобе заявил, что хочет выбрать одну или две команды, которые стали бы привилегированными партнерами Renault Sport, чтобы добиться максимальных результатов, когда Формула 1 перейдет на моторы V6. Стать таким партнером – цель, к которой стремится Williams, чтобы вернуться в число лидеров Формулы 1?
Адам Парр: Думаю, с точки зрения технологии Renault очень скрупулезно относится к тому, чтобы каждая команда получала одинаковое оборудование. Даже если бы мы могли получить какое-то преимущество, равенство между командами – очень важный момент.

Я бы не хотел, чтобы появились какие-либо предпочтения. Но с точки зрения развития коммерческих отношений, как я и сказал, преимущество нашей команды в том, что мы не продвигаем какой-то другой автомобильный бренд. По-моему, исторически сочетание Williams Renault стало почти синонимом участия Renault в Формуле 1. Я не хочу принижать ничьи достижения, но не думаю, что то же самое можно сказать о Red Bull Racing. На их машинах стоит фантастический двигатель, и присутствие Renault вполне очевидно, но это, возможно, не дает нужного маркетингового эффекта.

Вопрос: Нормально ли складывается ситуация со спонсорами?
Адам Парр: Думаю, в начале года наши результаты не соответствовали уровню Williams, поэтому переговоры со спонсорами не дали бы должного эффекта. Нельзя просто сесть за стол переговоров и сказать: «вперед, ребята», когда мы занимали те позиции, какие занимали, и у нас не было плана.

Тогда я предложил не торопиться, позволить ситуации развиваться по инерции, поскольку надо было выработать некое новое видение перспектив. Предстоящая смена технологического партнера, сотрудничество с Renault, с Jaguar, более высокие результаты, – все это предпосылки для тех переговоров, которые завершились на прошлой неделе. И в настоящее время продолжаются интересные переговоры еще с рядом компаний, поэтому я очень оптимистично оцениваю перспективы: у нас появятся новые партнеры.

Текст: . Источник: Grandprix.com
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости