Эрик Булье: "У нашей команды отличное будущее"

Эрик Булье

Сезон Lotus Renault GP начался с подиумов в Австралии и Малайзии, но закрепить успех не удалось, а в трех последних Гран При команда и вовсе не заработала очков. В интервью официальному сайту руководитель команды Эрик Булье подвёл итоги сезона, комментировал ситуацию с Робертом Кубицей и говорил о планах на будущее.

Вопрос: Эрик, что сейчас происходит с Lotus Renault GP?
Эрик Булье: О какой проблеме вы говорите?

Вопрос: Команда хорошо начала сезон, но с тех пор ситуация ухудшилась…
Эрик Булье: Мы не раз говорили, что наша инновационная выхлопная система не работает на низких скоростях, поэтому возникло множество проблем на трассах с медленными поворотами. В Монако, Будапеште, Сингапуре и Абу-Даби мы столкнулись с огромными сложностями из-за того, что система выхлопа работала неэффективно. Там мы ничего не могли сделать - машине не хватало прижимной силы, а в Индии, Японии или Спа она иногда оказывалась быстрее остальных. Впрочем, и по другим причинам, не связанным с эффективностью R31, нам не всегда удавалось заработать очки.

Вопрос: Команда пошла на риск, разработав систему переднего выхлопа. На какие результаты вы рассчитывали?
Эрик Булье: Если бы эта идея сработала, не сомневаюсь, мы бы постоянно боролись в четверке сильнейших. Дело в том, что на некоторых трассах система недостаточно эффективна. Мы знаем, что машине подходят скоростные и среднескоростные повороты, где мы получаем необходимый уровень прижимной силы, но в шиканах передний выхлоп не работает.

Вопрос: Будете ли вы использовать эту систему в следующем сезоне?
Эрик Булье: Мы извлекли урок из своих ошибок. У нас были причины на то, чтобы использовать инновационный подход. На самом деле, я пошел на риск, когда поддержал технического директора команды Джеймса Эллисона, предложившего мне это решение.

В команде шла реструктуризация, а цель Genii заключалась в том, чтобы выиграть титул, но стать чемпионами не на один год, а выиграть титул в качестве признанной топ-команды. Red Bull Racing потребовалось пять лет, чтобы оказаться на вершине. Кроме того, когда в команде происходят изменения, нужно стимулировать творчество сотрудников, а в этом году нам представилась возможность попробовать что-то новое. Мне кажется, что если бы не авария Роберта Кубицы, ситуация оказалась бы совершенно иной.

Вопрос: Значит, вы наказаны за чрезмерно инновационный подход? Существуют ли положительные моменты, на которые вы будете опираться в будущем?
Эрик Булье: Да, мы многое узнали, мы понимаем, что нужно очень осторожно относиться к изменениям в регламенте и к процессам, которые в этом задействованы.

Наша концепция базировалась на одном варианте системы выхлопа, мы должны были его пересмотреть до Гран При Великобритании, а в результате потеряли восемь недель. Надо найти баланс. Возможно, мы слишком далеко зашли с инновационной системой и теперь расплачиваемся за это. Однако нам удалось добиться серьёзного прогресса внутри команды. Мы выиграли за счет этого опыта. Пусть он оказался ошибочным, но мы сможем воспользоваться этим в будущем.

Вопрос: Вы уделили столько внимания инновациям, рассчитывая быстрее пробиться в число топ-команд?
Эрик Булье: Нет. Мы приобрели команду, в которой работают отличные специалисты. Однако если люди давно сотрудничают, иногда творческий процесс замедляется. В этом случае, чтобы снова их расшевелить, нужно пойти на риск, предоставить свободу творчества. Это либо работает, либо нет. Сначала это сработало, затем возникли новые проблемы. Тем не менее, в целом, это был неплохой опыт.

Вопрос: В 2012-м ваша новая машина станет более консервативной?
Эрик Булье: Нет, это стало бы ошибкой. Возможно, мы не будем использовать столь радикальные решения, но мы точно не собираемся применять консервативный подход. Я хочу, чтобы инженеры сохранили дух соперничества, но, возможно, мне придется больше их контролировать.

Вопрос: Вы довольны работой гонщиков? Бруно Сенна оправдал ваши ожидания?
Эрик Булье: Да, я так считаю. Частью нашего плана возвращения в число топ-команд было приглашение очень быстрых молодых пилотов, которые оказались бы в центре внимания. Пока Бруно оправдывает ожидания, но теперь мы должны понять, сможет ли он, да и Виталий Петров, добиться более высоких результатов в будущем. Наша цель – стать топ-командой, в которой выступают высококлассные гонщики.

Вопрос: Обычно в Renault выступал один из известных гонщиков. Каким окажется состав команды в следующем году?
Эрик Булье: Если немного приоткрыть завесу тайны, мне бы хотелось, чтобы через два или три года в команде выступал не один знаменитый гонщик, а два. Я хочу, чтобы они боролись с Себастьяном Феттелем и Марком Уэббером, Льюисом Хэмилтоном и Дженсоном Баттоном.

Да, я хочу, чтобы у нас работали два известных пилота, поэтому наша цель – подписать с ними контракт к 2014 или даже к 2013 году. Мы знаем, что в следующем сезоне реструктуризация команды продолжится, но пока она недостаточно сильна, чтобы привлекать именитых гонщиков. Кроме того, рынок пилотов на 2012 год уже закрыт, поэтому наша приоритетная задача – построить быструю машину, на которой знаменитый пилот мог бы выигрывать гонки. Мы должны действовать в таком порядке, а не наоборот, хотя я согласен с тем, что опытный пилот, несомненно, поможет сделать машину лучше.

Вопрос: Как обстоят дела с Робертом Кубицей? Вы предъявили ему ультиматум, поскольку не можете ждать вечно?
Эрик Булье: Ситуация с Робертом проста. У нас есть этическая обязанность предоставить ему шанс. Будет ли принято решение о составе в октябре или ноябре, ничего не изменится, поскольку рынок пилотов закрыт. Я жду, пока он сообщит мне о своем самочувствии. Кроме того, для меня важна его заинтересованность.

Помимо этого, мы должны составить план действий на тот случай, если его восстановление пойдет не так, как мы рассчитывали. Я не хочу, чтобы команда пострадала. В этом году у нас начались проблемы именно из-за его аварии, и если он не сможет вернуться в гонки, то должен поставить нас в известность.

Вопрос: Когда вы примете решение?
Эрик Булье: Скоро, очень скоро. Я уже перестал быть заложником ситуации. Генеральный план уже готов, поэтому я больше ничего не жду. Все, что мне нужно – он должен мне сказать: «Да, я могу это сделать» или «Нет, я не могу это сделать». Команда ждёт, машина готова к тестам, а если они не начинаются, значит, Роберт ещё не готов. Как только это произойдет, мы окажемся свидетелями очень эмоционального момента – гонщик должен убедиться в том, что способен пилотировать машину, как психологически, так и физически.

Вопрос: Существует ли план того, когда он сможет снова приступить к тестам?
Эрик Булье: Нет, пока никакого плана нет.

Вопрос: Что вы скажете о Романе Грожане? В дебютном сезоне ему было непросто выступать в одной команде с Алонсо, но многие считают, что сейчас он способен добиться высоких результатов. Вы рассматриваете его кандидатуру?
Эрик Булье: Роман – часть нашего плана, мне бы хотелось, чтобы он сел за руль, если Роберт не сможет вернуться. В 2009 году Роман действительно не был готов к Формуле 1 и, безусловно, обжёгся. При этом у него были неплохие выступления: он уступал Фернандо всего лишь три десятых, хотя в то время машина была недостаточно быстра, что ещё больше осложняло задачу молодому пилоту. Участвуя в свободных заездах по пятницам, Роман показывает, что способен добиваться успеха и предоставлять хорошую обратную связь. Конечно, у него есть талант – в этом все убедились. Моя работа – подготовить его к дебюту в Формуле 1.

Вопрос: Если Роберт не вернется, его место может перейти к Грожану?
Эрик Булье: Конечно! Я не скрываю этого уже не несколько недель, а несколько месяцев. Если Роберт не вернется, Роман, несомненно, занимает одно из первых мест в этом списке.

Вопрос: Вы продолжите использовать двигатели Renault в следующем сезоне? Как это поможет французу Грожану оказаться в кокпите?
Эрик Булье: Это никак не связано. Срок действия контракта с Renault истекает в конце 2013 года. Пилот и двигатель – совершенно разные вещи.

Вопрос: Если оглянуться назад, вы сожалеете о расставании с Ником Хайдфельдом?
Эрик Булье: Без комментариев.

Вопрос: Что вы скажете о Кими Райкконене?
Эрик Булье: Что я могу о нем сказать? Я только что объяснил, как мы хотим поступить с составом пилотов в следующем сезоне. Да, мы общались с Райкконеном. Посмотрите на этот звонок – это его менеджер связывался со мной.

Вопрос: Если бы вам пришлось описать этот сезон в нескольких словах, как бы вы его охарактеризовали с точки зрения команды?
Эрик Булье: Полное разочарование. Мы не смогли добиться результатов, на которые рассчитывали, но надеемся, что в будущем сможем извлечь уроки из этого опыта.

Вопрос: В следующем году команда будет называться Lotus. Вы сохраните раскраску машин?
Эрик Булье: У нас будут новые названия шасси и команды. Возможно, через две или три недели мы расскажем о своей стратегии и обо всем, что с ней связано. Тогда вы узнаете долгосрочные планы команды – у нее отличное будущее.

Текст: . Источник: официальный сайт чемпионата
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости