Косаченко: "Российскую аудиторию нужно подготовить к Ф1"

Оксана Косаченко и Берни Экклстоун

Виталий Петров проводит свой второй сезон в Формуле 1, но уже зарекомендовал себя как хороший пилот. В интервью GP Update менеджер гонщика Оксана Косаченко вспоминает об их знакомстве и анализирует выступления Виталия, а также говорит о проблемах, связанных с проведением в Сочи Гран При России…

Вопрос: Когда вы начали работать в автоспорте?
Оксана Косаченко: Я связана с автоспортом с 1998 года: моя основная работа – телеведущая. Я по-прежнему сотрудничаю с российским Eurosport и комментирую многие гонки, за исключением Формулы 1, так как во время Гран При всегда нахожусь в паддоке.

Вопрос: Как вы стали менеджером Виталия Петрова?
Оксана Косаченко: Мы встретились на соревнованиях, где я выступала одним из организаторов, а он был участником. Виталий добился успеха в региональных соревнованиях по ралли на севере России. Он побеждал во всех стартах, и мы решили, что, возможно, он может стать хорошим гонщиком, хотя в тот момент у него не было никаких мыслей о Формуле 1.

У меня были связи в мире автоспорта, поэтому они и обратились ко мне за советом, и я подумала, что могу помочь им. Мы отправились в Италию на встречу с моим другом Винченцо Соспири, который раньше выступал в Формуле 1, и с основателем Minardi Джанкарло Минарди: я знала его с тех пор как жила в Италии. Мы обсудили ситуацию, и они предложили нам несколько вариантов того, в каких формульных сериях Виталий мог бы выступать. Он достаточно высокого роста, и никто не был уверен, что ему удастся добиться успеха.

Я отправила Виталия в Италию, но потом я поняла, что он не знает иностранных языков и не слишком здорово ориентируется в окружающем мире, потому что прежде жил в России и нечасто путешествовал по Европе. Мне пришлось следить за ним, мы вместе ездили на все гонки, и я выступала в роли его переводчика. Я все больше помогала ему, а затем мы решили, что в такой ситуации было бы разумно работать вместе.

Кроме того, у меня образование в области маркетинга, и я поняла, что кто-то должен оказывать нам финансовую поддержку – в автоспорте недостаточно иметь только деньги отца. В результате я начала создавать план, в который включила нашу цель и средства, необходимые для того, чтобы попасть на первый уровень. После этого мы могли думать о Формуле 1.

Я показала ему Формулу 1 и несколько других чемпионатов, а в 2004 году он выступал в европейских гонках Формулы Renault. В 2006 он перешел в Формулу 3000, где участвуют более мощные машины, а в конце 2006 года мы подписали контракт с командой DPR (David Price Racing), чтобы получить возможность выйти на старт нескольких гонок GP2, которые завершали сезон. Приехав в Хоккенхайм на свой первый этап GP2, Виталий впервые увидел машину Формулы 1.

Вопрос: В этом сезоне Виталий впервые поднялся на подиум Формулы 1, но после этого он пережил несколько сложных моментов. Как вы оцениваете его выступления?
Оксана Косаченко: В начале сезона он был на пике формы, поскольку команда очень напряженно работала. Машина для этого сезона начала создаваться в январе 2010-го – в прошлом году команде пришлось использовать уже готовое шасси, потому с новой R31 были связаны высокие ожидания. Машина получилась очень конкурентоспособной, особенно благодаря переднему выхлопу, поэтому мы занимали высокие места. Однако, на следующих этапах соперники смогли, доработав свою технику, достичь того же уровня.

Lotus Renault GP готовит новые аэродинамические элементы к Гран При Бельгии, и я думаю, что пилоты снова будут столь же быстры, как в начале сезона. Команда располагает хорошими гонщиками и сильным менеджментом, она способна бороться в лидирующей группе. Но в нынешней ситуации мы по-прежнему должны поддерживать друг друга: команда должна помогать Эрику Булье, а он, в свою очередь, – гонщикам. Все должно работать как часы – сотрудникам нужно действовать сообща.

Думаю, у нас есть огромный потенциал, мне нравится концепт команды: она работает как деловая организация. Члены коллектива понимают, какое место занимают, также важно отметить очень хороший подход к спонсорам и маркетингу, поэтому я очень рада сотрудничать с Lotus Renault. Думаю, этот сезон будет важен для Виталия, и в следующем году оба гонщика смогут постоянно бороться за места на подиуме. Мы действительно верим в успешное будущее команды.

Вопрос: Скоро состоится первый Гран При России, это должно радовать вас, Виталия и российских болельщиков…
Оксана Косаченко: Да, но я бы сказала, что до этого момента еще далеко. Особенно если речь идет о России – это другая страна с другой культурой. Проблема не только в строительстве трассы, но и в организации Гран При, а меня очень волнует подготовка аудитории. Сейчас в России нет специальных СМИ, посвященных автоспорту.

В Великобритании издается большое количество журналов, в России одно время выпускался журнал F1 Racing, но он требовал больших вложений, и поэтому проект закрыли. Сейчас у нас нет изданий о Формуле 1. Если нет изданий, нет аудитории, а если нет аудитории, как можно привлечь зрителей на трибуны? А если трибуны будут пустовать? Мы должны заняться этой проблемой и должны многое сделать перед проведением Гран При, однако нам не удастся решить этот вопрос без поддержки правительства.

Именно по этой причине нам предстоит сделать несколько шагов. Во-первых, надо подготовить масс-медиа и аудиторию, а затем заняться подготовкой российских гонщиков – сейчас у нас по-прежнему проблемы с этим. Думаю, я бы могла заняться этим вопросом, и когда Виталий завершит свою карьеру – скажем, через семь или десять лет – у нас уже будут подготовленные пилоты, способные занять его место.

Сейчас в России нет инфраструктуры для автоспорта, нет формульных серий, а картинг недостаточно развит – здесь требуются серьезные вложения и мы должны учитывать это прежде, чем продвигать Гран При Формулы 1 в России.

Вопрос: По вашему мнению, в России есть молодые талантливые гонщики?
Оксана Косаченко: Да. Как только Виталий попал в Формулу 1, мы решили, что будет хорошо, если я начну работать с новыми талантливыми гонщиками. Сейчас я занимаюсь карьерами 11-летнего пилота и гонщиков, которым по 16-17 лет. Я понимаю, что нужно сделать этот шаг: дать Виталию еще семь или десять лет, а затем привести в Ф1 нового гонщика.

Но опять же, у нас нет инфраструктуры, нет культуры и, конечно, нет менеджеров – никто не знает, как готовить гонщиков. Поверьте, открыть дверь в Формулу 1 очень сложно. Поскольку я уже работаю в этой сфере, то готова поделиться своими знаниями с гонщиками, их родителями и с любыми компаниями, которым нужен мой совет. Ко мне обращается много пилотов, их родителей и менеджеров.

Думаю, нам не хватает только бюджета, а в России этого сложно добиться без поддержки правительства. У меня простое предложение: я верю, что мы можем создать правительственную структуру или программу по поддержке гонщиков.

Текст: . Источник: GP Update
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости