Льюис Хэмилтон: У нас самая сильная команда

Льюис Хэмилтон

Льюис Хэмилтон приехал в Баку лидером чемпионата мира, но признал, что с машиной в этом году работать непросто…

Вопрос: От вас часто можно услышать, что сезон длинный, но после трёх Гран При вы опережаете Феттеля уже на 31 очко…
Льюис Хэмилтон: Позади лишь три гонки, я пока не особенно думаю об очках. Да, сезон начался лучше, чем можно было ожидать, но мы многое для этого сделали. Команда напряженно работала, мы гордимся достигнутым результатом и движемся дальше.

Сезон действительно долгий. Начался он весьма позитивно, но это не должно отвлекать. Нужно и дальше стремиться к максимуму в каждом Гран При. Не представляю, как всё сложится. Мы рассматриваем каждую гонку в отдельности.

Вопрос: После трёх победных дублей вам стало легче работать с этой машиной?
Льюис Хэмилтон: С машиной этого года работать непросто. И легче пока не стало.

Вопрос: Почему?
Льюис Хэмилтон: Дело в сочетании факторов. С резиной в этом году разобраться сложнее, чем раньше. В начале сезона у всех традиционно с этим проблемы. Все стараются вывести шины в рабочий диапазон, а в этом году он стал ещё уже, чем прежде. В Pirelli постоянно увеличивают минимальное давление – с каждым годом с резиной всё сложнее.

Машины строят так, чтобы они примерно с равной эффективностью работали на 21-й трассе, входящей в календарь. И найти подходящий баланс из-за этого тоже становится сложнее – в итоге он нигде не идеальный. Это всегда некий компромисс, а если добавить переменные со стороны шин и силовой установки, решить это уравнение в начале чемпионата очень непросто. По ходу сезона мы набираемся опыта, учимся работать с машиной.

В одной из гонок нам явно повезло – в Бахрейне, но в прошлом Гран При мы выглядели очень здорово, что настраивает на оптимизм.

Вопрос: Команда подготовила новинки, которые помогли бы вам бороться с Ferrari на длинной прямой, где у них должно быть преимущество в скорости?
Льюис Хэмилтон: Не думаю, что у нас есть какие-то новинки в этот уик-энд. На базе инженеры работают над новыми решениями, но пока они не готовы. Мы провели тщательный анализ наших сильных и слабых мест в прошедших Гран При. Сейчас мы лучше понимаем машину – и представляем как действовать. Машины Ferrari действительно очень быстры на прямых. Я ожидаю, что здесь они будут очень сильны.

Вопрос: Сезон для вас начался идеально. Можно ли назвать вашу команду идеальной?
Льюис Хэмилтон: В Формуле 1 ничто не бывает идеальным. Здесь всё зависит от технологии, от людей, работающих сообща для достижения общей цели. От коммуникации, от партнёров, от структуры, от скорости доработки, от реализации потенциала машины, от команды, от гонщиков – и так уик-энд за уик-эндом. Тото Вольфф мог бы лучше ответить на этот вопрос.

Вопрос: Все ждали равной борьбы между Ferrari и Mercedes, но вы уверенно лидируете. В чём ваше преимущество?
Льюис Хэмилтон: Я точно не знаю. Думаю в том, что у нас самая сильная команда. Это не значит, что у нас всегда самая быстрая машина, но всё вместе – работа гонщиков, инженеров, стратегов – позволяет нам добиваться лучших результатов. И мы должны сделать всё, чтобы сохранить это преимущество.

Вопрос: Кого вы считаете ближайшим соперником в этот уик-энд?
Льюис Хэмилтон: Сейчас сложно сказать. В этот уик-энд машины Ferrari должны быть очень быстры, как и в прошлые годы на этой трассе. В Red Bull поставят новые моторы и наверняка сократят отставание. Пока не могу сказать. Я знаю, что мы будем бороться за победу, но до гонки ещё многое предстоит сделать.

Вопрос: Можно ли сравнить ситуацию в Ferrari, где Шарль Леклер на равных борется с Себастьяном Феттелем, с вашим дебютом в McLaren в 2007-м?
Льюис Хэмилтон: Возможно. Шарль примерно на год моложе, чем я тогда. В молодости вы мечтаете попасть в Формулу 1 как можно скорее, а попав, мечтаете как можно быстрее выиграть у чемпиона. Шарль сейчас действует так же, так что всё действительно очень похоже. И он отлично справляется, выступая в Ferrari, где ожидания всегда высоки. Ему нужно продолжать в том же духе, тогда всё обязательно получится.

Вопрос: В вашем противостоянии с Алонсо в дебютном сезоне были два особенно ярких момента – квалификация в Монако, когда вы сказали, что быстрее, и в Будапеште…
Льюис Хэмилтон: Знаете, я всегда хотел честности, хотел иметь равные возможности с напарниками, где бы ни выступал. И потом я пришел в Формулу 1, а здесь порой у команд свои сценарии и приоритеты, а вашим напарником может оказаться многократный чемпион мира, требующий для себя статус «первого номера» – и вы вынуждены оставаться «вторым».

Это противоречило моей натуре, моему характеру, ведь я – гонщик. И я понимаю, что чувствует Шарль, поскольку в душе он считает себя лучшим или знает, что может им стать. Получая приказ команды, он внутренне протестует. Ему словно заслоняют свет.

К счастью, однажды в квалификации команда выпустила нас с равным количеством топлива – и я выиграл свой первый Гран При. И моя уверенность, мой протест усилились. Я знал, что хочу демонстрировать свою скорость каждый уик-энд.

Вопрос: Решив поддержать Феттеля, в Ferrari поступили верно?
Льюис Хэмилтон: Не знаю, это не моё решение. Для меня это значения не имеет. Они оба – мои соперники.

Вопрос: На следующей неделе исполнится 25 лет со дня гибели Айртона Сенны. Почему к нему с таким уважением относятся молодые гонщики, не заставшие его выступлений?
Льюис Хэмилтон: Не знаю, почему. Они видели записи его гонок. Сенна – культовый гонщик, настоящий гений. Я вырос на записях его гонок.

Вопрос: Герхард Бергер на днях сказал, что считает вас единственным, кто выступает на уровне Сенны…
Льюис Хэмилтон: Впервые слышу об этом. Я с уважением отношусь к Герхарду. Он гонялся вместе с Айртоном, был его хорошим другом – такие его слова многое значат для меня. Но для меня Айртон недостижим, это был совершенно уникальный гонщик, которому, став гонщиком, вы естественно стараетесь подражать.

Текст: . Источник: собственный корреспондент
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости