Клэр Уильямс: Лэнс Стролл заслужил место в команде

Клэр Уильямс и Лэнс Стролл

Клэр Уильямс, заместитель руководителя Williams, в интервью Auto Motor und Sport рассказала о том, в каких областях команде следует прибавить, а также объяснила, почему в Гроуве верят в дебютанта Лэнса Стролла.

Вопрос: Как здоровье сэра Фрэнка?
Клэр Уильямс: Теперь в норме, и сейчас он проходит длительную реабилитацию. Три недели назад мы смогли забрать его из больницы, ухаживаем за ним и надеемся, что он поправится. Вы же знаете, Фрэнк Уильямс – настоящий боец. Он собирается выздороветь как можно скорее.

Вопрос: Насколько важно для Williams закончить чемпионат на 4-м месте Кубка конструкторов?
Клэр Уильямс: Это действительно важно. Во-первых, из финансовых соображений, но это также вопрос самолюбия. Два сезона подряд мы занимали 3-е место в командном зачёте, поэтому не хочется откатываться слишком далеко назад. Но ещё до начала чемпионата мы понимали, что отстоять 3-ю позицию будет сложно. Поэтому для нас важно финишировать четвёртыми, но отыграться будет тяжело.

Вопрос: В чём ваши сильные и слабые стороны по сравнению с Force India?
Клэр Уильямс: У них очень качественный аэродинамический обвес, впервые он был представлен в Барселоне, и в Force India смогли с максимальной эффективностью его использовать. На трассе они практически всё делали правильно, тогда как мы допускали ошибки. Да и машина наша оказалась не настолько хороша, как мы надеялись. Причины этого мы анализируем до сих пор.

Дело не в каком-то конкретном просчёте, это сочетание целого ряда различных факторов. Также процесс модернизации, который шёл по ходу сезона, был недостаточно эффективным, технические новинки, которые мы привозили, не дали того прироста скорости, который обещали расчёты, сделанные в ходе аэродинамических исследований. Кроме того, нам пришлось раньше обычного свернуть программу модернизации, чтобы переключиться на разработку шасси для следующего года. Наконец, мы на пит-уолл тоже иногда ошибались, разрабатывая тактические схемы.

Вопрос: Но вам удалось решить проблему пит-стопов, и теперь в этой области ваша команда лидирует…
Клэр Уильямс: Да, пит-стопами мы можем гордиться. Фактор везения здесь ни при чём. На протяжении всего сезона мы были среди лучших. Мы знали, что у нас были проблемы в этой области, и смогли их решить. Поэтому я настроена оптимистично, ведь мы знаем наши слабые места. Это первый шаг к улучшению ситуации. Надеюсь, в 2017 году мы увидим первые позитивные перемены, а в 2018-м Williams будет выглядеть намного более уверенно.

Вопрос: В 2014-м и 2015-м вам удавалось опередить одну из трёх топ-команд. Это возможно в будущем?
Клэр Уильямс: Теперь это сложнее, чем было пару десятилетий назад, когда можно было на равных сражаться с командами, располагавшими более крупными бюджетами. Но я не думаю, что это невозможно, что для победы в чемпионате необходимо вложить сотни миллионов. Мы видели немало примеров, когда команды тратили колоссальные деньги, но не смогли выиграть ни одной гонки. Но мы должны работать лучше и быстрее, а также расходовать имеющиеся средства предельно рационально и расчётливо.

Вопрос: Сейчас такой команде, как Williams, стало сложнее находить необходимые деньги?
Клэр Уильямс: Так трудно, как сейчас, не было никогда. Моя работа именно в том и состоит, чтобы находить деньги, но с каждым годом это становится всё сложнее. На самом деле после кризиса 2008 года экономический климат не улучшился. Конкуренция на рекламном рынке очень высока. Всё заметнее растёт доля рекламы в цифровой сфере. Но жаловаться нет смысла, этим делу не поможешь, поэтому надо стараться преодолеть все эти сложности. Надо действовать умнее, активнее применять творческий подход.

Williams помогает наше технологическое подразделение, благодаря которому у нас появляются новые деловые партнёры, которые проявляют интерес к обеим сторонам нашей деятельности.

Вопрос: Деньги, которые зарабатывает технологическое подразделение, вы тоже можете использовать для финансирования команды Формулы 1?
Клэр Уильямс: Да, и это одна из причин, из-за которых мы расширяем сферу наших интересов. Всё это тоже становится новым источником доходов. В 2016 году прибыль технологического подразделения выросла вдвое, и это помогает поддерживать команду Формулы 1.

Вопрос: Почему вы так поздно подтвердили состав команды на 2017 год?
Клэр Уильямс: Мы определились с составом уже несколько месяцев назад, но затем вмешались определённые обстоятельства. Мы хотели, чтобы Лэнс Стролл выиграл титул в Формуле 3, затем началась серия выездных гонок, а мой отец заболел. Из-за всего этого подтверждение состава откладывалось на более поздние сроки, но наконец мы выбрали подходящий момент.

Вопрос: Лэнс Стролл, 18-летний новичок, дебютирует в чемпионате в сезоне, когда Формула 1 переходит на самые быстрые машины за всю её историю. Насколько велик риск?
Клэр Уильямс: Если не рисковать, вы ничего не добьётесь. Можно сказать, что Лэнс успешно сдал вступительные экзамены. Мы бы его не взяли, если бы не верили в него. Он заработал место в кокпите, в этом году выиграв больше половины гонок Формулы 3. Ближайшего преследователя он опередил на 185 очков. Это более чем убедительное преимущество. Что касается возраста, то Макс Ферстаппен пришёл в Формулу 1, когда ему даже 18 лет не было, и посмотрите, чего уже успел добиться.

Разумеется, смена состава всегда сопряжена с некоторым риском, особенно когда вы приглашаете столь молодого гонщика. Но это просчитанный риск. Конечно, Лэнс будет совершать ошибки, но мы постарались разработать для него столь интенсивную программу подготовки, какую прошёл мало кто из гонщиков.

Лэнс оказался одним из самых толковых молодых пилотов, кого я когда-либо встречала. Он очень быстро учится. За всё время он допустил лишь пару ошибок. Поэтому у меня нет ни малейших сомнений, что Лэнс будет показывать хорошие результаты. Williams – серьёзная команда, которая стремится вновь к победам в гонках. Мы не собираемся идти на компромиссы и не стали бы приглашать гонщика, который не готов к такой работе.

Вопрос: Можете рассказать поподробнее о его программе подготовки за рулём машины Williams 2014 года?
Клэр Уильямс: Я не могу углубляться в детали, но он уже ездил на ряде европейских трасс и продолжит работу на других автодромах, расположенных за пределами Европы. Всего он проедет до 8000 км за рулём машины Формулы 1. Этого должно быть достаточно, чтобы понять свою задачу, научиться взаимодействовать с инженерами, разобраться во всех рабочих процессах и процедурах, от пит-стопов до стартов.

Вопрос: Почему нужно сохранять в секрете подробности его программы подготовки?
Клэр Уильямс: Мы хотим оградить его от лишнего прессинга. Его ничто не должно отвлекать от работы. Слишком большой интерес к нему и к его истории, ведь дело не только в том, что он – талантливый гонщик, но и в том, что у него знаменитый отец.

Вопрос: Не секрет, что его отец очень богат. Насколько важно для Williams, что Лоуренс Стролл инвестирует в команду большие деньги?
Клэр Уильямс: На церемонии представления наших гонщиков я уже говорила, что деньги не были решающим фактором. В случае с Williams финансовые соображения вовсе не обязательно влияют на выбор состава. Да, надо признать, что у Лэнса были определённые преимущества, и никто не делал из этого секрета. Но то же самое можно сказать и о многих других гонщиках, которых поддерживали или состоятельные родители, или спонсоры.

Но Лэнс убедил нас именно своим талантом. Никакие деньги не помогли бы ему ехать быстрее. Но он добился успехов, выиграв несколько молодёжных серий вне зависимости от финансового положения своей семьи.

Текст: . Источник: Auto Motor und Sport
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости