Интервью с Густавом Бруннером

Вопрос: Господин Бруннер, не могли бы вы посвятить нас в некоторые детали испытательной программы "Тойоты"?
Густав Бруннер: Чаще всего мы проводим испытания в Ле-Кастелле - за закрытыми дверями и в большом секрете. Кроме того, мы уже выезжали на двух-трехдневные тесты на трассы, где проводятся Гран-при - в Имолу, Монцу, Барселону и в Маньи-Кур, где впервые смогли поработать сразу с двумя машинами. Очередная такая поездка состоялась в Сильверстоун и там у нас была уже и запасная машина. В сентябре мы планируем выехать в Австрию, где попытаемся полностью имитировать гоночный уик-энд: тренировки, квалификация, разминка и гонка. Там у нас будут Мика Сало и Алан Макниш, две машины и полноценное обслуживание со стороны "Мишлен".

Вопрос: Это будет очень интересное зрелище. Оно будет открыто для публики или нет?
Густав Бруннер: Будет обеспечена максимальная секретность. "А-1 Ринг" будет закрыт герметично. Это будет полномасштабная проверка для всей команды: логистиков, механиков, специалисты, работающие в боксах, должны точно представлять, как это будет выглядеть в реальных гоночных условиях. Во время тестов в Ле-Кастелле мы используем три больших бокса - как после этого наша команда приспособится к работе в более стесненных условиях. Попутно мы будем учиться менять стратегию гонки, проводить пит-стопы итак далее. Но все будет тщательно засекречено.

Вопрос: Как много "Тойота" прошла на тестах?
Густав Бруннер: Тысячи километров. В какие-то дни мы наматываем по 70-80 кругов, в другие по 30-40 - когда меняем двигатель или испытываем что-то, программное обеспечение, к примеру. В среднем этого около 500 километров в день.

Вопрос: И вы уже используете "старт-контроль" и "трэкшн-контроль", проверяете каждую мелочь?
Густав Бруннер: Естественно, что наша программа покрывает буквально все. Но мы не обо всем рассказываем.

Вопрос: И каковы последние результаты?
Густав Бруннер: Двигатель весьма неплох, шасси нас теперь беспокоит меньше, тем более, что мы его постоянно дорабатываем. Я уже работаю над новым шасси, которое будет полностью готово для испытаний в начале2002 года.

Вопрос: Но вы по-прежнему избегаете прямых сравнений со своими соперниками. Что вы на это скажете?
Густав Бруннер: Двигатель вполне выдерживает сравнение с соперниками - я имею в виду, естественно, не Minardi, а ведущие команды. По этой позиции мы выглядим очень неплохо.

Вопрос: 18,200 оборотов, как у BMW? 850 лошадиных сил?
Густав Бруннер: Я не знаю, но могу сказать, что отзывы гонщиков весьма позитивны.

Вопрос: Но вы все же планируете провести прямое сравнение с соперниками на тестах? Когда и где это может произойти?
Густав Бруннер: Во время последней тестовой сессии, разрешенной ФИА в этом сезоне. То есть, 6 октября, в последний день этой сессии перед запретом на проведение испытаний.

Вопрос: Кое-кто уже высказал свои возражения в связи с тем, что "Тойота" собирается работать и в условиях запрета. И не на спортпрототипах, а на шасси другого класса...
Густав Бруннер: "Тойота" - дебютант чемпионата и это правило на нее не распространяется. До тех пор, пока мы не стали участниками чемпионата, мы не можем считаться командой "Формулы-1". Мы воспользуемся этой маленькой поблажкой. Я надеюсь, что мы до этого сможем тренироваться несколько больше - так и происходит. Мы - маленькая команда, начинающая и потому должны тренироваться. Но не все с этим согласны и на нас сейчас давят.

Вопрос: Как и за то, что японцы хотят сманить к себе несколько ключевых специалистов из других команд?
Густав Бруннер: Это тоже не совсем правильно. Один из наиболее известных в мире Формулы-1 специалистов - Лука Марморини, бывший моторист Ferrari. Но он работает у нас уже довольно давно.

Вопрос: Насколько успешно вы сотрудничаете с японцами?
Густав Бруннер: Я всех их давно знаю. Он прекрасно понимают, что впереди у них долгая дорога, что Формула-1невероятно трудна. Все идет точно по плану и это касается в том числе и структуры команды - она молода и постоянно растет. У нас уже 560 сотрудников - это звучит сильно, но ведь мы делаем и шасси, и двигатель, и трансмиссию - буквально все. Так что, нам еще нужны специалисты.

Вопрос: Каждая команда Формулы-1 должна внести депозит в сумме 36 миллионов долларов плюс ежегодный регистрационный взнос в 250 тысяч. Ваш бюджет, ваш персонал - все это выделено на неопределенный срок?
Густав Бруннер: Нет, конечно. Бюджет контролируется. Ове Андерссон, один из наших больших начальников, президент компании, возможно, станет нашим спортивным директором. Андрэ де Кортэнз, покинувший нас, никогда не руководил командой, он был техническим директором.

Вопрос: Вы сказали, что "Тойота" проводит свои тесты в условиях секретности. А когда вы сами появитесь в паддоке, чтобы понаблюдать, "пошпионить"?
Густав Бруннер: На это нет времени. Возможно, позже - к примеру, в Монце.

Вопрос: Ваши споры с хозяином "Минарди" Полом Стоддартом из-за вашего неожиданного перехода в "Тойота" уже разрешены?
Густав Бруннер: По-моему, тема давно исчерпана, поскольку я не слышал никаких новых заявлений. В общем-то это и не было проблемой контрактных отношений, а скорее, личных. Его задело то, что я ушел.

"Kicker" 22.08.2001. Перевод: Андрей Ларинин
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости