Льюис Хэмилтон: "Я открыт для перемен!"

Льюис Хэмилтон

Льюис Хэмилтон впервые принимает участие в гоночном шоу Moscow City Racing, и, судя по всему, в российской столице ему понравилось. По крайней мере, общаясь с журналистами, он был в отличном настроении, рассказывал интересные вещи и даже предложил подумать о проведении ночного Гран При на улицах Москвы…

Вопрос: Разумеется, Москва – не Сильверстоун, где вам гарантирована невероятная поддержка британских болельщиков, а Moscow City Racing – не Гран При, но команда McLaren и ее гонщики очень популярны и в нашей стране. Насколько лично для вас важна поддержка международной аудитории, в том числе российской?
Льюис Хэмилтон: Поддержка болельщиков из разных стран мира всегда важна для нас. Не все понимают, что именно публика создает атмосферу Формулы 1. Без болельщиков не было бы Формулы 1, и автоспорт не был бы таким интересным. Так что атмосфера гонок создается болельщиками, которые приходят посмотреть соревнования. Я не так много времени провел в России и пока еще не понял, сколь велика здесь популярность Формулы 1, но слышал, что она растет. Для нас очень важно приезжать туда, где Ф1 пока еще не так хорошо известна, чтобы попытаться увлечь людей автоспортом и вступить с ними в контакт.

Вопрос: Одновременно с Moscow City Racing на новом автодроме Moscow Raceway в эти дни проходит гоночный уик-энд Мировой серии Renault, и там в качестве гостей тоже выступают гонщики Формулы 1. Если бы у вас была свобода выбора, где бы вы предпочли участвовать?
Льюис Хэмилтон: Я бы предпочел Moscow City Racing. Во-первых, это шоу проходит в центре такого замечательного города, как Москва, и мне не хочется упускать возможность здесь побывать. Во-вторых, я и так раз в две недели выступаю на автодромах, поэтому участие в таком шоу доставляет мне больше удовольствия, ведь здесь я могу крутить «пончики» и делать другие вещи, которые мы не делаем во время гоночных уик-эндов.

И вообще я больше люблю городские трассы. Гонки здесь проходят зрелищнее, это и публика чувствует, и мы. Выступать на обычных автодромах, по-моему, не так интересно. Когда начинаются разговоры о новых проектах, например, о Гран При Лондона, меня всегда это увлекает, и хочется, чтобы такая гонка состоялась. А вчера я видел, как красивы улицы Москвы ночью в свете огней: это очень яркое зрелище! И если когда-нибудь удастся организовать здесь ночную гонку, подобную Гран При Сингапура, уверяю, она станет одним из главных событий сезона. Надеюсь, вы нас когда-нибудь пригласите!

И в Сингапуре нет такой архитектуры, такой красоты, как в Москве. Ни в Сингапуре, ни в Лондоне, ни в Токио нет ничего похожего на московский Кремль. Если же говорить о трассе, то тут все зависит от того, как ее спроектировать. Можно предусмотреть и участки, где вполне возможны обгоны, и места для зрителей, откуда все будет отлично видно. И, конечно, это очень хорошо для туристической индустрии, ведь посмотреть гонку приедет много людей.

Вопрос: Не сомневаемся, что McLaren отыграется во второй половине сезона…
Льюис Хэмилтон: Я на это надеюсь!

Вопрос: Мы тоже! И все-таки, можете ли вы объяснить, что происходит, почему команда выступает нестабильно? Дело в шинах, в невезении? Или все сложнее?
Льюис Хэмилтон: Это сочетание различных факторов. Среди них и пит-стопы, и шины, которые в один уик-энд перегреваются, а в другой – наоборот – мы не можем их прогреть. Впрочем, все находятся в равной ситуации. Такое впечатление, что на каких-то трассах машина работает более эффективно, чем на других. И мы сами на базе команды до сих пор задаемся этим же вопросом, пытаясь найти на него ответ. Всё, что мы можем – это продолжать с максимальной интенсивностью работать над техническими новинками и стараться добиться максимальных результатов.

Вопрос: Положение McLaren в Кубке конструкторов далеко не идеальное, в том числе из-за проблем, с которыми в последнее время сталкивается Дженсон Баттон. Ваши инженеры тоже участвуют в решении этих проблем, или ими занимаются только специалисты, работающие с вашим напарником?
Льюис Хэмилтон: Нет, конечно, мы работаем как единая команда. У Дженсона есть полный доступ ко всей моей телеметрии, он может воспользоваться любыми настройками, которые применяются в моей машине, и в последних гонках он так и делал, наши машины настраивались одинаково. Теперь ему намного более комфортно за рулем своей МР4-27, и в этом и заключается командная работа.

Иногда мы идем одним и тем же путем, иногда разными, но главное в том, что мы полностью делимся всей информацией.

Вопрос: Что для вас интереснее, выигрывать чуть ли не все гонки подряд, как Себастьян Феттель в прошлом году, или вести острую борьбу в каждом Гран При, ведь именно это мы наблюдаем сейчас, когда победителями первых девяти этапов чемпионата становились семь разных гонщиков?
Льюис Хэмилтон: Конечно, больше всего ты стремишься выигрывать гонки, но когда победа добыта в острой борьбе, это всегда делает ее еще слаще. Конечно, мы считаем, что в этом году могли выиграть больше гонок, но несколько раз упускали победы из-за пит-стопов. Зато сейчас McLaren проводит пит-стопы быстрее всех. Поэтому все усилия надо бросить на то, чтобы построить самую быструю машину.

Но, по-моему, чем сложнее складывается сезон, тем более приятные ощущения ты испытываешь в конце, когда тебе все-таки удается добиться успеха.

Вопрос: Говорят, британцы – консервативный народ, и мы знаем, что определенный консерватизм присущ и команде McLaren, несмотря на все современнейшие технологии Формулы 1. А вы считаете себя в какой-то мере консервативным человеком, или вы открыты для всего нового?
Льюис Хэмилтон: Я стараюсь быть восприимчивым ко всему новому, хотя моя команда действительно очень консервативна. В 2007-м году у нас были серьезные проблемы, когда команда была оштрафована, после чего McLaren, стараясь избежать новых неприятностей, стала еще консервативнее.

Но лично я открыт для перемен и, безусловно, занимаю в жизни более активную позицию, чем многие другие люди, из-за чего чаще попадаю в сложные ситуации. (смеется) Так что я очень демократичен в своем выборе, о чем бы ни шла речь – о музыке, о моде, об образе жизни. Широта взглядов – это важно, по-моему.

Вопрос: Недавно вы принимали участие в эстафете Олимпийского огня. Как все это прошло, и какие у вас остались впечатления?
Льюис Хэмилтон: Быть одним из тех, кому доверено пронести Олимпийский огонь – это огромная честь, и для меня это стало очень интересным опытом. Теперь в моем доме висит огромная фотография, но я даже купил Олимпийский факел – его можно приобрести. Так что он тоже теперь украшает стену в моем доме. Это все памятные вещи, ведь когда я буду старый и седой, я смогу что-то вспомнить и сказать, что принимал участие в действительно ярких событиях.

Текст: . Источник: собственный корреспондент
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости